Среда без биатлона, Олимпиада без смысла

Корреспондент “СП” из Пьенчана

Вообще-то это уже напоминает дурной анекдот, который ещё и рассказывает человек, не имеющий никаких склонностей к разговорному жанру. Но при этом считающий себя чрезвычайно «уморительным юмористом», вызывающим смех до колик в боках. Но не смешно. Ни капельки.

Фото:  globallookpress.com

Среда, 14 февраля, получилась на Белых играх-2018 крайне куцей на события. Последовательно из-за ураганного ветра, обрушившегося на спортивные стадионы и места проживания олимпийцев, отменялись медальные состязания, официальные тренировки и просто разминки. Не сумели определить сильнейших в индивидуальной гонке на 15 км и женщины-биатлонистки. Их старт перенесли на четверг – 11.15 белорусского времени.

Специальные корреспонденты «СП» узнали об этой коллизии, уже выдвинувшись из Каннына в «Альпензию». Нам не хватило буквально пяти минут для того, чтобы дождаться новости на «базе» и не дёргаться в ложном порыве. Но всё, что ни делается, – к лучшему! Оказавшись в главном пресс-центре, мы сумели пообщаться с российским коллегой из «Спорт-экспресса» Владимиром Ивановым на темы, которые волнуют и белорусов.

Впрочем, мы опять вынуждены применить «хронологический принцип». И первая глава – особенная. В минуты её написания мы даже не знали об отмене биатлонного старта, предполагая, что организаторы Игр и функционеры МОК, ответственные за стреляющих лыжников, сделают всё, чтобы состязания состоялись. Причём заранее написанный текст решено не редактировать, чтобы вы, читатели «СП», могли в полной мере проникнуться теми настроениями и эмоциями, какими на Олимпиаде стартовал Валентинов день.

На корейском фронте без перемен

Коллеги из Минска постоянно задают специальным корреспондентам «СП» два вопроса. Первый: «Нет ли перемен к лучшему в метеорологических условиях?» Ответ однозначно отрицательный, причём категорически безутешный в перспективе. Перемен нет и НЕ БУДЕТ! Это уже совершенно точно. Надеяться не на что и в данном случае не на кого, ибо Тот, Кто мог бы повлиять на статус-кво, так создал сей мир, что на Корейском полуострове в феврале всегда ураганный ветер и холод.

Утро среды в Канныне и Пьенчане, на стадионах «Альпензии» и горнолыжных трассах началось с такого завывания воздушных потоков, что, присутствуй на Белых играх-2018 Александр Сергеевич Пушкин, он, вдохновившись непогодой, сбивавшей людей с ног, написал бы продолжение незабвенного стиха «то как зверь она завоет, то заплачет, как дитя».

Даже на нашей «базе», медиа-деревне Каннына, творилось фантасмагория из классики «голливудских ужасов». Люди прижимались под порывами ветра к земле, а циновки, которыми хозяева благоразумно прикрыли землю, парусили, и пылища поднялась сумасшедшая! Шатры различных служб просто сдуло!

Фото Владимира Нестеровича

В это же время в горах отменяли и переносили соревнования. Разумеется, белорусская пресса озаботилась будущим биатлона. Конкретно женской индивидуальной гонки. Но её судьба – быть или не быть — решалась в последние предстартовые часы.

Впрочем, учитывая, как жестоко и едва ли не насильно днём в «Альпензии» выталкивали с трамплина двоеборцев, можно было прогнозировать: биатлон отменят, только если земля разверзнется или случится другой глобальный катаклизм. МОК уже без того в невыигрышном, если не сказать дурацком, положении: вопросы о том, как главный праздник зимнего спорта оказался спроважен в Пьенчан и прочие Канныны, приобретают всё большую и большую пикантность. Всё остро, как соус к здешнему расхожему блюду – капусте чим-ча. Ведь не зря корейская заявка дважды проигрывала конкурентам.

И правильно, что проигрывала! А если на третий раз победила, то вы сами понимаете, какие выдвигаются версии о морально-этическом облике тех «патрициев олимпийского движения», что проголосовали за Пьенчан.

Второй вопрос из Минска формулируется так: нет ли счастливых перемен в организации Игр? Причём коллеги, свято верящие в эволюцию человека разумного, явно рассчитывают услышать положительный ответ: хозяева-де учатся на собственных ошибках, устраняют недостатки и вообще прогрессируют. Но как тут не вспомнить язвительного Джонатана Свифта: «Человек — животное, лишь расположенное к разуму».

