Василий Руденков – он наш, он любим!

И не надо даже спорить! Точно! Что бы кто ни говорил, но столичный снобизм был, есть и, к сожалению, наверное, будет. Причём порой он выливается как в причудливые, так и в обидные для провинции формы. Например, вспомним мы в Минске о каком-нибудь легендарном спортсмене второй половины ХХ века, начнём почёсывать голову, вновь переживая его тривиальную для советских времён, а нынче в чём-то парадоксальную судьбу, и приходим к ложным, действительно, подчас обидным выводам. Мол, позабыт, позаброшен. Да и вообще-де память о великом человеке почти стёрлась.

Но это взгляд из столицы, которая частенько грешит быстротой и поверхностью суждений. А если копать по-настоящему, то быстро начинаешь удивляться, а заодно краснеть за прошлые заблуждения. Ибо убеждаешься как в надуманности, так и в бессмысленности предыдущих выводов. Ярчайший пример – Василий РУДЕНКОВ.

 


БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Василий Васильевич РУДЕНКОВ родился 3 мая 1931 года, Жлобин, БССР, СССР. Умер 2 ноября 1982 года. Похоронен в родном Жлобине. Выдающийся советский метатель молота, олимпийский чемпион-60, заслуженный мастер спорта СССР.

В 1952 году белорусский метатель молота Михаил Кривоносов стал чемпионом СССР, чем произвёл колоссальное впечатление на молодого Василия. Руденков также занялся данным видом спорта под руководством Евгения Шукевича. В 1955 году начал выступать за «Динамо» (Минск), а в 1957 году — «Динамо» (Москва), переехав на жительство в столицу СССР.

В 1959 году впервые выиграл чемпионат СССР, чтобы затем побеждать ещё два года подряд. В том же году установил европейский рекорд, метнув молот на 67,92 м.

На ОИ-60 в Риме не только стал чемпионом (первым в истории советского метания молота), но и установил олимпийский рекорд — 67,10 м. Награждён орденом Трудового Красного Знамени. В 1961 году установил свой личный рекорд — 68,94 м.

После завершения карьеры в лёгкой атлетике не без успеха пробовал себя на тяжелоатлетическом помосте, выиграв несколько чемпионатов Москвы. Работал тренером-инструктором ЦС «Динамо» именно по этому виду спорта.


Традиция Жлобина: уже в 25-й раз!

Как можно понять из биографической справки, Руденков все свои замечательные победы, включая историческую для советских молотобойцев викторию на Играх-60 в Риме, одержал, представляя в сборной СССР не БССР, а Москву. Разумеется, это родило некую казуистическую коллизию, чья подоплёка в том, что большая страна распалась и все разошлись по своим квартирам, второпях поделив на части некогда общее историческое наследство. В том числе и в спорте.

Уж так случается в моменты потрясений, требующих бюрократических решений, которые по мере микширования нюансов начинают казаться странными и надуманными. Но, во-первых, и на официальном уровне белорусское олимпийское движение не считает Руденкова посторонним человеком – в музее НОК есть отдельный стенд, посвящённый молотобойцу. Во-вторых, и это главное, – в Жлобине, на малой родине Василия Васильевича, память о великом спортсмене хранят и лелеют.

Именно сегодня, 22 сентября, в этом городе уже в 25-й раз состоятся соревнования памяти Василия Руденкова. А заодно и на призы ещё нескольких титулованных легкоатлетов, уроженцев Жлобина – Владимира Ловецкого (серебряный призёр ОИ-72, эстафета 4х100 м, личный рекорд – 10,1), Николая Кирова (бронзовый призёр ОИ-80, 800 м), Геннадия Мороза (участник ОИ-2004, бронзовый призёр чемпионата мира-2003 в закрытых помещениях). Соревнования юниорские, на которых юным подданным королевы спорта не только предоставят шансы показать свои легкоатлетические умения и таланты, но ещё раз расскажут о славных спортсменах прошлого, которые ни в коем случае не делятся на «своих» и «чужих». Тот же Руденков – он наш, он любим!

