Вячеслав СОЛДАТЕНКО: от часов бы не отказался

Без малого ровно год назад голкипер национальной сборной Беларуси и минского СКА покинул ряды столичной команды, отправившись на легионерский вояж в немецкую сторону. Однако дела в рядах «Балингена» не задались, и летом Вячеслав СОЛДАТЕНКО перебрался в стан «Одорхея». Но и здесь оказия — из-за финансового краха румынской команды наш вратарь возвратился на родину. Обо всех этих событиях, и не только, корреспондент «СП» и побеседовала с гандболистом.

Фото: cro2018.ehf-euro.com

И до свадьбы цветы не дарил

— Многие отмечают, что время быстротечно, а год и вовсе незаметно пролетает. У вас же событий за этот период накопилось с лихвой…

— Это точно. Год вышел очень насыщенным. Если смотреть на развитие карьеры в целом, думаю, я ничего не потерял. Любой этап — это полезный опыт. Всё пойдёт на пользу. Но, безусловно, одно из главных событий в жизни — я женился!

— Супруга — главная болельщица?

— Конечно. Валерия меня всегда очень поддерживает. К тому же жена меня освободила от решения большой части бытовых вопросов. Теперь мне не надо отвлекаться на них, что значительно облегчает подготовку к матчам.

— После свадьбы романтика не ушла — цветы супруге дарите?

— Так я и до свадьбы их особо не дарил. (Смеётся.) В остальном — всё хорошо.

 

Не расстроился

— Многое изменилось в СКА за время вашего отсутствия?

— Глобальных перемен пока не ощутил. Разве что в тренировочном процессе сейчас намного больше работы с Вадимом Леонидовичем Сашуриным.

— Своё место в раздевалке не пришлось выбивать?

— В этом плане вообще проблем не было. Разместился на первом незанятом. Зачем кого-то выгонять, если есть свободное место?

— Вы взяли себе 16-й номер, хотя прежде выступали в СКА под 20-м…

— Произошла, так скажем, маленькая техническая неполадка.

— Неужели вам не тот номер на форму нанесли?

— Можно и так сказать. Но я абсолютно не расстроился. Ведь и в сборной под 16-м номером выступаю. Никаких проблем.

— Ребята повзрослели?

— Есть такой момент. Но не все. (Смеётся.) Ребячество порой проявляется. Но как же без этого обойтись в клубе, где собрана преимущественно молодёжь.

— Уже успели ощутить, что в нынешнем сезоне СКА не просто даёт бой БГК, но и претендует на завоевание «золота» чемпионата?

— Конечно. Нисколько не испытываем психологического давления из-за поражения в Бресте в минувшую субботу. В спорте большинство команд проигрывает исключительно из-за своих же ошибок. Впереди с БГК ещё много встреч. Произойти может что угодно. Нам очень хочется занять первое место в чемпионате. Это же билет в Лигу чемпионов! Есть за что бороться.

Осадок остался

— Основателем, спонсором и президентом «Одорхея» был один человек — Аттила Верестой…

— Не могу знать достоверно, но ребята в команде говорили, что он финансировал клуб буквально из своего кармана. Конечно, были и ещё спонсоры. Но львиную долю в команду вкладывал именно этот человек.

— После известия о смерти хозяина клуба события развивались стремительно?

— Узнали новость буквально перед матчем со сборной Сербии на ЕВРО в Хорватии. Однако мы с Максимом (Барановым. — Прим. «СП») спокойно отнеслись к данному известию. И ранее понимали, что в клубе что-то неладное. Мы два с половиной месяца не получали зарплату. Половина игроков уже хотели разрывать контракты. Я и сам подумывал уходить из «Одорхея». Разумеется, руководство в попытке удержать гандболистов рассказывало нам сказки. В тот день, когда умер хозяин клуба, буквально через шесть часов в офисе собрали не призванных в ряды сборных игроков и сообщили им о распаде команды. И тогда началось самое «интересное». Руководство выдало этим гандболистам на руки документы, в которых было прописано о возвращении задолженностей по зарплатам. А мне и Максу Баранову через агентов передали совсем иную информацию — мол, те игроки подписали бумагу о том, что не имеют никаких финансовых претензий к клубу! Разумеется, мы начали разбираться. Вскоре Максима отпустили в БГК с документами, где также утверждалось о возврате задолженностей. А вот со мной ситуация была иная, ведь «Одорхей» платил компенсацию «Балингену» за мой переход. И руководство румынского клуба хотело, чтобы либо СКА выплатил мне задолженности по зарплате, либо я сам отказался от невыплаченных мне за два месяца денег.

— Вот это подход!

— В итоге всё разрешилось благополучно. Спасибо Андрею Крайнову — СКА оперативно разобрался в этой ситуации. Также большое спасибо Белорусской федерации гандбола, которая также помогла в этом вопросе. «Одорхей» выдал мне бумаги с заверением о возврате всех задолженностей. Но руководство румынского клуба на самом деле поступило не совсем порядочно. Неприятный осадок остался.

— Помимо СКА, иных вариантов продолжения карьеры не рассматривали?

— Сразу понял, что выбор минского клуба будет самым оптимальным. Не хотелось вновь куда-то срываться в разгар сезона. В «Балингене» уже прошёл через подобное. Лучше вернуться домой и спокойно доиграть сезон, а там уже думать о дальнейших вариантах развития карьеры.

Как в бане

— Ваш уже экс-одноклубник Максим Баранов в интервью «СП» рассказывал, что на домашних матчах «Одорхея» у команды была интересная традиция единения с болельщиками…

— Игроки выстраивались в линию, а народ с трибун пел гимн города, после чего гандболисты каждому зрителю пожимали руку. По ходу сезона на своей территории мы не потерпели ни одного поражения! В нашем зале всегда была классная атмосфера, трибуны забивались под завязку.