В общем, если бы не сообщение оргкомитета, пришедшее на электронную почту прямо в процессе написания этого материала, то и здесь автор был бы в полном праве написать: перемен к лучшему НЕТ и НЕ БУДЕТ! Волонтёры по-прежнему некомпетентны, логистика с изъянами, работа транспорта чудовищна. Журналисты, работающие в биатлонном пресс-центре, по-прежнему отделены от олимпийских событий – местные шефы отказываются переключать телевизионные «плазмы» на другие стадионы Игр, что есть проявление «расизма по виду спорта». Так что на корейском фронте без перемен.

Правда, теперь объективность настаивает на ином построении констатации – «почти без перемен». Дело в электронном послании оргкомитета. В нём сообщалось об изменении расписания шатлов в «лунные часы». Сие есть реакция на локальные бунты журналистов, штурмом бравших редкие ночные автобусы после завершения биатлонных соревнований из «Альпензии». Хоть за это спасибо!

Кстати, если задаться целью, найти хоть что-то хорошее в олимпийских реалиях, то, во-первых, нет претензий к качеству предоставленного жилья. Оно, в отличие от варианта Сочи-2014, комфортно уже сегодня. Во-вторых, корейцы в зародыше придушили традиционную тему для ворчания журналистов про скудость и однообразие (до оскомины!) завтраков в Олимпийских медиа-деревнях. Но на этих Играх никто не скулит. Впервые и для прессы представлены три кухни: азиатская, халяль и европейская (британская версия). Однако! Интернациональная армия журналистов обеспокоилась тем, что ни в Канныне, ни в Пьенчане — вообще нигде, нигде в Корее не встречаются собаки. Учитывая кулинарные пристрастия аборигенов, это наводит на самые прискорбные мысли.

Наконец, третий положительный момент – грандиозное оснащение «четырёхколёсных друзей человека». Оно – колоссально! Наличие вай-фая – не обсуждается. Но как вам телевизионная плазма с диагональю 120 сантиметров? С перманентным спутниковым сигналом? Телевизор нависает над салоном. А уж по нему можно посмотреть олимпийские соревнования, чего не сделать в пресс-центре (!) на биатлоне.

Но расписание транспорта, логистика маршрутов – катастрофа. Судите сами.  Автобус из Каннына и до главного пресс-центра в Пьенчане проезжает мимо заветного хаба «М3», откуда пресса отправляется в Олимпийский парк «Альпензия». Мчит на всех парах экологически чистого топлива. И почему простая мысль сделать там остановку не пришла никому в голову? Тем, кому надо на биатлон, лыжи и прочее «двоеборье» спокойно бы выходили, остальных довозили бы до конечной остановки. Увы. Вначале тебя отвезут за километр, затем приходится бежать обратно. Рысью, как вы помните. Что это, если не головотяпство со взломом?!

И всё-таки отмена…

Благодаря «автобусному интернету» мы, приехав в Пьенчан, знали, что биатлона в среду не будет. Однако первая наша реакция – удивление. Дело в том, что в горах по сравнению с Канныном было на редкость тихо. Так почему отмена?

Стали разъяснять ситуацию, и благодаря общению со старшим тренером нашей женской сборной Фёдором Свободой узнали следующее. Во-первых, спортсменов проинформировали о переносе «пятнашки» на четверг несколько часов назад. Причина – ураганные порывы ветра. Правда, днём всё на стрельбище не было так уж жутко, но, как предположил наш наставник, вечером в соревновательные часы ситуация грозила резко ухудшиться.

Фото: Reuters

Белорусские биатлонистки с некоторым огорчением восприняли информацию о переносе, что совершенно понятно. Готовились, настраивались, сосредотачивались, а тут раз — и «вторая смена», как говорил один из персонажей фильма «Большая перемена». Но тут, в отличие от ветровых условий на стрельбище, равные условия. Конечно, это дополнительный психологический гнёт, но, в конце концов, чем более профессионален спортсмен, тем больше у него шансов выстоять под ударами судьбы. И в наших девчат надо верить!

Вчера Домрачева и компания таки провели тренировку на «Альпензии». Предвосхищая её, Свобода предположил, что она пройдёт без стрельбы. Тренер также рассказал, что им с Альфредом Эдером предстоит заново решать вопрос заявки биатлонисток по группам. Если бы «пятнашка» состоялось в среду, то Домрачева, например, ушла в бой из второй группы. Но погодные условия изменятся, и тут возможны варианты.

И хорошо! Нам нужны другие варианты, чем те, что уже настигали нас в «Альпензии». И может, старт индивидуальной гонки ещё в светлые часы корейского дня поможет белорусам увидеть, наконец, солнце!

