«Серебряная» атака Дарьи на её «крайних» Играх

Корреспондент “СП” из Пьенчана

В субботу мы все вздохнули не то чтобы с облегчением, а даже счастливо! Висевшая камнем на душе проблема отсутствия медалей корейской чеканки у трёхкратной чемпионки Сочи-2014 Домрачевой оказалась с блеском решена в массовом старте. Она, правда, уступила первое место представляющей Словакию Кузьминой, чья готовность к стартам в «Альпензии» вызывает недоумённое восхищение (такая эклектика!), но в данном конкретном случае и серебряная награда имеет золотую цену, что и подтвердила лидер белорусского биатлона после финиша.

Фото Владимира Нестеровича

Важные заявления

Субботний вечер в Пьенчане вообще получился не только щедрым на эмоции, но и весьма богатым на информацию. Очень интересные общения у специальных корреспондентов «СП» состоялись с наставниками нашей женской команды Альфредом Эдером и Фёдором Свободой. Наконец-то «расшифровывался» их коллега на Играх-2018 Оле Эйнар Бьёрндален. И, конечно, сама ДаДо.

Дарья, переполненная счастьем от свершённого на трассе и стрельбище «Альпензии» подвига – это не гипербола, так оно и было на самом деле, — впервые откровенно рассказала о том, как мыслит своё посткорейское будущее. Первое важнейшее заявление Домрачевой связано с планами на следующий сезон.

— Конкретного решения пока нет. Мне необходимо завершить все олимпийские дела – Игры продолжаются. Впереди эстафеты. Затем насущная задача радостно и для себя, и для белорусских болельщиков финишировать в сезоне. В марте состоятся аж три этапа Кубка мира – Контиолахти, Холменколлен и Тюмень. А вот уже после завершения сезона всё проанализирую, проговорю с тренерами, близкими людьми. Тогда и появится конкретика.

Прокомментировала Дарья и перспективы продления своего «олимпийского романа».

— Вы же меня давно и хорошо знаете: я никогда не любила строить очень уж долгосрочных планов и не приобрела с возрастом этой привычки. Но сегодня, находясь в Корее и став обладательницей ещё и серебряной олимпийской медали вдобавок к имевшимся золотым и бронзовой, очень сомневаюсь, что выступлю спустя четыре года на Белых играх в Пекине.

Однако! Давайте сразу разберём психологические подтексты сказанного. То, с какими интонациями и смысловыми ударениями ДаДо говорила о следующем сезоне, позволяет надеяться, что на исходе марта Домрачева скажет короткое «да» продолжению своей карьеры. В конце концов, у неё нарисовались интересные вызовы. Попытка взять второй большой Хрустальный глобус в карьере может стать захватывающим и увлекательным спортивным приключением. Как раз в духе ДаДо.

Теперь об олимпийской перспективе. Не будем скрывать: два психолога-любителя, коими здесь и выступают специальные корреспонденты «СП», едины в том, что Дарья твёрдо говорила об отказе выступить в Пекине. Тем не менее она не дала конкретного отрицательного ответа. Значит, есть сомнения, варианты. Точнее, сохраняются увлечённости теми соревнованиями, которые и являются высшим смыслом в профессиональном спорте. Поэтому, к слову, так ценно нынешнее «серебро» Домрачевой и потому мы о корейских Белых играх в преломлении на нашу биатлонную звезду будем писать не «последние», а «крайние». Это будет точнее.

И, кроме того, зачем у самих себя красть надежду? «Я не сказала да, милорд!» — «Вы не сказали нет!». Дуэт Анны Австрийской и герцога Бэкингема из советских «Трёх мушкетёров» в данном случае очень актуален.

О тех, кто против шерсти

Разумеется, колебания ДаДо даже по поводу следующего сезона стали грустной ноткой очень праздничного вечера. Но нашлись те, кто его омрачил по-настоящему своими злобными ухмылками и лопатами дёгтя, которыми они покусились на нашу бочку мёда.

В те минуты, когда мы дожидались Домрачеву в микст-зоне, пришла неутешительная информация о судейском беспределе в экстрим-парке «Феникс», где явный сговор арбитров из Швейцарии и России, да и других стран не позволил отстаивать свой титул Антону Кушниру.

