Итог Пьенчана для Беларуси: вторая по успешности зимняя Олимпиада!

Корреспондент “СП” из Пьенчана

Да, несмотря на все трудности и сложности, Белые игры-2018 получились для нас вторыми по успешности в истории зимних Олимпиад! После целого ряда соревновательных, и не только соревновательных, разочарований нас вознесла на Эверест радости лыжная акробатка Анна Гуськова. Её триумф стал прорывным и для биатлонисток. Вначале Дарья Домрачева в красивой борьбе выиграла «серебро» массового старта, а затем ДаДо, объединившись с Надеждой Скардино, Ириной Кривко и Динарой Алимбековой, фантастически выиграла «золото» в классической эстафете.

Фото Владимира Нестеровича

Но ведь была ещё и достойная «смешанка». Да и парни в своей эстафете стали возвращать веру и любовь болельщиков. Так что биатлонисты со своей задачей в Пьенчане справились. В чём заслуга спортсменов, тренеров и, конечно, всех тех, кто создал условия для подготовки и профессионально решал вопросы обеспечения. Тот же Андриан Цыбульский – председатель федерации биатлона — тоже стал победителем Олимпиады в Пьенчане. В новом административном качестве.

И в целом мы простились с Играми-2018 с лёгким сердцем и ощущением выполненного долга. 15-е место в медальном зачёте и обилие позитивных воспоминаний, компенсировавших разочарования, – лучшее доказательство успеха.

Такие чудесные королевы!

Пятница на Играх выдалась — на разрыв аорты. Почти в одно время на Медальной площади в Пьенчане состоялось награждение белорусских биатлонисток золотыми медалями и старт в «Альпензии» мужской эстафеты. Это была классическая ситуация погони за двумя зайцами. Но такова журналистская жизнь на Олимпиаде! И, разумеется, специальные корреспонденты «СП» не могли пропустить счастливейшие минуты в спортивных карьерах Надежды Скардино и Ирины Кривко, Динары Алимбековой и Дарьи Домрачевой.

Тем более что на их радость так приятно смотреть! Ещё накануне после цветочной церемонии непосредственно на стадионе, глаза набухали слезами умиления при виде, как новоиспечённые олимпийские чемпионки в эстафете, танцуя, покидали зону награждения.

Для Медальной площади они заготовили эмоциональные прыжки при восхождении на верхнюю ступень пьедестала почёта. Тоже смотрелось замечательно. Потому как это был искренний порыв радости, столь ценный в нашем немного «пластмассовом мире суррогатов».

Но в профессиональном спорте даже восторженное настроение нуждается в комментариях для прессы. Что самой титулованной биатлонистке в истории Белых игр Дарьи ДОМРАЧЕВОЙ прекрасно известно.

— Не буду скрывать, что я изначально ехала сюда, рассчитывая выиграть четвёртое олимпийское «золото», веря в реальность таких амбициозных планов. Другое дело, что не думала, насколько придётся тяжело на пути к достижению цели. Поверьте, преодоление тех обстоятельств, что нам мешали, приводя к ошибкам, отняло массу энергии, нервных клеток.

— Да и вряд ли полагали, что желанное «золото» достанется вам по итогам именно эстафеты.

— Конечно, мы произвели сенсацию, но в объективности нашей виктории нет никаких сомнений. В конкретный день, в конкретных условиях мы оказались сильнее, быстрее и крепче духом. Поэтому мы так и воспринимаем нашу победу — она получилась чудесной, но не чудной, с лёгким сердцем. Как заслуженную радость. Мне даже не хватило времени, чтобы в полной мере насладиться пребыванием на верхней ступени пьедестала почёта. С удовольствие постояла бы ещё! Прекрасно ощущаю первой в истории своего любимого вида спорта четырёхкратной олимпийской чемпионкой.

— Вы буквально коллекционируете олимпийские исторические «зарубки»!

— Меня это только радует. Да, в Сочи-2014 стало первой биатлонисткой, завоевавшей три личных «золота», причём на одних Играх. Теперь новая радость. Всегда приятно, когда твои труды вознаграждаются.

— Приятно обсуждать перипетии таких ярких победных гонок?

