Три сосны и заблудший тренер

К сожалению, нынешнее отношение к белорусской футбольной сборной и её наставнику Игорю Криушенко страдает двоюродностью, а то и троюродностью. Родство есть, но оно не близкое, да ещё с желанием дистанцироваться. Грустно, но зато правдиво.

Фото Юрия Гершановича

Как правдивы и те мрачные предчувствия, с которыми мы встречаем последние матчи отборочного цикла чемпионата мира-2018. Если из каждой сотни болельщиков, при любой системе выборки, найдётся пара-тройка оптимистов, верящих, несмотря ни на что, в способность Криушенко дать бой титулованным коллегам французу Дидье Дешаму и голландцу Дику Адвокату, то это будет грандиозным достижением Игоря Николаевича. Большинство же болельщиков им разочаровано до стадии разворота к команде «почти спиной».

Самый популярный прогноз чёрен, как черно порой грозовое небо, набухшее ливневыми залпами: мы проиграем и в субботу, и во вторник, потому как соперники титулованы и заинтересованы в викториях, а мы сами слабы и не объединены никакой конкретной идеей, которая бы действительно имела национальный размах. Точка. Хорошо, если «оранжевые» и «трёхцветные» наградят «белокрылых» не слишком обидными тумаками и нам удастся пусть не улететь, но на своих ногах покинуть футбольный ринг. Хотя вариант «выноса тела», что в Борисове, что в Париже, совершенно не исключён.

В любом случае, карьера Криушенко в сборной должна прерваться на неопределённое время, а скорее всего, навсегда. Конечно, найдутся те, кто немедленно всплеснёт руками, чтобы вопрошать с дрожью и надломом в интонациях: «А кто вместо него, а?!» Это хороший, ибо правильный вопрос. Но совсем на другую тему, хотя и с провокацией попутать божий дар с яичницей. Поэтому ответ будет из той же категории: «Будем искать с «перламутровыми пуговицами», но ясно, что только не Криушенко».

Благодаря деятельности самого Игоря Николаевича, который как минимум в одной теме чрезвычайно эффективно воспользовался временем, что руководил сборной: доказал почти всем, что совершенно не создан для этой работы. К сожалению, он по-прежнему считает иначе, что ещё более усугубляет ситуацию, рисуя её в совершенно анекдотичном свете.

Вот что говорил Криушенко на пресс-конференции, состоявшейся ещё в понедельник: «Я по жизни оптимист. Я никогда не поднимаю рук и не сдаюсь в любой ситуации. Такой у меня характер. Вопрос о продолжении сотрудничества решать не мне, а руководству федерации. Всё, что зависит от меня, я стараюсь делать профессионально. Взвешенно и объективно подхожу ко всем матчам и ситуациям… Поэтому — будет день, будет пища».

Горький смех, с той попечительной досадой к объекту осмеяния, что сродни жалости. Похоже, Криушенко наотрез отказывается посмотреть на себя и руководимую им сборную со стороны, что очень плохо, если это намеренно, и хуже вдвойне, если он банально на это не способен. Характер у ИНКа, может быть, и боевой, и сдаваться ему, действительно, скорее всего, несвойственно. Но, во-первых, это никак не передаётся команде, наоборот, напоминающие студень. Во-вторых, «упрямство» не равняется «воле». Как ни тяжело проигрывать, но обладать умением это делать правильно и с достоинством – признак профессионализма, страховка от продолжительной стагнации. Возьмите хотя бы Дональда Трампа. Как бизнесмен он неоднократно проходил процедуру банкротства, но теперь миллиардер и как никак президент США. Да и Кутузов отступал, сдавал Москву, чтобы потом гнать французов, колошматя Наполеона и в хвост и в гриву.

Но Криушенко считает, что сие невозможно, однако перекладывает ответственность за решение на федерацию, что, мягко говоря, дезавуирует его предшествующие заявления. Заставляя думать, что он в первую очередь печётся о полагающихся ему деньгах. А уж слова о «профессионализме, взвешенности и объективности» ничего, кроме иронии (не доброй), не вызывают! Впрочем, он ведь только «старается делать». А одного старания для тренерского успеха мало. В конце концов, каждый физрук мнит себя тренером больших команд. Не в старании суть.

Причём, на взгляд вашего покорного слуги, проблема Криушенко настолько глобальна, что мгновенно поменяться у него нет шансов. Ведь речь идёт о философии, которая определяет ментальность и поведение каждого из нас. А о своих коренных взглядах на футбол этот тренер честно и откровенно сказал всё на той же пресс-конференции в минувший понедельник, хотя, возможно, сам не отдал отчёта в смысловой подоплёке риторики. Но Криушенко, действительно, подписался под обличительными для себя самого словами:

— Всегда говорю, что основной показатель в футболе – это очки…

На этом можно заканчивать, ибо переубеждать человека, вбившего в голову данную прагматичную чепуху, – безнадёжное занятие. Житейское счастье в деньгах, а футбольное — в очках, что эти деньги приносят, – диагноз болезни, которая излечивается не часто, да и то после продолжительного лечения, не обходящегося без шоковой терапии путём различных потрясений. Поэтому бесполезно убеждать Криушенко, что основной показатель в футболе – болельщик и его отношение к команде. Никаких шансов достучаться. Не менее бессмысленно, чем процесс переливания из пустого в порожнее.

Сегодня он не готов к восприятию этой простой истины, уйдя от неё крайне далеко, что уже позволяет лицедействовать, а то и юродствовать. Ведь после своей «очковой позиции» он ещё и выдал на-гора: «Хочу всегда сказать болельщикам, что мы всегда играем для них».

«Не верю!» — тут же закричал Константин Станиславский. Так для кого-то не играют. Для себя, собственного удовольствия – тем паче. А как можно кого-то любить, не любя себя? И как можно радовать других, не имея собственных поводов для радостей? Как писал Аркадий Аверченко: «Когда нет быта, с его знакомым уютом, с его традициями – скучно жить, холодно жить…»

309 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.