Лучший тренер 2017 года по версии “СП” Эдуард ДУБРОВ: на лице капитана американок читался испуг

Финал Кубка федерации получился захватывающим и имел немало положительных откликов болельщиков, так что не было сомнений, что лучшей игровой командой в нашем конкурсе «Десятка года» станут именно девушки Эдуарда ДУБРОВА. За капитана теннисисток также было предостаточно голосов. И этому тоже не надо удивляться. Эдуард Владимирович был в шаге от того, чтобы с первой попытки взять главный командный трофей, не уступив до этого ни матча.

Лучшая команда года по версии “CП” – женская теннисная сборная во главе с Эдуардом ДУБРОВЫМ. Фото Сергея Балая, БелаПАН.

Ещё раз вспомним приятные мгновения, предоставляя слово капитану, который в специальной беседе для «СП» рассказал в том числе и про своей насыщенной тренерской карьере.

О двух успешных годах в Кубке федерации

— За два года вашего капитанства сборная сыграла пять матчей: с Канадой и Россией в прошлом году, в этом — с Голландией, Швейцарией и США. В каком из них ощущали наибольшее напряжение?

— Конечно, в Канаде была большая ответственность. Не хотелось ударить лицом в грязь. В итоговом составе не оказалось Виктории Азаренко, и тогда это было достаточно большой проблемой. Спасибо Саше Саснович, которая вытянула команду, выиграв две одиночки и пару с Олей Говорцовой. Помню, министр спорта и туризма Александр Шамко приехал на поединок. После матча вместе с ним в раздевалке кричали троекратное «Ура!». По значимости также очень была важна встреча в Москве с россиянками. Для нас оказалось большим плюсом, что к коллективу присоединилась Виктория. После этого просто не хотелось отступать, а продолжить как можно лучше. Здорово, что мы сумели сыграть хорошие матчи и с Голландией, и со Швейцарией. Американки, безусловно, оказались очень сильны. Особенно Вандевей — теннисистка очень больших возможностей. Конечно, мы надеялись, что нам поможет Азаренко. Тогда, думаю, к белорусской команде было бы совсем другое отношение оппоненток. Они хотели досрочно выиграть со счётом 3:0 и уехать побыстрее. Но не получилось. Всё благодаря нашим девушкам и всему тренерскому составу сборной. Мы изучали манеру игры предполагаемых игроков, которые могли выступить за США. Стивенс после Открытого чемпионата США не выиграла ни одного матча в одиночном разряде. У неё прошёл пик формы. Здорово, что в обоих матчах против Слоан наши девушки оказались чуточку лучше. Я изначально и надеялся на это. Ход встречи перетёк в решающий парный поединок, появилась возможность победить. Считаю, мы могли это сделать, немного не повезло. Как уже говорил ранее, и теперь не жалею, что поставил Сашу с Ариной. Обе хорошо понимали, чего ожидать от Вандевей, находились в тонусе. Спросил: «Хотите играть?» Обе ответили утвердительно. Саснович, помните, вышла на парный поединок с канадками. Соболенко начала этой осенью выступать в этом разряде, причём достаточно успешно. Я поддерживаю это решение, тем более что Арина признаётся: ей комфортно в паре. Да, она сделала пару ненужных промахов, когда они с Сашей вели 5:2 во втором сете. Я не виню её в этом. Всё случается, обеим девушкам было тяжело. Скорее, отмечаю этот момент в качестве очень хорошего шанса переломить ход борьбы. В это время обратил внимание на выражение лица капитана сборной США. На нём читался некий испуг. Так что неудивительно, что вся американская делегация так бурно праздновала победу, чуть ли не целуя корт «Чижовка-Арены». Ничего, будем жить надеждой, что ещё возьмём реванш.

— За пару дней до матча в Минск прибыла ещё одна американская теннисистка Дженифер Брэди. У вас были предположения, что она может заменить ту же Стивенс?

— Возможно, они и хотели это сделать, но не решились. Единственное, что тренерский штаб американок изменил, так это парный тандем. Не дали возможности сыграть Риске, хотя она тоже весьма сильный боец.

— В нынешнем году наша команда все матчи провела дома. Об этом нельзя не поговорить отдельно.