Российские метаморфозы

С коллегой из «Спорт-экспресса» Владимиром ИВАНОВЫМ о беседе договорились легко. Благо отработали вместе не одно большое соревнование.

— Олимпиада почти на экваторе…

— Мои ощущения российского журналиста крайне двойственны. Например, взять день 13 февраля. Начав готовиться к поездке в Пьенчан за три месяца до старта Олимпиады, я буквально залип на этой дате. Всё потому, что в Канныне на овале должен был бежать конькобежную «полуторку» Юсков, а в горах в лыжном спринте бороться за медали Устюгов. Предполагал, что оба готовы «выкосить» конкурентов. А потому мучился дилеммой, как раздвоиться. Ведь соревнования проходили в одно время, а оба эти спортсмена мною любимы. Терзался, терзался, но… МОК избавил от волнений на эту тему, всё решив за меня. И если бы только эти двое! В Корее не хватает очень многих ребят, за которых сильно переживаю, которым давно искренне симпатизирую. Поэтому частенько в эти дни ловлю себя на мысли, которую отлично сформулировал наш лыжник, бронзовый призёр спринта Большунов: «Первенство водокачки».

— Тем более что организация и компетенция хозяев…

— …Ниже плинтуса. Например, такой… как сказать цензурно… такой никчёмности в транспортной системе, нигде не было. Вот мы с тобой трудились в Пекине на чемпионате мира-2015 по лёгкой атлетике, где также всё было далеко от идеала. Но то, что происходит здесь, не поддаётся осмыслению. Допустим, для того чтобы добраться из ледового дворца, в котором в Канныне проходят соревнования по шорт-треку, до места проживания подле экстрим-парка «Феникс», необходимо сменить четыре автобуса. И вот моя коллега по газете Наталья Марьянчик вышла из третьего шатла, чтобы быстро пересесть в заключительный. Ночь, снег, холод и ветер. Поскорее бы! Но тут волонтёры на хабе «Феникса» говорят: автобуса не будет. Видите ли, идёт снег, водитель отказывается ехать – опасно.

— Был сильный снегопад?

— Какое там! Редкие снежинки. Но водитель упёрся, а волонтёры его поддержали. Наташа и польский коллега спросили: «И что делать?»

— Какой получили ответ?

— Что хотите, то и делайте. Такси тоже нет – здесь в горах его и не бывает. Пошли пешком. Их отпустили с лёгким сердцем. Да ещё хорошо, что поляк не вспомнил историю про Ивана Сусанина и таки решился составить Наташе компанию.

— Очень много историй о том, какие препоны ставятся российским болельщикам…

— Во вторник на лыжах встретил мужчину с Колымы, который был с ног до головы в «советской» экипировке, размахивал красным флагом с серпом и молотом. На него наседали корейские полицейские, а он от них лениво отмахивался, как от мух. В итоге они просто от него отвязались, сообразив, что ничего сделать не в состоянии. Потом у нас с соотечественником состоялась беседа. Мужчина рассказал, что на все соревнования ходит в таком облачении и каждый раз к нему цепляются либо волонтёры, либо полицейские. Но этот рассказ был подытожен фразой, в которую поверил сразу и навсегда: «Хрен у меня кто-нибудь что-нибудь отберёт!»

— Ходит много слухов, как россиян провоцируют…

— Увы, это не слухи. Суди сам. Допустим, Женю Медведеву на фигурном катании подначивали, на что она жёстко отрубила по-английски: «Я на эти темы не разговариваю». Юлю Белорукову на лыжах вдруг стали прессовать литовские журналисты, один Бог знает, что забывшие в тот час на «Альпензии». Втроём постарались накинуться на нашего бронзового призёра: как вам выступается под нейтральным флагом; да не стыдно ли вам? Белорукова понимает по-английски, но решила не разговаривать без переводчика. Тогда один из пожилых литовских коллег перешёл на русскую речь. Юля тогда отказалась общаться с иностранной прессой.

— Имеет право. Но теперь заглянем в будущее?

— Да, конечно. Для российских болельщиков сейчас появляется хоккейный интерес. Мой личный выбор – лыжи. Я влюблён в эту команду. Есть видеозапись, как президент нашей федерации Елена Вяльбе болела за Белорукову. Пересмотрел на ночь – не мог потом заснуть. Что же касается белорусской олимпийской команды, то это биатлон. Мы тоже болеем за Домрачеву и Скардино, которых многие считают своими. Как и Кузьмину. И ещё лыжная акробатика. Там мы конкуренты, но белорусов всегда поддержим.

 

459 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.