Владимир ВОЛЧКОВ: наша разведка — выверенные решения

Февраль для отечественного тенниса сложился не лучшим образом. Для начала мужская сборная потерпела разгромное поражение от австрийцев (0:5) в матче I группы Евро-африканской зоны Кубка Дэвиса, а затем женской совсем немного не хватило, чтобы в сильнейшем дивизионе одолеть немок.

Владимир ВОЛЧКОВ, покинув пост капитана мужской команды в Кубке Дэвиса, остаётся главным тренером национальной сборной. Фото Владимира Иванова

Реакцией на неудачи стали перемены на капитанских мостиках обеих команд. Причём мотивацию подобных решений не все поняли. Владимир ВОЛЧКОВ, по-прежнему являющийся главным тренером национальной сборной, в эксклюзивном интервью «СП» поведал свою версию произошедшего. Для начала экс-капитан мужчин рассказал, что помешало его подопечным в крайних двух матчах, а потом о нюансах, не позволивших второй раз кряду порадовать «Чижовка-Арену» нашим девушкам.

Очень важен вопрос доверия

— Увольнения вас и особенно Эдуарда Дуброва с постов капитанов команд Кубков Дэвиса и федерации получило бурную реакцию как в прессе, так и среди болельщиков…

— Предлагаю рассмотреть текущую ситуацию с профессиональной, а не эмоциональной точки зрения. Всегда нужно начинать с себя, так что прежде всего о собственных недоработках в последних матчах Кубка Дэвиса. Мы дважды подряд проиграли, хотя имели реальные шансы выиграть. Начну с матча против швейцарцев. В преддверии его встал вопрос касательно физического состояния двух лидеров — Герасимова и Ивашко. Во время Открытого чемпионата США у Егора начались проблемы с коленом, а потом и со спиной, у Ильи — с кистью. Ещё тогда я, директор РЦОП Александр Гагиев и новый в нашей команде, но уважаемый в отечественной медицине врач Александр Ванхадло договорились о мобилизации всех ресурсов для качественного восстановления игроков, о чём их уведомили. Но по возвращении домой парни решили восстанавливаться самостоятельно. Поначалу в это дело не лез, но, когда не увидел подвижек в нужном направлении, счёл необходимым серьёзно поговорить с парнями. В частности, имелся достаточно жёсткий, мужской разговор с Герасимовым. Предложил свой вариант решения проблемы, рассказал, как вижу его роль в предстоящем поединке. На кону ведь стоял исторический для нас выход в Мировую группу. Изначально показалось, что Егор меня услышал, но в итоге принял другое решение. Считаю, здесь имеет место вопрос доверия. В команде он всегда очень важен.

— Для многих загадка, почему сборная уже который год обходится без помощи одного из лидеров нашего тенниса — Владимира Игнатика. Ваше объяснение?

— Как говорил ранее, перед важным матчем со швейцарцами Владимир дал красивый ответ нашей федерации, что не может помочь из-за травмы. Возможно, моё нахождение на капитанском мостике стало одной из причин его отказов? Не знаю, но не хочу быть помехой на пути становления парней, поэтому и попросил о своей отставке. Думаю, подобные вопросы возникают из-за того, что в организационном плане мы не проработали все моменты. В ближайшее время, имея полномочия, доверенные председателем нашей федерации, планирую улучшить взаимодействие со спортсменами, и не только. На высоком уровне не должно быть подобных проблем.

— Теперь о поединке с Австрией.

— Два спортсмена из окончательного состава прибыли на сбор в его середине. Мы играли на грунте, так что подготовка нужна была обстоятельная. Думаю, 8-10 тренировок помогли бы теннисистам лучше прибиться к корту. Может быть, у меня не хватило слов убедить парней, что в данном случае стоит пожертвовать личным турниром ради Кубка Дэвиса или пораньше возвращаться из Австралии. В итоге за всё отвечает капитан. Видимо, демократический подход на таком уровне не работает. У нас нет игроков топ-20, поэтому мы должны акцентировать внимание на нюансах. Шансы были. В первый день у Ивашко, во второй — в паре. Если так складывалась игра, значит, были допущены недоработки. Это вопросы чести для капитана. Для меня будет большая наука. Однако в то же время хочу попросить, чтобы все тренеры, трудящиеся в академии, относились к своей работе столь же серьёзно и критично.

