Анастасия Прокопенко: Переживания в прошлом

Анастасия ПРОКОПЕНКО с личным тренером А.Д. Ткаченко. Фото Сергея Козельского

На недавно завершившемся чемпионате мира по современному пятиборью в Каире белоруска Анастасия Прокопенко завоевала бронзовую медаль, чем привела в восторг многих белорусских болельщиков.

Для нашей соотечественницы пьедестал в стране пирамид и сфинксов стал вторым за нынешнее лето: на континентальном форуме, который проходил в Минске и Ратомке, Прокопенко завоевала золотую медаль. После прилёта в Минск Анастасия около получаса общалась с журналистами, подробно рассказав о соревновательных процессах, спорах с судьёй и не дающем прохода назойливом населении египетской столицы.

— Насколько тяжёлым получился чемпионат мира с точки зрения климатических условий?

— Честно говоря, мы уезжали, когда в Минске было 34-35 градусов, и по прилёте в Каир мало что изменилось. Конечно, не показала в фехтовании тот результат, на который надеялась, и который хотела видеть. Вмешались небольшие психологические проблемы, немного распсиховалась. На следующий день поняла, что нужно просто собраться и сделать то, что могу. А что из этого получится – время покажет.

— Готовились к худшим погодным условиям или всё было ожидаемо?

— Всё оказалось так, как мы планировали: 37-40 градусов. Наш врач – Наталья Офицерова — сказала, что и к такому можно приспособиться: пили изотонические напитки, регидроны, витамины, кальций. В течение дня употребляли то, что она порекомендовала, поэтому египетская жара никак на здоровье не отразилась.

— Чем ещё отличаются соревнования в привычных погодных условиях от подобных полуэкстремальных?

— В принципе, я не скажу, что разница большая. Достаточно тренироваться в жаркую погоду, а отдыхать в прохладе. В таком случае перепады температур сильно не влияют. Также немаловажно самовнушение: если постоянно будешь держать организм в форме и говорить себе, что заболеть никак нельзя, то всё будет хорошо.

— Чего больше всего опасались?

— Теплового удара. Не хотелось, чтобы повторилась ситуация, которая произошла на чемпионате мира в Берлине. Я тогда хорошо проплыла, но после фехтования начало шатать из стороны в сторону, в итоге меня сняли с соревнований.

— То есть не впервые приходилось соревноваться в подобных условиях?

— Конечно. В Мехико, в Каире уже ранее выступали. Просто нужно понимать, где ты находишься. Меньше находиться на жаре или же прикрываться полотенцем, кепкой, постоянно носить с собой прохладную воду.

— В первой дисциплине вас, такое ощущение, не рассматривали в качестве фаворита…

— Потому что сами египтяне не знали, кто на что способен. В последние годы, как я родила второго ребёнка, было очень сложно восстанавливаться. Не так хорошо бегала, стреляла. Наступила полная раскоординация. Никак не получалось выступать хорошо во всех видах. Но постепенно пришла в себя: сначала подтянула плавание, потом верховую езду, потом стрельбу, потом фехтование и в конце – бег. В итоге всё это сложилось так, что сейчас выступать очень легко.

— Вы упоминали, что во время фехтования у вас случился психологический срыв. С чем он был связан?

— Сопернице присудили укол, которого не было, и я эмоционально поспорила с судьёй.

— Не боялись санкций?

— Нет, не было ничего такого. Мы словесно спорили. Я утверждала, что укола не было, моя соперница – обратное..

— Со стороны может показаться, что фехтование – это не такой эмоциональный вид…

— Очень даже эмоциональный! Когда наносишь хороший укол, у тебя такой взрыв наступает, что ты просто орёшь! Это то же самое, что шайбу забросить. А в этой ситуации всё наоборот: я защищалась, соперница в падении угодила шпагой в пол, а судья этого не заметил. И спортсменка начала утверждать, что она попала в меня. Сказала ей «Ты никак не могла уколоть, потому что я находилась слишком далеко!». Вызвали заместителя главного судьи. Он посоветовался с арбитром, который сказал, что укол был. Я расплескала эмоции на эту ситуацию, и дальше фехтование просто провалила. Но это будет мне уроком.

— Не пора ли вводить видеоповторы, как в футболе?

— Есть такой вариант. Но для этого кто-то должен был снимать поединок на видео. Может быть, тогда эпизод решился бы в мою пользу. Но случилось как случилось.

— Перед последним видом вы были на 14 позиции. Насколько это критично?

— Разрыв был небольшой. Честно говоря, могу отыгрывать и более серьёзные отставания. На чемпионате Европы стрельба удалась лучше, поэтому, наверное, в Ратомке и было «золото», в Каире – «бронза». Безусловно, есть понятие пика формы, которого я достигла на континентальном форуме. Благодаря тренерам и своему настрою, на то, что на «мире» тоже нельзя ударить в грязь лицом, мне удалось сохранить тонус и выиграть «лазер-ран». Это позволило по итогам оказаться на третьей итоговой позиции. Если бы стрельба удалась лучше, то могла бы и вовсе подняться на высшую ступень пьедестала.

— Прошёл год после Олимпиады в Рио. Вы уже думали над тем, чего ждёте от текущего олимпийского цикла? На что будете рассчитывать в Токио-2020?