Как к этому относиться, если не в качестве «удара в спину»? Своя рубашка, конечно, ближе к телу при любых союзных отношениях, но подличать зачем? А к тем же швейцарцам просто надо перестать ездить на летние сборы. Ударить по «банкирам» и «сыроделам» франком.

Что же касается соседей… И как после этого «корейского сговора» команда Олимпийских атлетов из России вправе рассчитывать на белорусскую поддержку в тех начинаниях, которые, возможно, сумеет-таки генерировать Москва, если тамошнему НОК вернут статус в «интернациональной семье»?!

При этом соседи-журналисты всё равно рядом с белорусскими спортсменами. Вот и в шатре для биатлонных пресс-конференций с Домрачевой активно работала Елена Вайцеховская. Впрочем, уроженка Львова и олимпийская чемпионка-76 в прыжках в воду с 10-метровой вышки знает Дарью давно, и общаются они с удовольствием.

Поэтому её поздравления искренни, а ДаДо чувствует себя раскрепощённо, при старшей коллеге по титулу: «Ох… Не передать словами. Так здесь было тяжело, так тяжело — вся измучилась».

Вайцеховская, умеющая по-женски чувствовать моменты радости от преодоления самой себя, тогда сказала: «Дашка, ты такая молодец! Ты такая умница!» ДаДо не спорила. В эти минуты она и сама понимала: комплименты – не напрасная лесть. Она действительно молодец и умница! По самому престижному олимпийскому счёту.

История в лицах

Но молодцы и тренеры. Альфред Эдер извёлся на «бирже». Надо было видеть, какой трагический колорит приобрела фигура наставника, когда во время заключительной «стойки» Дарья после трёх точных выстрелов взяла паузу, долго целясь в следующую мишень! И с каким хриплым от нервного спазма облегчением Альфи произнёс дважды традиционное «йес», которым он сообщает по рации о закрывшейся мишени.

Во время последнего гоночного круга Эдер не мог стоять на месте и смотреть на стадионную плазму-телевизор. Австриец суетился, метался, постоянно похлопывал корреспондента «СП» по плечам и приговаривал: «Рано, рано поздравлять… Пусть вначале отработает спуск… Теперь подъём… Всё равно рано… Терпим…»

А чтобы терпелось и ждалось бодрее, герр Альфи время от времени буквально издавал рык, не стесняясь косых взглядов: «У-у-ух!… А-а-ах!… Э-э-эх!..» И только когда Домрачева выехала вслед за Кузьминой на финишную прямую, Эдер раскрыл объятия, чтобы уже совсем по-юношески проорать: «Вау!» Австриец был счастлив и зайцем метнулся в подземный переход. Чтобы перебежать со стрельбища в зону финиша и обнять Дарью.

В эти же минуты с закаменевшего лица старшего тренера Фёдора Свободы стало уходить колоссальное напряжение последних дней, когда стала активно муссироваться тема: дескать, проблема ДаДо заключается не в скольжении лыж – она просто ошиблась в подготовке, потому и не может ничего показать на трассах «Альпензии».

А это был профессиональный вызов и для наставника, и для спортсменки. Такой вызов, который ни Свобода, ни Домрачева не могли проигнорировать. Как и тот же председатель федерации биатлона Андриан Цыбульский, шедший навстречу тренировочным планам и методическим пожеланиям ДаДо.

Но теперь нет никаких сомнений: Дарья не ошибалась в своём состоянии. Она действительно отлично подготовилась к Играм. Оказались правы и Свобода, и Цыбульский. Они сами могут между собой спорить до хрипоты, но в итоге консолидированно сработали на медаль в Пьенчане. Домрачева в массовом старте доказала, что физически и функционально она в порядке, и сей порядок подкреплён психологической устойчивостью.

У ДаДо в массовом старте было три ключевых момента. Во-первых, её неторопливость на стартовом круге, которую кое-кто посчитал за «разумную тактику», на самом деле не имела с «тактикой» ничего общего. Просто у неё опять нездорово скользили лыжи, хотя она «кочегарила» с полной выкладкой.