— В последнее время в сборную не привлекался Александр Бурый. С чем это связано?

— Не хочу глубоко забираться в историю наших взаимоотношений. Отмечу лишь то, что с моей стороны когда-то было много сделано для Саши. Будь сейчас Бурый в коллективе, у нас имелся бы дополнительный шанс для манёвров. Так было принято решение взять в Австрию Бетова. К слову, он здорово себя зарекомендовал на сборе, но на месте мы убедились, что уровня Сергея будет недостаточно для победы над сильными австрийцами. А игровые качества Бурого помогли бы команде на грунте. Разговаривал с теннисистом на эту тему, но остался неуслышанным. В целом у меня со всеми парнями хорошие отношения, но в каких-то ситуациях… Считаю, что отдать 6-10 недель в году команде — это нормально. Теперь будем тщательно вырабатывать протокол взаимодействий. Сергей Тетерин уже вынес порядка десяти пунктов на ближайшее заседание тренерского совета. Результат в спорте — это уже другой разговор. Мяч круглый, всё может быть, но контактировать со спортсменами мы должны эффективнее.

— Почему приняли решение довериться в Австрии дуэту Василевский/Ивашко?

— Начиная с первой тренировки в Австрии обсуждал сложившуюся ситуацию с Василевским. Объективно было понятно, что Бетов и Шило находятся не на том уровне. Ярослав прилично мог подавать и принимать, но откровенно выпадал при игре с лёту. Это было видно по тренировкам. Ивашко же показал хороший теннис в первый день. В стане соперника вряд ли предполагали, что он выйдет на встречу, так что, считаю, решение оказалось верным. Мы обсуждали его и с председателем федерации, который обладает хорошим спортивным чутьём. К тому же Андрей был рад принятому решению, понимал, что Илья может помочь ему реализоваться как парнику. Ивашко, как позже оказалось, тоже держал в голове подобный вариант. Вообще, меня порадовал его подход к игре за сборную. Илья был готов сразу после пары играть «одиночку». Выглядел уверенным. Это важно.

В продолжение темы взаимодействий хочу затронуть ещё один нюанс. На выезд с командой поехали два личных тренера — Ивашко и Жирмонта. До конца не понимал, как правильнее выстроить с ними контакт в отношении тактики на матчи. Тем более в свете изменений в составе сборной Австрии. Возможно, стоило каждый день уделять этому моменту по 15 минут. Но, увы, хорошая мысль приходит позже…

Тренерский штаб недорабатывал

— Теперь остановимся на более обсуждаемых изменениях в женской команде, которой в апреле предстоит борьба за право остаться в Мировой группе.

— Во всех последних матчах я находился внутри коллектива и могу с уверенностью сказать, что тренерский штаб недорабатывал. Это касается матча как с США, так и с Германией. У девушек были реальные шансы, они трудились в поте лица. Но сказались просчёты в организационных моментах, в подготовке. Как яркий пример — ситуация при счёте 2:2 в крайней встрече. Девушки идут в раздевалку, а у них нет одинаковых маек и юбок! В итоге кто-то выходит на корт в одежде Веры Лапко. Это ненормально, когда мы в панике решаем подобный вопрос. Подобный момент также не проблема спортсменок. Ещё нельзя не отметить физическое состояние той же Лапко. В первом своём важном матче за сборную она сыграла хорошо, боролась. В общем, показала свой потенциал. Но в третьем сете просто «сдулась» физически. Почему на это не было обращено внимание во время сбора? Для чего мы делаем биохимический анализ крови? Почему ситуация заранее не была смоделирована на тренировках?

— Как оправдание — мало времени…

— Уже какой матч подряд мы проводим сборы длиной в две или две с половиной недели. Это приличный срок. Я не видел ни одной тренировки на выносливость, хотя в планах такие прописываются. Предположим, Вере пришлось бы играть ещё в субботу. Что бы тогда было с ней в воскресенье? И два бы сета нормально не сыграла?! Вижу, что здесь присутствуют те же вопросы несогласованности во взаимодействии. Считаю, раз речь идёт о командном турнире, то капитану нужно гладить против шерсти. Это касается как бесед со спортсменами, так и с личными наставниками.