— Конечно. Несмотря на позднее время, в ночь с пятницы на субботу в нашу олимпийскую квартиру зашли наставники. Мы даже не обсудили – просмаковали детали эстафеты, делясь своими эмоциями. Фёдор Свобода и Альфред Эдер рассказали, как они реагировали на события, и было интересно совместить их виденье, со своим чувствованием гонки.

— А с Оле Эйнаром?

— Конечно! Супруг тоже счастлив и как восьмикратный олимпийский чемпион прекрасно понимает, как труден путь к олимпийскому титулу и, как сладко осознавать себя победителем на этих соревнованиях.

— Рецепт чемпионства прост?

— В том-то и дело, что вы правы. Да, прост. Но только на словах. Необходимо упорство. Ежедневное. Надо выходить на тренировку и качественно делать то, что запланировано, оставляя в раздевалке все сложности жизни. Ещё надо сохранять веру в детскую мечту. Да так, чтобы она стимулировала развитие силы духа. Как только в шесть лет я встала на лыжи, так почти сразу загорелась чемпионскими вызовами.

— Сразу замахивались на олимпийский титул?

— Нет, вначале чемпионат мира. Так всё и произошло в жизни.

— Мама порадовалась за вас?

— Она переполнена эмоциями, счастлива за свою дочь, что я и почувствовала, несмотря на разделяющее нас расстояние. Мама всегда мама. Вместе со мной пережила все неудачи первых гонок в «Альпензии», все эти сложности в моих отношениях со здешним порывистым ветром.

— Но вы и сама мама. Как там Ксения?

— Она большая молодец. Радуется, когда видит нас он-лайн. Моя мама рассказала, что Ксения была в восторге от того, что происходило в эстафете. Конечно, она пока не осознаёт, что такое соревнования, какая цена у олимпийских медалей. Однако то, что произошло нечто хорошее, поняла.

— Вас многие поздравляли?

— Да. К нашей победе даже соперницы отнеслись по-доброму. Коллеги из других видов спорта тоже приобрели много впечатлений от женской биатлонной эстафеты.

— Сочи-2014 и Пьенчан-2018?

— Две совершенно разные Олимпиады. Здесь пришлось больше и жёстче бороться со своими собственными сомнениями. Значительно больше. В Сочи, впрочем, имелись свои психологические подтексты. Было трудно настраиваться на следующие гонки после одержанных побед. Так что, как видите, легко на Играх не бывает. И это объединяет Сочи и Пьенчан.

Динара Алимбекова: любимый сказочный персонаж — Дюймовочка

С самой молодой и, видимо, с самой сенсационной олимпийской чемпионкой в истории женского биатлона Динарой Алимбековой за время проведения соревнований в «Альпензии» мы общались несколько раз. Но это всё были оперативные интервью. После церемонии награждения мы решили затронуть более «глубокие темы», найдя у Динары отклик и понимание. Да такой, что Алимбекова заплакала, удивив стоявших неподалёку партнёрш по чемпионскому эстафетному квартету. Но это были слёзы облегчения, очистительные и успокоительные.

Динара АЛИМБЕКОВА. Фото Владимира Нестеровича

— Ваш первый чемпионский звонок?

— Конечно, маме. Чтобы узнать, как она и все мои родные себя чувствуют после такой эстафеты. Но главное, поблагодарила маму за то, что я вообще есть на этом свете. Живу и занимаюсь любимым видом спорта.

— Похоже, Динара, теперь вы можете быть экспертом в теме «Что значит попасть в сказку»?

— Так и есть. По крайней мере, личный опыт приобретён, чему неимоверно счастлива.

— А какой ваш любимый сказочный персонаж?

— Так… Не Красная Шапочка, точно… Дюймовочка!

— Но когда вас в 15 лет впервые пригласили в национальную команду, вас привлекли к тренировкам Андриан Цыбульский и Альфред Зиберт, чувствовали себя такой Дюймовочкой?