Владимир Суряднов: Василий Васильевич – добрый человек!

Именно благодаря тренеру-дуайену из Жлобина, Владимиру СУРЯДНОВУ, турнир живёт полноценной жизнью, став событием для города. Тем более что голос наставника – это голос профессионала, добивавшегося успехов в деле подготовки атлетов топ-класса. Тот же Мороз – личный воспитанник Суряднова. Всё благодаря энтузиазму и самозабвенной преданности наставника тому делу, ради которого необходимо трудиться, засучив рукава. Чего, к слову, так не хватает молодым коллегам Владимира Николаевича…

— Статус нашего турнира – открытые областные соревнования Гомельщины. Ждём и рады всем. Разыгрываются «Гран-при» в следующих дисциплинах – молот, эстафета 4х100 м, 800 м и прыжки в высоту. То есть в тех видах, где выступали наши герои.

Когда мы только начинали организовывать наши соревнования, я связался с другом и соратником Василия Васильевича – Ромуальдом Климом, выигравшим следующие после Рима Игры – Олимпиаду-64 в Токио. И пока Ромуальд Иосифович радовал этот мир своим человеческим светом, он посещал и всячески содействовал проведению турнира в Жлобине. Отношения между Руденковым и Климом были поразительно тёплыми и товарищескими. «Не было бы Васи, не было бы и меня», — говорил Ромуальд Иосифович. И продолжал: «Я учился у него, находился под его опекой и братским влиянием». Никакой ревности! Только дружба и взаимное уважение. Это были советские спортсмены – вот что главное. Тот же Василий Васильевич служил в белполку МВД, и его в приказном порядке перевели в Москву. Приехали домой к маме, и у столицы СССР появился новый житель.

Мощный мужик. И, как все богатыри, очень добрый. Известна такая история. Приехав в Москву, Руденков в ожидании беседы со спортивным начальством «Динамо» заселился в общежитие, что располагалось под трибунами стадиона в Петровском парке. В комнату, где жили баскетболисты, которые время от времени развлекались тем, что бросали друг в друга разные предметы. Для проверки быстроты реакции. И вот один из них, войдя и толком не посмотрев, кто сидит на кровати, крикнул «Лови!» и бросил графин с водой, стоявший на тумбочке возле двери. Прямо в лоб Руденкову. Василий в гневе поднялся, но, услышав извинения… просто смыл кровь. Долго сердиться Руденков не умел.

Как вспоминают, о Василии в сборной команде страны рассказывали немало забавных историй, которые переходили из поколения в поколение, пережив своего героя. Да он и сам содействовал появлению этих легенд. Так, однажды с совершенно серьёзным видом на вопрос журналиста об условиях его успеха Руденков ответил: «Мясо, сон и штанга делают олимпийских чемпионов!»

Известна история, рассказывавшая Климом. Как Василия Васильевича выгоняли с тренировки – «хватит, хватит!», а он возмущался: «Что за нагрузка?! Вот когда я работал помощником машиниста, и десять тонн уголька до Орши, столько же до Жлобина – это была настоящая тренировка».

К сожалению, перед онкологией, чумой нашего времени, все равны. Болезнь страшная, и Василий Васильевич похудел чуть ли не до 50 килограмм. Сёстры привезли его в Жлобин, где он и похоронен. На памятнике стихи: «С триумфом он прошёл по стадионам. Среди великих наших земляков стал первым в Риме чемпионом, метатель молота – Василий Руденков».

Каждый год мы возлагаем венки. Рады известным гостям, которые нас не обходят стороной.

Сергей Бобриков: Руденков – не миф, а легенда!

Сергей БОБРИКОВ – один из учеников Суряднова, к слову, в юности метатель молота. На серьёзную международную арену он не вышел, но о люкс-классе педагогической деятельности Владимира Николаевича говорит тот факт, что он посодействовал воспитанию умного человека, ныне представляющего Жлобин в Национальном собрании Республики Беларусь, – заместителя председателя Постоянной комиссии по национальной безопасности.

