Илья СУШКО: В США ХОЧУ ЗАДЕРЖАТЬСЯ НАДОЛГО

Покорять хоккейные площадки США недавно отправился очередной белорус. 19-летний защитник Илья Сушко, капитан молодёжной сборной, которая в прошлом сезоне вернулась в элитный дивизион, пополнил ряды «Сидар-Рапидс Рафрайдерс» из штата Айова. Корреспондент «СП» связался с хоккеистом, чтобы узнать о его нынешних делах, подготовке к старту в USHL и реалиях заокеанской жизни молодого спортсмена.

Учитывая то, что интервью состоялось, когда жители Беларуси готовились ко сну, а американцы начинали свой день, первый вопрос напрашивался сам собой.

ЕСЛИ ЕСТЬ ШАНС, ЕГО НУЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ

— Как проходит акклиматизация?

— Если честно, мне она как-то легко далась. Последнюю неделю в Беларуси старался попозже ложиться, чтобы в Америке было полегче. Приучал себя к новому режиму дня. А когда приехал в США, для перестройки организму потребовалось всего пару дней. Так что даже не обратил внимания на процесс акклиматизации.

— Когда готовились к переезду в США, легко было совладать с эмоциями?

— Чем ближе была дата отъезда, тем больше переживал, больше начинал прокручивать в голове мысли, как всё сложится, в какой семье буду жить, как вольюсь в команду. За два месяца до отлёта не было таких мыслей, наслаждался временем с родными в Беларуси. А уже накануне отъезда эмоций было много.

— В чемпионате Беларуси, откровенно говоря, вы не блистали. И приглашение в американский хоккейный клуб — будто гром среди ясного неба.

— Не сказал бы. Мне предложение поступило ещё раньше, я должен был уехать сразу после молодёжного чемпионата мира, когда мы вернулись в элитный дивизион. Просто не успел тогда открыть визу. К счастью, в клубе мне сказали, что готовы ждать до следующего сезона.

— То, что вы особо не поиграли за «Шахтёр», не отпугнуло американцев?

— Это в прошлом сезоне я нечасто выходил на площадку. А сейчас провёл все матчи, Владимир Цыплаков постоянно подбадривал, говорил, что верит в меня. И если бы я даже остался в Солигорске, получал бы достаточно игровой практики. Так что ничего страшного бы не произошло. Но решил, что на данном этапе, наверное, лучше съездить в США, чем потом сожалеть, что не попробовал.

— С кем советовались?

— С братом в первую очередь, потому что он за океаном играет не первый год, знает, что и как там. С родителями, естественно. Они также говорили, что, если есть шанс попробовать, его не стоит упускать. Спрашивал у Владимира Цыплакова, разговаривал с ним, ведь в своё время он поиграл в одной тройке с Уэйном Грецки. Тренер также посоветовал съездить. Андрей Михалёв сказал, что «в нашем чемпионате нечего делать, если есть возможность — нужно ехать».

— Но существует мнение, что это далеко не лучшее решение, которое вы приняли. Мол, нужно было ещё «повариться» в белорусском хоккее.

— Совершенно не согласен с этим. Это же обсолютно другой хоккей, другая жизнь. Тут маленькие площадки, нет времени подумать, нужно принимать быстро решения, всё время нужно быть готовым и сконцентрированным на льду. Ведь в США, если ты избавился от шайбы, можешь попасть под «поезд» соперника. Я не считаю, что это будет шаг назад. Даже, если, не дай бог, у меня не получится тут закрепиться, всё равно получу определённый опыт. У меня сейчас перевернулась жизнь с ног на голову. Никого из друзей и родственников рядом нет, русскоязычных в команде нет, нужно учить язык, вливаться в коллектив, привыкать к новым реалиям. Это интересно и захватывающе.

— Расскажите подробнее о своих первых днях после переезда в Америку.

— Для начала стоит сказать, что сама дорога в США оказалась «весёлой». Мой рейс из Варшавы во Франкфурт задержали. Прилетел в Германию, пока забрал багаж в этом огромном аэропорту, пока нашёл стойку регистрации на следующий рейс — мой самолёт улетел. Мне поменяли билеты, переночевал во Франкфурте и утром наконец-то улетел.

— Не думали, что это такой знак, что не нужно лететь?

— Нет, таких мыслей точно не было. Такие приключения — это наше семейное. Отдельные переезды без них не обходятся. Так что паники никакой не было.

— Хорошо. Прилетели вы в Америку. Что дальше?

— Приземлился в Чикаго, прошёл все паспортные процедуры. Потом ещё один самолёт — до Сидар-Рапидса (второго по величине города штата Айова). Там меня встретила семья, в которой я сейчас живу. Познакомились, привезли меня домой, показали комнату. Условия — грех на что-то жаловаться, всё прекрасно. Как в американских фильмах: лужайки, дома, заборов нет. Тихий и спокойный район. Так что по жилью вопросов вообще нет.

— Всех легионеров селят по семьям?

— Да. Кто-то живёт один, кто-то — в паре с кем-то. Клуб в этом плане работает хорошо. А учитывая, что легионеров в клубе много, просто поражаюсь, как руководство всё грамотно организовало. В моей команде ещё два словака, чех, два канадца. А остальные — американцы из других городов и штатов.

— С кем нашли общий язык?