— То была ещё одна сказка. Меня заметили, по-моему, после юниорского чемпионата мира в Контиолахти. Но никаким великим достижением это не считала. Понимала, что нахожусь в команде для набора опыта, и во все глаза смотрела на Дашу Домрачеву, Надю Скардино. Следила за ними, какие они выполняют нагрузки, как делают упражнения, предлагающиеся наставниками на тех же технических тренировках. И сама пыталась соответствовать требованиям Зиберта. Многому тогда научилась.

— Кстати, какой юниорский сезон вы назовёте самым успешным? Домашний чемпионат мира в Раубичах, где тоже стали участницей чемпионского трио?

— Нет. Отмечу свой второй «мир». На нём соревновалась с девочками постарше и в двух гонках забежала в десятку сильнейших. Тот турнир позволил обрести надежду, что смогу год от года прогрессировать и способна быть конкурентоспособной в лыжном ходе.

— Всё олимпийское межсезонье вы тренировались в команде «Б». Тем не менее и отобрались на Игры, и стали чемпионкой!

— Не буду лукавить: я не очень связывала себя с Играми в Пьенчане. Возможно, это и помогло. Не накручивала себя на каждой тренировке зряшными надеждами. Просто тренировалась, готовясь к выступлениям на этапах Кубка ИБУ. Причём в основном в Раубичах. Считайте, полгода провели там. На первый снег я выехала в Финляндию 1 ноября.

— Но работа была сделана качественно. Ведь уже на этапе Кубка мира во Франции вы уже соревновались и добились первых локальных успехов на таком уровне.

— Так и было. Но, знаете, не всё складывалось просто. На том самом первом снегу я жёстко упала и опять повредила хронически беспокоящее левое плечо. Неделю не стреляла, не толкалась, как следует, палками. Тогда подумала, что всё – будет сложно быстро вернуть кондиции. Оказалась выбита из колеи. Тем не менее продолжала верить и мечтать. По-моему, без этого в спорте вообще ничего нельзя добиться.

— Уровни Кубка ИБУ и Кубка мира как небо и земля.

— Так и есть, Но общее тоже существует: и там, и там надо настраиваться и стараться выполнить свою работу, чётко и без срывов.

— Новогодний сбор вы уже отработали в австрийском Хохфильцене в составе главной команды.

— Да, но потом были немецкие этапы…

— И та злосчастная эстафета в Рупольдинге, где вы насобирали аж три штрафных круга…

— О-о-о… Было очень тяжело. Проплакала навзрыд весь вечер. Ещё и почитала комментарии, которые мне писали…

— А зачем вы обращали внимание на эту гадость злобных «диванных критиканов»?

— Тяжело их не заметить, если их пишут в «личку».

— Ну, вот опять готовы расплакаться…

— Вспоминать те часы в Рупольдинге, действительно, тяжело. Спасибо опытным девочкам, что меня поддержали. Конечно, благодарна тренерам, не сказавшим дурного слова.

— Правда, что Домрачева сказала вам: «Держись, Динара, именно так и закаляется сталь»?

— Да. Все девочки пришли после закатки в нашу кабину, чтобы переодеться и отправиться в отель. Меня застали в слезах. Тут Даша и сказала: «Всё ещё впереди – вот увидишь».

— Поверили?

— Да. Не зря.

— Уже здесь, в «Альпензии», вы уверенно сказали: готова бежать любой этап эстафеты, главное, чтобы доверили. Старались завести себя бравадой?

— Нет. Дело в том, что я до сих пор не могу понять, что же случилось в Рупольдинге. У меня не была срывов на тренировках, уверенно себя чувствовала. И тут – бац! Наверное, так специально было задумано. Но уверенность в своих силах не растеряла.

— Конкуренция с Надеждой Писаревой была жёсткой, и как у вас складываются отношения?

— Никаких проблем нет. Хорошие отношения. Она знает, что, сделай тренеры выбор в её пользу, я бы тоже поддерживала Надю, как могла. Командные интересы на первом месте.

— Динара, ваша личная жизнь ещё одна «биатлонная история».

— Да, мой молодой человек – российский биатлонист Кирилл Стрельцов.

— У нас есть вакантные места в мужской сборной…

— Пусть уж он бегает за Россию, добивается там успеха, чего ему и желаю.

— Но тут возбудились российские журналисты, которые рассуждают на тему, а не перетянуть ли Кириллу вас под российский флаг.

