балтиканонс
Хотели хорошо, оказалось-ошеломляюще

С 7 по 9 июля в городе над Бугом  прошли Х Балтийские игры. В них принимали участие 1289 юношей и девушек в возрасте от 13 до 17 лет из восьми стран Балтийского региона – Беларуси, Германии, Латвии, Литвы, Польши, России, Швеции и  Эстонии. Было разыграно 186 комплектов наград. Белорусская команда завоевала 258 медалей, из которых 130 – высшей пробы.


Игорь Криушенко и Людас Румбутис (фото Сергея Козельского)мин
Расширяя кругозор

10 июля сборная клубов Беларуси собралась в Минске в рамках подготовки к матчам Кубка Короля, который пройдёт в Таиланде.

 


баскетанонсы
Два шага на пути в элиту

 

Девушки из нашей «молодёжки» стартовали на чемпионате Европы (U-20) в дивизионе «В» с двух побед. В субботу команда Ольги Подобед взяла верх над румынками (70:68), в воскресенье были повержены хорватки (79:72). Особенно напряжённым получился первый матч. По ходу второй четверти белоруски нарастили преимущество до «+18» (38:20), после чего, как казалось, оставалось просто спокойно довести дело до победы. Однако без нервотрёпки не обошлось. Соперницы сумели вернуться в игру, а за 5 минут до её завершения и вовсе вели «+3» (66:63). Благо, концовка осталась за нашими девчонками…


100(12838)



Жирная точка короля спринта.

Чего не занимать этому парню, так это целеустремлённости. Стоило ему на чемпионате мира 2014 года в Москве пробиться в шестёрку сильнейших, как он стал грезить ни много ни мало — о… победе на следующем форуме. В межсезонье тогда отпахал так, что уже весной главный тренер национальной сборной Владимир Шантарович по секрету рассказал о нашей тайной козырной карте: мол, парень прибавляет на глазах, имеет лучший в мире средний ход и главное – верит в себя. Поэтому триумф Артёма КОЗЫРЯ в спринтерской каноэ-одиночке в Милане-2015 оказался сенсационным для всех, но не для нас.

Узнав его сладкий вкус, минский гребец загорелся ещё более дерзкой идеей – покорить самую труднодоступную спортивную вершину – Олимп, причём непременно в Рио, ведь уже тогда поговаривали, что его любимой «двухсотки» в Токио, скорее всего, не будет.

А в Бразилии, как убедился в ходе тест-регаты, и канал понравился, и погода: левый встречный ветер для него идеально подходил.

И поэтому готовился Артём к Играм-2016 как к главным стартам жизни. Работал по индивидуальному плану, согласно которому выезд в апреле на сбор во Францию не предусматривался. И когда на нём наша сборная подверглась обыскам и облавам со стороны антидопинговых служб, после чего в прессе  стали появляться голословные и абсолютно нелепые обвинения, не раз подумалось, что уж, по крайней мере, Козыря Господь от лишних стрессов уберёг. Тем более что все его  допинг-пробы были отрицательными. Но не тут-то было. Чиновников Международной федерации каноэ истина не интересовала. Несмотря на полное отсутствие каких-либо доказательств нарушения белорусами антидопинговых правил, они приняли решение о годичной дисквалификации всей нашей мужской сборной, включая и Артёма, жизнь которого, казалось, была пущена под откос.

Он и сейчас не может понять, как такое могло произойти. И, наверное, ещё долго не смирится с тем, что его ни за что ни про что лишили железного шанса осуществить заветнейшую мечту – выиграть Олимпиаду. А в том, что Артём не упустил бы его, мы убедились на прошлой неделе. На чемпионате мира в чешском городе Рачица он убедительно доказал, что по-прежнему остаётся королём спринтерской каноэ-одиночки. На меньшее, как признался в эксклюзивном интервью «СП», спортсмен и не рассчитывал.

Не имея другого выхода

— Я очень рад, что смог защитить чемпионский титул. Тем более что в 2016-м оказался без вины виноватым. Я обязан был доказать, что меня незаслуженно наказали, не дав выступить в Рио, что остаюсь сильнейшим в этой дисциплине.  

— В спринте главное – не прозевать старт…

— В моём случае – особенно. Я знал, что если удастся вместе со всеми сорваться, тогда точно победу не упущу. Потому что средний ход у меня хороший, а со стартом бывают проблемы. Но в Рачице обошлось без них. Гонка и по моим внутренним ощущениям сложилась хорошо, и просмотр видеозаписи финала в этом убедил. На подводящем сборе в Рачице у меня немного, было, техника подломалась – из-за того, что неделю никто за мной не присматривал, не указывал на ошибки. Но приехавшие затем Олег и Игорь Радомские помогли всё исправить.

— В Чехии вы прошли дистанцию на полсекунды быстрее, чем в Италии…

— Здесь и погода была другая, и вода. А они отражаются на результате. Но 38,1 – это действительно хорошие секунды, при том что неофициальный мировой рекорд в нашем виде, насколько помню, — 37,4 секунды.

— Перед тем как завоевать первый титул, вы, как рассказывали, видели вещий сон, а сейчас были предчувствия?

— Скорее – внутренняя уверенность в том, что своего не упущу. Где-то за месяц до старта в Рачице как-то шли с ребятами и я сказал — вот увидите: я выиграю мировое «золото». На самом деле у меня и выхода другого не было. Во-первых, я был слишком зол из-за прошлогодней несправедливости. Во-вторых, прежде чем переключиться на «тысячу», хотелось поставить жирную точку в спринте, доказать, что я не какой-то Калиф на час, но и сегодня остаюсь сильнейшим.

— А если положить на одну чашу весов миланскую победу, а на вторую – рачицкую, какая из них перевесит?