— С европейцами больше. Со словаками поддерживаю связь. Но и с остальными ребятами стараюсь общаться.

— Вы не самый младший в команде?

— Нет, наоборот, один из самых старших. Может, даже самый возрастной.

АМЕРИКАНЦЕМ СТАНОВИТЬСЯ НЕ ХОЧЕТСЯ

— Расскажите о тренере «Сидар-Рапидс Рафрайдерс».

— Зовут его Марк Карлсон, американец. Сразу, когда познакомился с ним, показалось, что он такой мягкий, добрый. Да, за пределами площадки с ним можно поговорить спокойно, по душам. Но на тренировках это совсем другой человек — строгий, требовательный, много внимания уделяет деталям. При удалениях наказывает — отжимания, ещё какие-то упражнения. Он хочет нам привить дисциплину и на тренировках, чтобы в игре всё было хорошо. Кстати, за его плечами уже 19 лет работы в клубе и победа в лиге в сезоне-2004/05.

— В какой пятёрке вас наигрывают?

— В основном в первой-второй. Вообще, стоит сказать, что в межсезонье было много людей в команде, проходил своеобразный отсев, кто-то уже покинул команду. Таким образом формировался состав на сезон.

— Какой хоккей прививает тренер?

— По большей части силовой, чем комбинационный. Да и в этой лиге по-другому нельзя. Как я уже сказал, тут маленькие площадки, на которых всё время происходит какая-то борьба, очень мало времени, чтобы подумать. Если затянешь — попадёшь под неплохой силовой приём.

— Кстати, номер в команде уже выбрали себе?

— Конечно. Взял 24-й.

— Такой же, как у другого защитника из Беларуси, который играл за океаном, — Руслана Салея?

— Мой выбор с Русланом не связан. Я брал номер 24, потому что под таким же играет мой брат в Канаде.

— Вы уже упоминали, что у клуба есть победа в лиге — он стал обладателем Кубка Кларка. Что это за турнир?

— Чтобы было понятнее, турнир можно сравнить с Кубком Гагарина в КХЛ. Сначала «гладкий» сезон, а потом плей-офф. Вот и в 2005 году «Сидар-Рапидс Рафрайдерс» брал трофей. Кстати, в моём клубе раньше играл Сергей Колосов два сезона, потом он выступал в АХЛ. И Иван Проворов, сейчас он в «Филадельфия Флайерз» в НХЛ. Так что есть именитые воспитанники. А учитывая, что на матчи USHL, сильнейшей юниорской лиги США, ездит много скаутов, которые что-то себе помечают, есть возможность, пусть и не сразу, пойти на повышение. Дальше можно попасть в университетскую лигу.

— В чемпионате Беларуси команда бы не затерялась?

— Точно нет. Один из моих партнёров играл в сборной США U-18, в своё время даже встречался с белорусами.

— Каковы условия для тренировок в вашем клубе?

— Раздевалки, площадки, лёд — всё на уровне. Если что-то надо, то тебе предоставят, созданы все условия для работы. Остальное зависит исключительно от тебя.

— В Беларуси хотя бы похожие условия встречали?

— Наверное, солигорский «Шахтёр» ничем не хуже. Может, даже лучше. Но главное отличие работы в том, что в США после игры или тренировки не ведут на ужин всю команду, как в Беларуси, а просто раздают пиццу, каждый сам отправляется домой.

— В свободное время чем занимаетесь?

— Если честно, за месяц, что я тут живу, был лишь один выходной. Выспался, съездили с семьёй посмотреть город, прошлись по магазинам. Остальное время провожу дома.

— Не могу не спросить о возможности со временем принять американское гражданство. Что насчёт этого скажете?

— Нет, исключено. Я люблю Беларусь, американцем становиться не хочется, да даже такой вариант не рассматриваю.

— Какие зарплаты в клубе?

— В USHL игрокам вообще ничего не платят. Таким образом, я живу за счёт американской семьи и тех денег, которые мне перечисляют родители, плюс тех, что сам скопил в Беларуси. Вообще, я особо деньги тут не трачу. Лишь с ребятами можем куда-то съездить в кафе, какой-то коктейль выпить после тренировки. Домой приезжаешь — там всё есть. Если чего-то не хватает, скажешь — тебе купят.

— По Беларуси за месяц не соскучились?

— Соскучился уже по друзьям, родным. А учитывая то, что, когда тут просыпаюсь, в Беларуси вечер, не успеваю толком пообщаться с родными. Но что поделать, надо двигаться дальше, привыкать к новому образу жизни. И русский язык, кстати, не забываю, всё в этом плане хорошо.

— В 19 лет переехали в США, стали частью американского хоккея. Вы гордитесь собой?

— Не сказал бы так. Думаю, рано или поздно такое должно было случиться. Тем более передо мной пример брата, который раньше меня уехал за океан. Мы с ним постоянно на связи, обсуждали детали его карьеры. Он также говорит, что в первый год было немного тяжелее, а уже потом ко всему привыкаешь, становится легко.

— На какое время рассчитываете задержаться в Америке?

— Один год проведу в «Сидар-Рапидс Рафрайдерс», потом с агентом будем смотреть варианты. И, если честно, мне бы хотелось в США провести побольше времени. С точки зрения перспектив, саморазвития, роста — это отличная возможность. Выучу лучше язык, привыкну к условиям, и, уверен, всё будет хорошо.

 

241 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.