— Здорово, что играли в Минске. «Чижовка-Арена» просто отлично за нас болела, спасибо ещё раз. Приходите в феврале! У девчонок появлялся адреналин, им очень нравилось играть в такой атмосфере. Это раз. Во-вторых, не надо было постоянно ехать в гостиницу. В перерыве между тренировками они могли побыть дома, что очень важно. Психологически девушки разгружались. Плюс когда мы выступаем хозяевами, возможностей для тренировок больше. Думаю, игроки в домашних встречах общаются друг с другом чаще. То, что в начале следующего розыгрыша играем с Германией в Минске, опять же плюс. Такое преимущество получили, потому что вышли в финал предыдущего розыгрыша. У нас было право выбора.

— Некоторые команды во время командных турниров предпочитают жить в гостинице. Ваше отношение к этому?

— Когда мы играли со швейцарками, в гостинице, что в метрах 500 от «Чижовка-Арены», забронировали для девушек несколько номеров. У нас получалось так, что между тренировками 2 — 3 часа свободных было. Решили, пусть не катаются по городу туда-сюда, а пойдут и спокойно отдохнут в номере в это время. Но никто этим правом не воспользовался. У всех либо имелись машины, либо родители помогали, забирали. Я их и понимаю: что в гостинице есть? Голые стены, и всё. Так что на матч с американками уже и не бронировали гостиницу. Пока нам такой вариант не подходит.

Об изменениях в командных турнирах

— В 2019 году Мировую группу Кубка федерации практически наверняка расширят до 16 команд. На ваш взгляд, чем продиктованы подобные изменения?

— Наверняка расширением географии. Очень много есть достойных команд. Получается, что на элитном уровне из 92 участников сейчас играют только восемь. Считаю, это не совсем правильно. Говорят, что есть намерения организовать турнир по-другому. Собраться и весь сезон провести за неделю. Но пока нет новостей, круговая или олимпийская система будут задействованы. Считаю, во втором случае результаты могут оказаться не показательными. Ещё интересно, как при такой схеме организовать разбивку по кортам. Достаточно нюансов, которые предстоит решить организаторам.

— В Кубке Дэвиса уже в следующем сезоне нашим парням предстоит опробовать новую систему. Во встрече с австрийцами они будут играть матчи из трёх сетов и за два дня.

— Два дня — это не три. Есть возможность не утратить зрительский интерес. Скажем, когда матчи проводились с пятницы по воскресенье, иногда в субботу уже был известен победитель дуэли. Что касается трёх сетов, то исключается возможность затяжных матчей. Когда теннисисты играют четыре или пять часов, это достаточно утомительно.

О сыне и внуке

— Как известно, в вашей большой семье не только вы в спорте. Также на слуху имена сына и внука.

— Сын является судьёй международного уровня, у него серебряный значок. Он может быть как рефери на вышке, так и супервайзером. Сергей судил матчи Кубков Дэвиса и федерации, несколько раз ездил на квалификацию «Уимблдона». Нынешняя его жена тоже является судьёй. Сейчас они вместе проживают в Киеве. В этом году сыграли свадьбу. В Минске его сын Антон. Он работает в Национальной академии тенниса. Главным образом помогает Сергею Скакуну в работе с женской юниорской командой до 18 лет. Иногда выезжает с девушками на соревнования. Плюс спаррингует наших ведущих игроков — Саснович, Соболенко и других, кому необходима подобная помощь. Занятость есть, а значит, и возможность перенять знания у опытных наставников, чтобы впоследствии стать хорошим тренером. Считаю, каждый матч, каждая поездка как семинар на учёбе.

— Сергей уже давно в профессии.

— Да, опыт большой. Начинал он, пройдя курсы в Испании. Получил белый значок. Среди теннисных судей это наименее статусные люди. Потом переучился на новый уровень. Так постепенно дослужился до нынешнего статуса. Главное требование у арбитров — знание языков, прежде всего английского. Сын хорошо учил его в школе. А затем так сложилось, что я тренировал мальчика Сашу Смирнова. Его мама была учителем английского языка. Вот она и помогла Сергею развить знания до хорошего уровня. Недавно, к слову, встретил Сашу в театре оперы и балета на спектакле «Волшебная флейта». В гардеробе пересеклись. Помнил его совсем небольшим, а теперь вырос, возмужал. Говорит: «Вы меня помните?» Я узнал. Было приятно.