— Рассчитывать можно на многое. Все в команде, в принципе, равны. Единственное, что нужно, это выступить на своём уровне. Нельзя нигде проваливаться. Тогда можно надеяться на медаль или даже на победу.

Фото Сергея Козельского

— Впереди, в 2019 году, Европейские Игры, в программу которых могут включить современное пятиборье. Какие в связи с этим ожидания?

— Да, пока наш вид не включён в программу Евроигр, однако наша федерация вместе с российской, польской и многими другими борются за то, чтобы пятиборцев допустили к участию. Очень обидно, потому что, например, баскетбол 3х3 включили в список видов спорта, а дисциплину, которая издавна считается олимпийской, пока ещё нет. Это совершенно неправильно. Нам говорят, что, может быть, современное пятиборье и будет на Играх, но конкретики пока нет. Я хотела бы выступить. Потому что это пройдёт перед Олимпиадой в Токио. Можно посмотреть, кто в какой форме находится. Да и, тем более, соревнования будут проходить дома.

— С приходом польсокого главного тренера Вальдемара Дариуша де Макая в команде появились какие-либо новшества?

— Он очень сильно сплотил команду. Мы друг за друга в радости и в беде. Постоянно поддерживаем партнёров. Нужно что-то принести – обязательно поможем. Делаем всё друг для друга. Раньше, наверное, такого не было. Мне так кажется. К тому же Вальдемар таким образом построил процесс, что он работает как организатор, а наши тренера помогают и не распыляются на бумажную работу.

— Всё чаще белорусы слышат о медальных подвигах пятиборцев. А внутренняя конкуренция стала выше?

— Да, девочки подтягиваются. Бежать стали намного лучше. Плавают, фехтуют хорошо. Мы стали одной большой и очень сильной командой, в которой все друг за друга. Радуемся каждому кубку, медали, любым успехам.

— Есть у нас вид, который считается для белорусской команды не самым успешным и тот, где мы на ведущих ролях?

— В верховой езде мы всегда давали фору. То же можно сказать и о фехтовании, особенно в последнее время, когда девочки прибавили в результатах. Думаю, в будущем показатели будут очень неплохие. В стрельбе выступаем не хуже. Может быть, недобираем пока в беге. Стоит нам поднять планку на уровень «выше среднего» — и нашей команде не будет равных.

— Звучит оптимистично.

— Да, достойных спортсменок в команде хватает. Думаю, что благодаря им, я и попадаю на пьедесталы. Если бы не было конкуренции, то, может быть, я и не рассчитывала бы на такие успехи и победы.

— Атмосфера соревнований на африканском континенте сильно отличается от европейских стартов?

— Практически ничем. Чемпионат мира есть чемпионат мира. Туда всегда приезжает много сильных спортсменов. Интересно, что в этом году мировой форум проходил на новой базе, которая является частью недавно возведённого района. Поэтому за нас приходили болеть весьма состоятельные люди. Условия были очень хорошие: всё близко, мы пешком могли пройти от отеля и поболеть за ребят, сходить куда-то покушать, отдохнуть. Конечно, тяжеловато бежать по песку. Поэтому победа на такой непростой трассе стоит дорогого. Считаю, что находилась в хороших кондициях. Тем не менее, полностью адаптировалась только на седьмой день, поэтому стреляла немного хуже, чем на «Европе». Лошади содержались в шикарных условиях. Мне кажется, что они там живут лучше, чем люди. (Смеётся)

— В плане логистики и инфраструктуры Каир можно сравнить с Минском и Ратомкой?

— Нет. Потому что у нас всё в целом намного комфортнее: хорошие дороги, нет пробок постоянных, суетливых людей не так много. В Каире же пристают, как банный лист. И не отдерёшь! При этом не понятно, чего они все хотят. А логистика, конечно, в столице Египта на очень хорошем уровне. Конечно, если мы селимся в Минске во время соревнований в «Славянской» или в «Спорт Тайме», то тоже очень удобно.

— Есть история про навязчивое местное население?

— Конечно! Те же волонтёры. Например, собираемся в торговый центр, а они с нами. Спрашиваем «Зачем? Мы уже десятый раз в Каире!». На самом деле, знаем в этом городе всё. Даже как с таксистами торговаться. Но волонтёры всё равно с нами. И, получается, мы должны платить не за одно такси, а за два. И от них никак не отвязаться! Слава богу, позже как-то сели в одну машину, помахали рукой и удрали! Потом волонтёры звонят, говорят, дайте нам 100 фунтов на такси. Это вообще как понимать? Они волонтёры, а мы им должны такси оплачивать.

— А как в целом отношение к спортсменам?

— Хорошее. Понятно, что мы около бассейна ходим в купальниках, топиках. И, несмотря на то, что страна мусульманская, египтяне к этому относятся с пониманием. Потому что знают, что у нас другая культура.

— Два турнира за одно лето — чемпионаты мира и Европы – это не слишком?

— Я не ожидала, что всё так получится: завоевать «золото» на континентальном уровне и «бронзу» — на планетарном. Конечно, хотелось этого. Мне удалось собрать все силы, в том числе и душевные на эти два старта. Раньше из-за переживаний многое не получалось, но это уже в прошлом!

683 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.