Только представьте, какой она пережила стресс перед премьерной стрельбой, когда соперницы отрывались и отрывались. Но потом лыжи чудесным образом покатили, «дав прибавку». Дарья почувствовала свой настоящий ход!

Во-вторых, промах на третьем огневом рубеже первым выстрелом. Со стороны это выглядело так: Кузьмина в поразительном темпе закрывает свою установку, а только начинавшая работу ДаДо нервно реагирует на её уход. Ибо промах – нижний — оказался с солидным отрывом. Сама Дарья не подтвердила, но и не опровергла эту версию: «Может быть, и среагировала. Каким-нибудь «боковым слухом». Но именно благодаря этому промаху я поставила перед собой задачу на заключительную «стойку»: разбейся в лепёшку, но сконцентрируйся на стрельбе».

И это уже в-третьих. Она сконцентрировалась – факт. Но Дарья довела и себя, и всех своих болельщиков до дрожи. Себя — потому как, отложив надолго четвёртый выстрел, попала в режим гиперкомпенсации, когда начинает трясти не по-детски. Болельщиков и тренеров —  потому как в этом режиме на каждый точный выстрел приходятся два неточных. Но она закрыла мишени! Она справилась! Она вырвалась из «заколдованного парка»!

— Как вы всё это пережили? – спросили мы Свободу.

— Никаких эмоций, ребята, — признался Фёдор Анатольевич. – Одни только нервы.

— Ещё не отпустило?

— Конечно, мне радостно, что сегодняшняя гонка доказала – все находятся в хороших кондициях. Однако, поймите, нельзя и говорить, что у нас были проблемы со смазкой лыж. Во-первых, даже если это констатировать, то при многократном повторении может создаться впечатление, дескать, сваливаем вину на козлов отпущения. Не так! Мы – одна команда. Кроме того, у любого поражения, любой неудачи не одна, а несколько причин.

Команда у биатлонистов взаправду одна, и тот же Оле Эйнар Бьёрндален – её часть. Норвежец в предыдущие дни «шифровался», благо его рабочие задачи позволяли не мелькать в народе. В тренировочных сессиях он занимался обкаткой лыж, а во время гонок был «голосом белорусской рации». Оле отвечал за информирование всех тренеров, работавших на стадионе и трассе.

Но на массовый старт, надев конспиративные серые лыжные штаны, оранжевую курточку с капюшоном, серую же шапочку и солнцезащитные очки, норвежец отправился на трассу, чтобы «быть ближе к Даше, лучше чувствовать дыхание этой скоротечной гонки».

— Я счастлив за жену, за себя, за всю нашу семью! Кузьмина здесь великолепна, но второе место Дарьи – спортивное чудо. Это Олимпиада для нас очень тяжёлая. Я вовсе не выступаю, а Даше пришлось бороться и с собой, и с различными обстоятельствами. Все хотели от неё медалей, но биатлон — непредсказуемый спорт. Сегодня был последний шанс взять личную медаль, но у Дарьи устойчивая психика. На её месте мало кто из биатлонистов смог бы справиться с таким чудовищным напряжением.

— Когда мы не услышали вашего голоса в рации, то сразу поняли – сменили амплуа.

— Да, пошёл на трассу. Стоял на том месте, где сложнейший спуск почти сразу переходит в подъём.

— Не было ли в этом решении субъективной приметы. Ведь в Антхольце вы тоже помогали на трассе, и Дарья выиграла масстарт?

— Я об этом помнил… Конечно, помнил. Но сегодня – это сегодня. Невероятная гонка. Дарья метко стреляла, она боролась за каждый выстрел на огневых рубежах, продемонстрировала высокую скорость на трассе.

 — Что вы пережили, когда на заключительной «стойке» после трёх точных выстрелов Дарья вышла из ритма, чтобы взять паузу…

— Мне казалось, происходит что-то кошмарное. Сжимал рацию, сжимал и… ждал. Но потом кричал, подгоняя жену на финиш! Завоёванное «серебро» сегодня явно с золотым отливом. Мечты сбываются!

Кстати, вот что сама ДаДо уже в воскресенье после церемонии награждения на Медальной площади в Пьенчаре рассказала о поздравлениях близких.