— Нет-нет. Никуда не собираюсь. Да и не говорим мы на эту тему. Да, в разных сборных, но нам это не мешает. Я – белорусская биатлонистка, Кирилл – российский спортсмен.

Юрий Альберс: мужская команда, несомненно, взбодрилась

С дуайеном тренерского корпуса Беларуси, курировавшим в «Альпензии» нашу мужскую сборную, мы пообщались спустя сутки после завершения биатлонной соревновательной программы эстафетной гонкой парней. Об этом специальные корреспонденты «СП», пользуясь давним и доверительным знакомством с Юрием АЛЬБЕРСОМ, договорились заранее. Чтобы никакой спешки в оценках!

Тем более что сама мужская эстафета в белорусском исполнении получилась очень своеобразной гонкой. С одной стороны, в нашем пассиве целых три штрафных круга, но с другой — лучшее место в сезоне – восьмое и вообще сразу несколько поводов для оптимизма. Поэтому взятая пауза совершенно точно не была лишней.

— На наш субъективный взгляд, восьмое место на Играх в эстафете – мини-успех. Особенно если вспомнить, как неубедительны были наши мужчины в предыдущих командных гонках олимпийского сезона.

— В принципе, разделю ваше настроение, хотя посчитаю за лучшее избежать такого громкого слова, как успех. Давайте определимся на определении: более удачная, чем все предыдущие. Включая и те, что проходили в предолимпийском сезоне. Так что определённый шаг вперёд сделан, но, разумеется, восьмое место требует сдержанных оценок и сдержанного оптимизма. Что-то у ребят получилось, а что-то, напротив, не удалось. Всё же три штрафных круга – это три штрафных круга.

— Но при таком ветре!

— Именно. Погодные условия, мягко говоря, не поощряли точность. Срывы случились у французов, немцев, итальянцев. Поэтому я сразу сформулирую свою тренерскую позицию: почти ни в чём не могу упрекнуть Сергея Бочарникова, который заехал после «лёжки» на два штрафных круга, или Романа Елётнова, отмотавшего лишние 150 метров после «стойки».

— О «лёжке» Бочарникова можно подробности?

— Они просты. По сравнению с пристрелкой ветер изменился настолько, что Сергею надо было делать поправку в восемь щелчков.

— Восемь?!

— Как минимум. А такую поправку отважится сделать в лучшем случае каждый четвёртый спортсмен. Мешает психологический барьер – это же запредельная поправка. Тем не менее, даже потерпев такую неудачу на первом огневом рубеже, Сергей не сломался, не опустил руки. Продолжил бороться, справился со «стойкой», чтобы оставить на дистанции все силы. Благодаря этому проявлению характера белорусский квартет продолжил бороться за место в первой десятке, чтобы в итоге и стать восьмым.

— А это подвижка.

— Очевидная. Все ведь помнят, какой скепсис присутствовал при оценке олимпийских перспектив парней.

— И не удивительно.

— Согласен, что это объективное настроение, учитывая, какие проблемы были у ребят в стрельбе. Я, подключившись к работе с командой, сделал это направление работы приоритетным. Кое-что успели нивелировать даже при недостатке времени. Поэтому и в целом на Олимпиаде выступили не катастрофично. Не супер, а тем паче не супер-пупер, однако и о провале, который предрекался, речь идти не может.

— При этом наш самый молодой биатлонист Смольский произвёл очень сильное впечатление на первом этапе эстафеты: всего один дополнительный патрон на «стойке», хороший ход, демонстрация боевого характера, передача эстафеты на шестом месте. Пожалуй, для Антона это пока лучшая взрослая гонка.

— Смольский не растерялся и в спринте с преследованием. Парень по-настоящему перспективный, целеустремлённый. Поэтому решение доверить ему первый этап хотя и было непростым, но совершенно логичным. Смольский – именно тот спортсмен, который при упорной работе способен достичь хорошего профессионального уровня.

Антон СМОЛЬСКИЙ. Фото Владимира Нестеровича

— То есть можно надеяться, что юниорские медали Антона не станут вершиной его карьеры?