Остальные члены семьи у меня не спортсмены. Хотя дочка начинала играть. Но у неё появились проблемы со здоровьем, так что пришлось закончить. Сейчас, слава богу, всё хорошо.

— Внук Антон был в топ-300 юниорского рейтинга. Когда поняли, что у него не получится развить карьеру игрока?

— В мужском теннисе большая конкуренция. Куда выше, чем у женщин. Чтобы достойно выступать, нужно иметь хорошую финансовую почву. У Антона в этом и была проблема. Какой-то период я ему помогал, но не имею таких денег, чтобы делать это на долгосрочной основе. Хотя ему нравится играть турниры. Даже в этом году попробовал свои силы на одном из минских профессиональных соревнований. Я не возражаю: есть силы — пожалуйста. По здоровью, думаю, внук мог потянуть. Хотя никто не даст гарантий. Нужно очень-очень много работать. Взять того же Егора Герасимова. Казалось бы, перспективный парень, уже почти вошёл в топ-100. Но где-то что-то пошло не так, и опять травма, и опять восстановление. Спорт не лечит. Для этого есть физкультура.

О воспитанниках и подопечных

— В вашей тренерской карьере было много игроков, с которыми работали лично. Кого прежде всего можете отметить?

— Если в хронологическом порядке, то выделю Марину Стец. Она входила в состав сборной СССР. В 1990 году стала чемпионкой Союза, когда ей было всего 17 лет. Помню, тренер сборной СССР Евгений Поздняков вручал мне медаль, как тренеру воспитанницы-победительницы. Отмечу Надю Островскую, Дашу Кустову. Обе играли за сборную нашей страны. У первой получилось войти в сотню, вторая была близко, но из-за травм рано завершила карьеру. Также у меня тренировалась Лида Морозова, другие девочки. Они и Лида уже та когорта, с которой работал в определённые моменты, то есть, в отличие от первых перечисленных, не вёл с самого детства. Родители многих игроков шутили, что я специалист по 16-летним девушкам, так как после работы со мной сразу несколько становились призёрами или вообще выигрывали чемпионат страны.

Из парней среди подопечных можно выделить Сергея Самосейко и Владимира Игнатика. Со вторым в первый раз долго не проработали по определённым причинам. Правда, через некоторое время он опять вернулся ко мне. Сотрудничали ещё год, когда Вова уже начинал играть взрослые турниры, ездили на Открытый чемпионат Австралии. Это была моя первая поездка на турнир «Большого шлема». Потом на эти же турниры отправлялся с Верой Лапко. Работал с ней три года. Сотрудничали до того момента, когда она вошла в топ-20 юниорского рейтинга. Сейчас, как вы знаете, Лапко находится в первой половины второй сотни. Считаю, способна на большее.

Безусловно, все отмеченные выше — это лишь малая часть тех, кто прошёл через мои руки. Кто-то сейчас работает тренерами, кто-то успешно устроился жить за границей. Теннис представляет много возможностей для развития. С самого начала карьеры вёл блокнот, в котором записывал всех своих игроков. Помню, в какой-то момент там было около 40 человек.

— Многие отмечают, что вы очень требовательный, но справедливый тренер. Согласны с этим мнением?

— Да. Дети меня действительно боялись, но я никогда никого не обижал. Расскажу один случай, имевший место на базе МАЗа. Как-то шёл на остановку общественного транспорта и решил зайти в кафетерий на улице Чайкиной. А там мои подопечные, которым 15 — 16 лет, едят мороженное с булками. Говорю: «Ещё раз увижу, имейте в виду». Рядом был не только этот общепит. Если пойти с кортов по иному пути, то можно было попасть в другой продовольственный магазин. Девочки поняли, как я хожу, и на Чайкиной уже не появлялись. Но вскоре я решил изменить традициям. Захожу в этот магазин, а они на кассе пробивают всё то же самое. Одна на меня посмотрела, ужаснулась и кричит подружкам: «Девочки, Дубров!» Я развернулся и ушёл. На следующий день проводил традиционное построение перед тренировкой. Всех, кого «запалил» в магазине, отправил домой. Думаю, сработало. Склонность к полноте у девочек имелась, надо было что-то делать. Лишний вес — это одна из причин травм.

719 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.