— Все родственники находились в таком же чудовищном напряжении, что и я. Корейская эпопея — ожидание медали — оказалась для них очень нервно-затратной.

— Можно сказать, что все выходили на старт вместе с вами?

— Так и было! Поэтому серебряная награда — результат коллективного труда. Все очень переживали. Ксения тоже. Перед церемонией опять увидела свою дочку в скайпе. Она сейчас с бабушкой в Минске. Ксения уже хорошо говорит «мама». Это тоже награда!

Однако мы вернёмся к общению с ДаДо, что состоялось ещё в субботу.

Преодолеть себя

— Выиграв медаль, вам удалось доказать свою правоту. Вы не «тяжёлая, не быстро устающая» — вы хорошо готовы к Играм.

— Понимала это всегда, ни капельке не сомневаясь в своей боевой готовности. Да, я хорошо готова к стартам в «Альпензии». Увы, какие-то моменты препятствовали моему возвращению на олимпийский пьедестал почёта в спринте, преследовании, индивидуальной гонке.

— Но это свершилось!

— Ура! Очень рада, что удалось справиться со всеми сложностями в массовом старте.

— Так уже было в вашей карьере на чемпионате мира-2011 («серебро») и на чемпионате мира-2013 («золото»). Да и коллекция малых Хрустальных глобусов в этой дисциплине у вас достойная.

— Три штуки! Эта дисциплина, когда все сильнейшие ведут очную борьбу, мне близка. А в «Альпензии» мне очень хотелось порадовать всех болельщиков, всех, кто отправлял мне свои пожелания, заряжал энергией, поддержкой.

— Их было много?

— Очень. Я волновалась и за них. Мне искренне хотелось порадовать белорусов, подарить им положительные эмоции.

— Вы успели сопереживать и нашей олимпийской чемпионке Гуськовой, одной из первых поздравив Анну с победой.

— Не знаю, откликнулась ли фортуна на мое сообщение, но поздравление было абсолютно искренним.

— Следили за соревнованием лыжных акробаток?

— Конечно. Всей командой, в нашей биатлонной квартире Олимпийской деревни. В режиме онлайн на экране компьютера. Анна большая молодец! Прыгали у экрана, когда она сделала золотой прыжок!

— Буквально и фигурально?

— Буквально, именно буквально.

— За Аллу Цупер расстроились?

— Очень. Четвёртое место, особенно на Олимпиаде, – это отвратительный результат.

— Ни себе, ни людям?

— Вот-вот. Но выступление девчонок в пятницу стало своеобразным прорывом. К лучшему. Золотая медаль Гуськовой помогла снять в какой-то мере напряжение, что сгустилось и в нашей команде. А оно, напряжение, не миф. Никто в команде не срывался, пряча внутрь себя даже намёк на нервозность, но…

— Всё было очевидно, всё витало в воздухе?

— Да. Мы понимали, что нужно реализовывать шансы, цепляясь за малейшую возможность. И отступать уже некуда.

— Можете вообразить, что испытывали те тренеры, включая вашего супруга, которые по радийным сообщениям Эдера отслеживали стрельбу на заклчительной «стойке»?

— Нет, честно, нет.

— Предположите.

— Ой, да кошмар! В принципе, не могу представить, что приходится переживать нашим тренерам.

— Причём не важно, откуда они следят за гонкой?

— Именно. Со стрельбища, на трассе, у экрана компьютера — всё равно жуткая нервотрёпка.

— Одна из причин, почему тренерский хлеб вас не манит.

— Именно так.

— У вас опять был сегодня девятый стартовый номер…

— Ох уж эти сюжетные аналогии! Да, в Сочи я выиграла свою первую золотую медаль под девятым номером. В преследовании. А на «пятнашке» у меня была цифра «13» на бипе.

— Помню.

— Здесь после спринта опять девятый номер – и ничего. А сегодня – «серебро». Поэтому… Традиционно стараюсь гнать подобные мысли и выходить на старт со свежей головой. Это не просто, но я стараюсь.

— Кузьмина нынче готова феноменально.

— Настя сильна на этих Играх – факт. Она полностью заслужила золотую медаль в массовом старте. Но и с ней можно конкурировать.

631 просмотров