— Жлобин – город маленький. Руденков – его легендарный уроженец. О каждом приезде земляка горожане знали и гордились, что, уехав в Москву и добившись таких успехов, Василий Васильевич всё равно возвращается к родным пенатам. Тем более что он, действительно, был оригинален во многих отношениях. Двор выложил тяжелоатлетическими блинами. Одним из его любимых занятий было красить те же заборы – малярному делу предавался самозабвенно. А уж о его физических проявлениях слагались мифы, которые, впрочем, имели настоящий документальный характер. Например, сосед купил пианино и собирал подмогу для его выгрузки. Подошедий Руденков справился в одиночку. Это не миф — правда, как и вся жизнь Василия Васильевича. Которого помнят, которого любят.

Сильный человек по прозвищу Домкрат

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Евгений Бернардович ЧЕН. Советский легкоатлет, советский и российский тренер, спортивный комментатор, установивший телевизионные каноны работы на соревнованиях королевы спорта. Автор эссе о Василии Руденкове, выдержку из которого приводим.

— За 40 с лишним лет, прожитых в довольно тесном общении с легкоатлетами, мне довелось видеть немало по-настоящему сильных людей, но такого богатыря, как Василий Руденков, по-моему, и среди метателей не было… Я уверовал в то, что Руденков самый сильный, после одного довольно курьёзного эпизода.

Было это летом 1960 года на тренировочном сборе в подмосковной Малаховке, где в одном из домов отдыха сборная СССР готовилась к римской Олимпиаде. От Москвы до Малаховки всего километров 40, поэтому многие тренеры приезжали на сбор из столицы на своих автомашинах. А в свободное от тренировок время, как и всякие автолюбители, они без устали возились с «железными конями» в окружении своих «безлошадных» (30 лет назад машина у спортсмена была редкостью) подопечных.

Так вот, в один из таких дней я стоял рядом с известным тренером, в прошлом одним из сильнейших советских десятиборцев, Владимиром Васильевичем Волковым, который безуспешно пытался разъединить какие-то две детали своей «двадцать первой» — так называли первую модель «Волги». Промаявшись минут пятнадцать, Волков, человек далеко не слабый, попросил меня подсобить. Но наших усилий не хватило, чтобы сладить с проклятой «железкой». И тут на аллее, ведущей к стоянке, показался Руденков. Обрадованный тренер позвал и его на подмогу: «Вася! Помоги, никак не сладим!»

Василий перво-наперво велел нам отойти, потом крепко обхватил ступнями непокорную деталь, взялся за свободный конец обеими руками, вздохнул глубоко, как это делают перед подходом штангисты, и рванул… Потом оказалось, что детали были скреплены между собой огромным болтом. Как сейчас, помню Волкова, который изумленно взирал на этот болт, блестящий от начисто сорванной нарезки, и Руденкова, который с не меньшим удивлением смотрел на дело своих рук.

«Что же ты наделал, домкрат чертов!» — только и промолвил Владимир Васильевич. Но дело, к счастью, оказалось поправимым. Детали машины не пострадали, а в багажнике запасливого автомобилиста оказался подходящий болт. Но вот кличка «домкрат» долго ещё преследовала Руденкова, поскольку случай этот благодаря невольному свидетелю содеянного Василием быстро стал достоянием всех живущих на сборе.

По рассказам самого Руденкова, недюжинной силой он был наделён от природы и пошёл в своего деда Фёдора, который в молодости взваливал на спину два пятипудовых мешка с зерном и легко поднимался по лестнице, ведущей к входу в мельницу. А со спортом Руденков познакомился по тем временам довольно рано, когда поступил в ремесленное училище родного города Жлобина. Там он научился толкать ядро, метать диск и в возрасте 16 лет впервые метнул на соревнованиях молот на 23 метра. Но по-настоящему этим видом лёгкой атлетики он увлекся после встречи с Михаилом Кривоносовым, который и познакомил его со своим тренером Евгением Михайловичем Шукевичем. Было это в 1954 году, когда Василию минуло 23 года…

527 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.