— Я понимаю, о чём вы говорите. Действительно, у нас немало историй юниорских успехов, которые затем не подтверждались во взрослом спорте. Но надеюсь, что это не случай Смольского. Его не форсировали, но нынче при подготовке к Олимпиаде он выдержал всю предлагавшуюся тренировочную работу. Здесь он не разочаровал ни на стрельбище, ни на трассах. Так что вполне можно надеяться на рост результатов Антона. А парень вдумчивый, самозабвенно преданный биатлону.

— По Елётнову. Очень понравился лыжный ход Романа на втором этапе, которым он почти компенсировал свой заход на штрафной круг. Но всё же «стойка»… Её можно хоть как-то улучшить?

— Скажу так: сделано уже немало, хотя у нас в работе был, повторюсь, дефицит времени. По моему мнению, нам удалось определить, в чём корень бед Романа.

— Ошибки в изготовке?

— Именно. Мне непросто рассуждать на тему, почему наставники, работавшие с командой с апреля, этого не заметили. Но сейчас мы идём по пути поиска оптимальной изготовки для Елётнова. Это ведь очень индивидуальный момент, о чём говорил всегда. Есть ведь показательные примеры, которые приводил раньше, привожу и сейчас. В шведской сборной, был такой период, стреляли со слегка согнутой в колене ногой. Или вспомните немецкого олимпийского чемпиона Петера Зенделя. Он работал «стойку» с такой изготовки, которую больше никто не принимал. Причём его «развернули» по ходу карьеры, и Петер стал завидным снайпером. То есть нет ничего закаменевшего, догматического. Вот и для Елётнова надо найти именно его изготовку. Уверен, что сия задача решаема. В тренировочном процессе уже достигли прогресса. Теперь надо закрепить, что ещё более сложно. Ведь надо понимать, что в состоянии нервного возбуждения спортсмен автоматически возвращается к прежним стереотипам. Тем более в таких тяжелейших погодных условиях, в которых здесь прошла вся Олимпиада.

— Тем не менее вы доверили ему место в эстафете?

— Вы же видели сами, что Роман в гонке хорош и действительно, компенсировал свою относительную неудачу на «стойке». Но если мы таки наладим ему стрельбу, то у нас будет спортсмен весьма высокого уровня.

— И это реально?

— Да. Таково моё мнение.

— Бочарников и Чепелин неплохо показали себя ещё в смешанной эстафете. Пятое место – настоящий прорыв. Если в личных гонках те же рекорды Смольского можно было считать относительными – на Играх нет семерых норвежцев, немцев, французов, россиян и так далее, то в командных видах программы, напротив, самая элитарная элита!

— Опять-таки, моя оценка более сдержанна. Микст-эстафета вышла нормальной, мы боролись за высокие места. Но главное, что у Бочарникова и Чепелина, безусловно, есть резервы для роста. В той же стрельбе. А случавшиеся провалы на огневых рубежах их просто психологически прибивали к земле.

— Понять причину их ошибок было сложно?

— Да не очень… Скажу как есть: наставники явно недоработали. Но ситуацию удалось улучшить. Не скажу, что готовы бороться за медали, но, может, продолжив двигаться в верном направлении, дойдём и до решения этой задачи. Отмечу, что функциональная подготовка ребят – нормальная. В стрелковой тоже продвинулись. Вспомните, как парни отработали в смешанной эстафете. Выложились больше чем на 100 процентов. Кстати, Сергей даже не успел полностью восстановиться, что тоже надо учитывать.

— Что дальше?

— Во-первых, не брошу консультаций по стрельбе. Во-вторых, считаю, что руководство федерации в лице Андриана Цыбульского приняло правильное решение в январе. Это не в качестве похвалы самому себе. Дескать, подключили Альберса, и он улучшил ситуацию. Ребятам нужна была встряска, и она состоялась, способствовав подъёму морально-волевого духа. А дальше будут новые решения федерации. Чуть подождите. Сезон возобновится ведь уже скоро: гонки в финском Контиолахти пройдут с 8 по 11 марта.

708 просмотров
Ваш комментарий
  1. 1

    Юлия

    “Андриан Цыбульский и Альфред Зиберт”, только не Альфред, а Клаус Зиберт

    Ответить