— Конечно, вторая, она намного тяжелее далась. В Милане я хоть и стремился к этому, но был тёмной лошадкой. А здесь — одним из фаворитов: от меня все ждали медали. А это серьёзный груз ответственности. Несмотря на то, что 2015-й был предолимпийским и требовалось завоёвывать лицензию, сейчас давление чувствовалось больше. Но я не могу сказать, что нынешняя виктория в связи с этим ценнее, они обе одинаково дороги. Эмоции их сопровождали, кстати,  разные. Тогда я впервые добился триумфа. И, естественно, радовался, как мальчишка. А сейчас словно как последний бой, который  обязан был непременно выиграть. Тут радость с болью перемешаны. Получится ли у меня ещё что-то завоевать на «двухсотке», не знаю, ведь собираюсь постепенно переходить на «тысячу», которая требует совсем другой подготовки.

— И останетесь в одиночке?

— Да, только в ней. Мысли о двойке не допускаю.

Кто-то уходит, кто-то приходит

canoephotography.com

— Артём, а отношение со стороны соперников из-за того, что попали под общую гребёнку, к вам изменилось?

— Нет, не заметил, чтобы кто-то начал косо смотреть. Все знали, что на том сборе во Франции меня вообще не было. Поэтому, наоборот, проявляли сочувствие. Может, за спиной какие-то подозрения высказывали, но не в лицо. По крайней мере, мои коллеги-спринтеры, как показалось, искренне переживали. Да и не только они, но и байдаристы.

— Нужно признать: состав конкурентов у вас заметно изменился, из прежних остался разве что россиянин Алексей Коровашков…

— Смена поколений в любом виде периодически происходит. Я специально обратил внимание на возраст соперников. Оказалось, что старше меня были только пару человек, а ведь мне ещё только 27. Хотя, по большому счёту, совсем ушли только украинец Юрий Чебан и азербайджанец Валентин Демьяненко. Просто, поскольку дистанция потеряла олимпийский статус, от неё чех Мартин Фукса и бразилец Куэйрос Дос Сантос отказались. А куда делся китаец Киань Ли, не знаю.

— Проигрыш для иранца Аделя Мойаллалимогхадама в квалификации стал чем-то вроде холодного душа?

— А я не впервые ему на предварительной стадии уступил. Не знаю почему. Видимо, настроя не хватает. Зная, что у меня ещё будет полуфинал, иду без должного куража. В квалификации, кстати, ужасно взял старт, в следующем круге — лучше, а в финале — отлично. Объясню это отчасти тем, что за весь сезон выступил только на одной международной регате – на этапе Кубка мира в Сербии и потом – на планетарном форуме. А это очень мало. Поэтому полуфинал стал не лишней, а необходимой гонкой.

— От грузина Зазы Надирадзе такой прыти тоже не ожидали?

— Для меня его прорыв как раз не стал сюрпризом. Он вместе со своим тренером приезжал к нам в Брест на сбор. И я видел, что парень прогрессирует. Это и чемпионат Европы подтвердил, где Заза  стал бронзовым призёром.

Шок на домашней регате

— Лишь один международный старт у вас состоялся из-за того, что в разгар сезона умудрились заболеть?

— Да, где-то простыл. В связи с этим перед нашим внутренним отбором пришлось принимать антибиотики. А они заметно ослабляют организм, что на национальном чемпионате и почувствовал. Гонки на нём тяжело дались.

— Главный тренер сборной Владимир Шантарович болезнь считает исключительно халатным отношением к собственному здоровью. Влетело сильно?

— Да, по головке не погладили…

— В итоге на чемпионат Европы не попали…

— И сам в этом виноват. Есть положение: кто выиграл, тот и поехал. Другое дело, что у Максима Петрова в спринте шансов не было, не готов он к нему. Но, как я понимаю, его амбиции сыграли не последнюю роль. Впрочем, для меня это было, наверное, к лучшему. По крайней мере, я нормально восстановился и приступил к тренировкам.

— Для вас самого проигрыш на национальной регате на любимой «двухсотке» стайеру стал шоком?

— Ещё каким! Считаю, если ты чемпион мира, то у себя в стране должен в любом состоянии побеждать. Эта неудача меня, скажем так, немножко разозлила.

— А готовились вы нынче с кем?

— Вообще у меня два личных тренера – Геннадий Леонидович Лисейчиков  и Георгий Владимирович Юхнович, с которыми работаю дома, в Минске. В Бресте мне обычно помогают Олег и Игорь Радомские. Кроме того, хочу отметить огромный вклад в мой успех нашего биомеханика, кандидата педагогических наук из Бреста Игоря Михуты, который и видеоролики снимал, чтобы я потом мог посмотреть на себя со стороны, и помогал выставлять все упоры с целью найти оптимальное положение в лодке. Готовился же я по плану 2015 года.

— Вы по-прежнему выступаете на каноэ фирмы «Пластекс» или пересели на «Вайду», которую предлагали попробовать?

— Я пробовал, но менять ничего не стал. На польской лодке у меня лучше получается. Однако, если появится что-то подходящее именно мне на «Вайде», соглашусь перейти на эту фирму. Название для меня не принципиально. То же касается и весла. Те самые Радомские не так давно дали новое весло, которое очень понравилось. Мне им комфортно грести, так зачем отказываться? Благо сейчас есть из чего выбрать, инвентаря производят много.

— В «Звездной регате» в центре Минска 2 сентября собираетесь участвовать?

— Да, обязательно. Признаться, ещё толком не знаю её программу. Пойду «двухсотку». Вроде не исключается, что конкуренцию в этих первых соревнованиях в центре столицы нам составят и зарубежные титулованные гребцы – упомянутые выше Алексей Коровашков, Мартин Фукса. Думаю, будет интересно.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *