Станислав КШЕСИНСКИЙ: В БОРЬБЕ УСТУПИТЬ НЕ ЗАЗОРНО

Со времён легендарных мастеров Владислава Пытлясинского и Збышко Цыганевича польские борцы греко-римского стиля высоко котировались на международной арене. Так, любители древнего единоборства со стажем наверняка до сих пор вспоминают не дававшего спуску конкурентам олимпийского чемпиона Казимежа Липеня. Впрочем, самым ярким событием в летописи соседской «классики», пожалуй, стала Олимпиада -1996. Тогда поляки, выиграв три «золота», опередили в командном зачёте мощную сборную России, капитаном которой был сам Александр Карелин.

Первый в истории UWW чемпионат мира среди атлетов, не достигших 23 лет, стартовавший в Быдгощи, стал для корреспондента «СП» отличной возможностью побеседовать с именитым наставником, который причастен к этой и многим викториям «бело-красных» на международной арене и заслуженно признан одним из самых авторитетных специалистов древнего единоборства, — Станиславом КШЕСИНСКИМ.

Фото автора

ПУТЬ В БОЛЬШОЙ СПОРТ

– Пан Станислав, какая дорога привела вас на борцовский ковёр?

– Мой кузен был тренером по лёгкой атлетике. Известным специалистом. Достаточно сказать, что его ученик, Тадеуш Слюсарский выиграл олимпийское «золото» в Монреале-1976 и Москве-1980. Ему удалось увлечь меня тренировками. Причём занимался не только лёгкой атлетикой, но и гандболом, футболом. Когда начал ездить в школу в Радоме, то занятия бросать не хотел. Решил, что надо бы пойти на бокс, он в Польше был очень популярен. Но в итоге туда не попал, оказавшись в секции борьбы, куда меня случайно привёл друг. Боже, как же мне понравилось! С этого момента других видов спорта для меня не существовало.

– Что именно вам пришлось по вкусу?

– Для занятий борьбой нужен особый склад характера, недаром это единоборство. В отличие от командных видов, где игроки порой списывают свои неудачи на ошибки партнёров, тут в поражении винить некого. Всегда интересно наблюдать, как во время поединка равных соперников один из них не выдерживает давления, ошибается. И вот он уже побеждён, а его оппонент ликует. Прекрасно! Это и есть настоящие соревнования, когда всё в твоих руках.

– Ваша спортивная карьера не столь впечатляет, как тренерская…

–Удивительное дело. В моей коллекции наград много «золота» с различных международных турниров. Причём заставлял капитулировать многих титулованных атлетов того времени. Четыре раза выигрывал чемпионат Польши. Но вот на официальных международных стартах заявить о себе не получалось. Был близко к пьедесталу на континентальных и планетарных форумах и дважды выступал на Олимпиадах. Но на большее так и не замахнулся. В итоге стал тренером.

– Неужели других вариантов не было?

– Очень люблю родной спорт. Мне всегда очень нравилось не только побеждать, но и помогать товарищам по команде. Был капитаном. Интересовался всякими новшествами в подготовке атлетов. Понятное дело, без него себя просто не представлял и в один прекрасный момент решил попробовать себя в новой роли.

НА РАСПУТЬЕ

– Вы были уже зарекомендовавшим себя наставником, когда пятеро ваших учеников выиграли медали на Играх в Атланте…

– До этого похожего результата мы добивались на чемпионате мира в Катовицах, где сразу трое поляков завоевали «золото». Но Олимпиада — это нечто совсем иное. Думаю, что даже в самых смелых прогнозах никто не мог сказать этого наверняка. Просто так совпало, что парни обрели нужную форму в нужное время. Вряд ли тогда на них давила ответственность за результат. Всё же на Игры они попали благодаря «уайлд кард»…

– Вы также были в США, хотя, считаясь непререкаемым авторитетом у себя на родине, перед Играми в Атланте отказались руководить сборной, в которой ваших учеников там было немало…

– Понимаете, в жизни каждого человека, мужчины наступает момент, когда надо принимать трудные решения. Когда руководил сборной, то около 20 лет не был дома по 300 дней в году. Проводил их на сборах. Времени на семью просто не оставалось, дочь и сын росли словно без отца. Надо было выбирать: борьба или они. В итоге выбрал семью. Дети выросли достойными людьми. Думаю, что этим можно гордиться так же, как и медалями воспитанников. Так что ни о чём не жалею! Тем более спорт не оставил, работал с подопечными в клубе индивидуально.

– Не было чувства ревности к тогдашнему главному тренеру «репрезентации», ныне покойному Рышарду Свироду?

– Отнюдь, тогда была отличная атмосфера, очень дружелюбная. Зависть мне в принципе чужда. Кроме того, с чего бы мне неровно дышать по отношению к Рышарду, если он также в своё время тренировался у меня. Привёл его к медалям чемпионата мира и Европы, между прочим. Только рад, что выиграл в плане семьи, а Свироду хватило квалификации не загубить сделанное до него, развив успех.

– Кто, по вашему мнению, лучший борец в истории польской школы древнего единоборства?

– Трудный вопрос. Но если говорить о таланте, то серебряный медалист Москвы-1980 Анджей Супронь безусловно был хорош. Однако считаю, что мы, несомненно, должны отдать должное братьям Липеням. Это были два настоящих самородка, талант которых признают специалисты и болельщики со всего мира.

ТРЕНЕРСКИЕ СЕКРЕТЫ

– Кого из ваших титулованных учеников поставили бы в пример атлетам, которые начинают свой путь в большом спорте?

– Конечно же, назову Анджея Вронского. Он не обладал какими-то выдающимися качествами. Тем не менее стал двукратным олимпийским чемпионом, самым титулованным атлетом в истории нашей борьбы. Призёры главных стартов четырёхлетия Анджей Супронь, Долгович, конечно, были на ковре виртуозами. Но в итоге тот превзошёл всех. Главный рецепт прост, — колоссальное трудолюбие. Это, кстати, относится и к Рышарду Вольному с Володимежем Завадским. Оба также в Атланте выиграли.

– Ещё один ваш подопечный Юзеф Трач трижды становился призёром главных стартов четырёхлетия, но чемпионом так и не стал…

– Трач, как и Завадский, попал ко мне в команду ещё совсем молодыми. Учил их с самых основ. Юзеф не был даже чемпионом страны среди юниоров. Но старался на тренировках, выигрывал забеги. Эта целеустремлённость подкупила. Мы начали сотрудничать. Моё мнение таково: проявить себя в полной мере на ковре мешали проблемы со здоровьем, из-за чего ему приходилось делать паузы в тренировках и выступлениях. На высоком уровне это сказывается не лучшим образом.

– Универсальный секрет успеха?

– Ключ к успеху — это, прежде всего, трудолюбие, мужество и жажда борьбы. Парни должны понимать, что проиграть не стыдно. Но лишь в одном случае: если уступаешь, сражаясь. Как бы там ни было, надо биться до самого свистка. Пока он не прозвучал, идти вперёд. Только тогда есть шанс на успех. Стоит только в чём-то уступить — и всё кончено. Всё как в жизни. Очень часто такие люди безоглядно верят в успех и именно поэтому добиваются победы на падающем флажке, буквально за мгновения до конца поединка. Отпустил конкурента – считай, проиграл.

УВАЖЕНИЕ К БЕЛОРУСАМ

– Есть мнение, что та ситуация, в которой находится польская борьба сейчас, расплата за то невероятное везение в 1996-м…

– Всё гораздо прозаичнее. Парни росли в системе, когда у нас были сильные клубы, которым финансово помогали многочисленные шахты и армия. Могли себе позволить тренироваться и больше ни о чём не думать. Сейчас это уже в прошлом. Ситуация в стране изменилась. Клубы слабы. Спортсмены вынуждены искать возможности заработать, порой в ущерб результатам. Рискну предположить, что вас ждёт что-то подобное, если государство перестанет вкладывать значительные финансы в спорт.

– Сборной Польши руководит тренер из России. Неслыханное прежде дело…

– Ну вот, опять будем говорить о деньгах. У нас большинство тренеров работу в клубе совмещают с преподаванием в школе. Это не намного меньше, чем у специалиста, отвечающего за подготовку главной команды страны. Но там спокойно делаешь свою работу, а тут могут отправить в отставку после первой же осечки. Поэтому неудивительно, что с «классиками» никто из наших тренеров работать не хотел. Когда объявили конкурс, россиянин единственный отправил резюме. Не думаю, что это плохой шаг. Наверняка он привнесёт в нашу работу полезное.

– Вы очень тепло общаетесь с белорусскими коллегами…

– Конечно, у вас ведь отличная школа борьбы. Очень уважаю Михаила Упеньека, идеи которого нам пригодились при подготовке к той же Олимпиаде-1996. Правда, на данный момент у вас нет ярких индивидуальностей, как прежде, когда выступал Сергей Демяшкевич, победивший Вронского в Барселоне-1992. Не уступали нашим звёздам Игорь Петренко, Владимир Копытов, Сергей Лиштван…

– Может, и за командой следите?

– Очень переживал за белорусов, когда в Лондоне -2012 под руководством Геннадия Сапунова и Камандара Маджидова «классики» не выиграли медалей, хотя на «бронзу» претендовали сразу трое. Успех тогда был так близок, но, к сожалению, не случилось. Настоящая трагедия, нет слов.

– Что ещё подметили?

– Сейчас у команды из Беларуси в основном одиночные успехи. Думаю, Петренко, который сейчас руководит белорусской сборной, есть чему научить подопечных. Знаю, что ваши атлеты сильны в весовых категориях 80 кг, 85 кг и 98 кг. Сам он был очень хорошим борцом. Складывается впечатление, что в них словно заложена какая-то программа. На ковре парни похожи своей манерой борьбы друг на друга. Стараются делать одни и те же технические действия по ходу поединка. В принципе, в этом нет ничего предосудительного. Венгерские коллеги, которые обладают значительным авторитетом в нашем единоборстве, работают примерно так же, подбирая людей под свою схему атлетичной, жёсткой борьбы. Я считаю, что должно быть наоборот. Технику надо подбирать индивидуально.

566 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.