— Любопытно, что в этом румынском городке проживает венгерское население…

— Венгерский язык я даже и не пытался учить — он очень сложный! Но когда во время матчей болельщикам не нравилось то или иное решение судей, смысл их негодующей речи был всем понятен. (Улыбается.)

— Летом в Румынии очень жарко…

— Свободное время проводил под вентилятором. На тренировках же было очень тяжело. Порой ловил себя на мысли, будто в бане нахожусь! Наш спортивный зал по строению схож с железным амбаром, который на солнце очень сильно нагревался. Летом там было крайне душно. Воду пили литрами.

— Цыгане на улицах приставали?

— Пару раз бывало. Но не доставали. Погадать не предлагали — сразу денег просили. А одного из них интересовал мусор. Иду пакет выбрасывать, а он уже издалека кричал, мол, давай я отнесу! В целом в городе цыган не много встречалось.

Делай, как хочешь

— Ранее в интервью «СП» вы отмечали потрясающую атмосферу матчей бундеслиги. Скучаете?

— В этом плане там на самом деле было всё классно. Но, приехав после Германии в Румынию, я удивился, увидев похожую картину на матчах чемпионата страны!

— Неудачный опыт в «Балингене» прежде всего чему научил?

— Работать самостоятельно. В немецком клубе тренер давал задание и уходил. А ты делай, как хочешь. Поначалу у нас с ним коммуникация была не особо налажена. Когда подучил немецкий, стало проще. Но и этот момент не изменил отношения тренера ко мне.

— С соперником СКА по субботнему матчу Кубка ЕГФ немецким «Магдебургом» доводилось встречается?

— Нет. Но это серьёзный оппонент. Легко нам не будет в любом случае.

— В целом что скажете о соперниках по групповому раунду Кубка ЕГФ?

— Разумеется, компания собралась солидная. Уровень представителя бундеслиги все понимают. С «Бьерринбро» мы уже встречались два года назад на аналогичной стадии турнира, но за это время датский коллектив претерпел значительные изменения. В борьбе с «Татраном» любопытно проверить наши силы на фоне представителя SEHA-лиги. Будет интересно!

— Можете сравнить уровень работы с голкиперами в СКА, «Балингене» и «Одорхее»?

— Не очень приятные впечатления в этом плане остались от немецкого клуба. Тренеры нам уделяли время буквально два раза в неделю, да и то минимально. Вскоре понял, что нужно дорабатывать самостоятельно, связывался с Игорем Николаевичем Папругой и Вадимом Леонидовичем Сашуриным, потому что предложенной работы на тренировках мне было недостаточно. В Румынии дела обстояли совсем иначе. В команде был тренер по вратарям, а в межсезонье Драган Джукич пригласил своего помощника из сборной Черногории, который две недели работал персонально с голкиперами. По ходу сезона с вратарями велась ежедневная работа. Порой для нас и вовсе отдельные тренировки устраивали. В СКА всё так же на уровне. Разумеется, когда Игорь Николаевич работал исключительно с голкиперами, он уделял нам гораздо больше внимания. Сейчас он отвечает за всю команду, поэтому вратари часто работают самостоятельно.

— За рубежом спрос с легионера жесток?

— В основном со стороны руководства. В Германии мне вообще никто ничего не говорил. Когда меня в «Балингене» посадили на лавку — кругом была полная тишина. Если бы подобное произошло в Беларуси или любой другой стране СНГ, вокруг бы уже такая шумиха поднялась! Меня бы тут же пропесочили…

— Сейчас хотели бы вновь попробовать силы в бундеслиге?

— Это всё будет зависеть от тех или иных условий в команде. Не нужно нестись сломя голову на первый попавшийся вариант. Необходимо более внимательно изучить вопрос.

Бегать заставили

— Так что же вам подарили организаторы на чемпионате Европы в Хорватии как лучшему игроку матча против сборной Сербии?

— Полный набор — мужской парфюм, дезодорант, кружку и много сувениров.

— А хоккеистам на чемпионате мира неплохие наручные часы вручают…

— Я бы от подобного презента тоже не отказался. (Улыбается.)

— Какой вратарь вас впечатлил на минувшем ЕВРО?

— Не хотел бы кого-то выделять, ведь на турнире выступило много хороших голкиперов. Но не сказал бы, что удивился чьей-то игре. Да и не слежу за кем-то персонально.

— Вратарям сейчас приходится много бегать из «рамки» на «лавку» и обратно при позиционной игре «семь на шесть» или «пять на шесть»…

— Первое время было немного некомфортно. Но сейчас уже воспринимаю это как данность.

— Вы как-то в интервью рассказывали, что в детстве ленились бегать, из-за чего во многом и решили попробовать себя в воротах…

— Да, а сейчас заставили. (Улыбается.)

— Как относитесь к данной тенденции ведения игры?

— Мне подобная практика нравится. Гандбол стараются сделать ещё более интенсивным и зрелищным. Уже много команд действует в подобном стиле. Конечно, обидно, если мяч залетает в пустые ворота. Но это игра. Здесь уже ничего не поделаешь.

— По ходу турнира в Хорватии к вам много раз подходили с предложениями о дальнейших карьерных вариантах?

— После матчей, разумеется, мне писали об этом. Но считаю, что это неправильно. Особенно когда сразу после игр подходят с подобными предложениями. Да и ни один тренер такого не одобрит. Это необходимо делать по завершении турнира.

— Сейчас какие мысли о дальнейшем развитии карьеры?

— Пока думаю исключительно о СКА. Впереди борьба в Кубке ЕГФ, битва с БГК за «золото». А там уже видно будет.

 

ФОТО: Из личного архива, Сергея Козельского

864 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.