— Если вернуться к перипетиям финального матча, то, показалось, тактически наши девушки были подготовлены неплохо.

— Ещё в начале осени я доносил до личных тренеров информацию, что перед поединком с американками надо организовать длительный сбор. Это уникальная ситуация, а не просто один матч, если мы говорим о финале. Подобные вещи не должны лишний раз проговариваться. Хорошо ещё что девушки успели прибиться к корту, притереться к спарринг-партнёрам. Но взять тот же матч Саши против Коко Вандевей. Понятно, что американка сильна на подаче и на приёме. Задачей Саснович было затянуть её в длительные розыгрыши. 75 процентов подобных перестрелок остались за белоруской. Но в скоротечных обменах ударами преимущество оказалось на стороне Коко. Значит, полностью не уделили внимание сильным сторонам соперницы, хотя в планах изначально прописывалась данная деталь. Да, старались моделировать и подачу, и приём Вандвей, но сколько это было сделано раз в день? Под нагрузкой или без неё, при игре на счёт или без него?

Теперь поговорим о недавнем матче Саснович против Лоттнер. Ещё при беседе с журналистами перед матчем я отмечал, что задача белоруски — затянуть немку в комбинационный теннис, разводить. По факту же Саша пыталась активно бить первую подачу, играть в жёсткий теннис. При этом надо было держать в уме, что Саснович уступила Лоттнер в 2014 году. Но в матче Кубка федерации ни капитан, ни личный тренер не смогли повлиять на ситуацию. Что делать? Есть два варианта. Либо что-то менять, либо ждать, что в следующем матче настроение у игрока будет лучше, и всё сложится. Однако второй вариант — тупик.

— В матчах Соболенко были допущены просчёты?

— Мне сразу вспоминается, как она выступила в паре. «Одиночки» отыграла хорошо, пусть и «улетела» во втором сете в поединке с Коко Вандевей. Но вот что с Соболенко случилось в решающей встрече? Утром Арина на равных боролась с игроком топ-10, а в парном поединке не смогла продемонстрировать такого же уровня. Значит, случился некий психологический провал. Сейчас был похожий случай. Соболенко отлично отыграла в Австралии, потом провела две недели тренировок под руководством сильных специалистов в Швеции. Был очень рад тому, как она выглядела. У соотечественницы появилась системность в игре: добавила в подаче, стала чище работать на приёме, идти вперёд и у сетки заканчивать розыгрыши. Всё это удалось реализовать в одиночных поединках, хотя второй матч был очень сложный. Однако в паре Арина опять немного выпала. Учитывая, что подобная ситуация уже имелась, нужно было заранее спланировать, что делать, чтобы игрок поскорее вышел из подобного состояния. На деле же мы никак не смогли повлиять на эту ситуацию.

Поднимая все темы изнутри, не хочу никого обидеть. Просто проговариваю все спорные моменты, чтобы остальные понимали, что происходит. Если мы и в третий раз совершим подобные ошибки, то грош нам цена. Понимаю, что друзей себе не наживаю, но время этого требует. Скажем, отлично отыграла пару Морозова, за исключением разве что концовки. Полтора года назад у меня был разговор с ней. Она просила лучших условий. Но сказал Лиде, что её путь в национальную команду — поднятие в парном рейтинге настолько высоко, чтобы ни у кого не было сомнений относительно участия теннисистки в матчах Кубка федерации. Понимаю, что она на меня сильно обиделась тогда, но ведь смогла пробиться на высокий уровень среди парниц.

— Александра Саснович публично высказала поддержку Эдуарду Дуброву, заявив, что пошла бы с ним и в разведку.

— Честно говоря, я тоже хочу подготовить солдата так, чтобы он пошёл в разведку, но в то же время и вернулся с неё. В этом смысл подготовки и заключается. Наша разведка — это выверенные решения. Мне когда-то умные люди посоветовали: если хочешь изменить ситуацию, начинай с себя.

 

 

 

1 045 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.