Хороший человек – не профессия

Белые игры-2018, отгремев в феврале мощными соревновательными аккордами, разумеется, имеют свой весенний ностальгический след. И пусть знаменитое настроение пушкинской Татьяны – «Ты пьёшь волшебный яд желаний, тебя преследуют мечты» — уже надёжно законсервировано во вчерашнем дне, но жизнь продолжается.

Главные воспоминания о Белых играх 2018 – наши победы в Пьенчане. Фото Владимира Нестеровича

Честная жёсткость

Во-первых, в воспоминаниях. Во-вторых, в новых мечтах. Время, слава Богу, не остановилось на корейском Пьенчане. Знамя Белых игр передано китайскому Пекину, в котором состоится зимняя Олимпиада-2022, а до летних «пяти колец» в японском Токио вовсе рукой подать! Что доказало состоявшееся на днях представление «самурайских талисманов». Так что только вперёд! Но… с оглядкой назад. Благо спортивный результат, достигнутый белорусами в Пьенчане, позволяет жёстко, но по делу и существу критиковать хозяев Белых игр-2018 за множественные просчёты, промахи и пролёты, за чем уже нельзя увидеть попытку переложить ответственность собственных неудач на корейские головы.

Олимпиада на таких центральных для белорусской сборной объектах, как биатлонный стадион «Альпензия» и трамплины лыжных акробатов с экстрим-парке «Феникс», после тяжёлого начала, заставившего шептать потрескавшимися от холода и ветра губами приговор от сглаза «чур, чур, чур!», в конечном итоге порадовала крупными успехами. Это факт неоспоримый. Вторая по успешности зимняя кампания, украшенная двумя замечательными викториями, одержанными в самом ценном для болельщиков ключе – с пресловутым надрывом.

Что Анна Гуськова, сумевшая обуздать свой темперамент сангвиника, что (тем более!) квартет биатлонисток использовали совсем не очевидные «золотые шансы», отчего их чемпионские триумфы имеют двойную, а то и тройную цену. Это было красиво и нервно, эмоционально и профессионально. Ибо за белорусскими победами, к коим, естественно, отнесём и личное «серебро» Дарьи Домрачевой, никто не может увидеть банальной халявы, какого-нибудь невероятного в своей фантастической развязке везения.

Но всё же критика, которая после тяжелейшей эвакуации из Страны утренней свежести обременена новыми примерами тамошнего непонимания «что, как, для чего и почему?», и, значит, по-прежнему остаётся актуальной темой. Ведь через полтора года Беларуси ни в коем случае нельзя наступать на грабли, бившие по лбу корейцев.

Фото Владимира Нестеровича

Ещё работая непосредственно в Канныне и Пьенчане, удалось познакомиться с пару-тройкой «прощальных текстов» некоторых коллег, эксплуатирующих русский язык, в которых они проповедовали терпимость, конформизм и умилительность. Дескать, люди в Корее замечательные, страна восхитительная, а даже если что-то и было не так, так это пустяки, дело житейское, и ворчанию нет места на олимпийской палитре. Занятно, что эти примиренческие соображения выходили в заметках журналистов, чья компетентность, мягко говоря, вызывает сомнения. Речь идёт что о «белорусских стойках для микрофонов», что о «московских сказочниках», которые за вычурной манерностью в подаче материала часто скрывают нерасторопность, отсутствие как подлинного мастерства во владении словом, так и собственной фигуры на тех либо иных соревнованиях. А из окна пресс-центра не дует, автобусы не проезжают на полном ходу мимо, поят чаем и кофе — всё, на самом деле, видится лапидарно.

Но если находиться в гуще событий, то, конечно, корейские Белые игры легко получают антирейтинговую пальму первенства: Пьенчан-2018 – это худшая Олимпиада в ХХI веке. И надо понимать, что даже президент МОК Томас Бах пусть и завуалированно, но сделал аналогичный вывод. Вспомните, как немец сказал о том, что Белым играм пора перестать гастролировать по «экзотическим Эдемам». Надо-де возвращаться на «землю обетованную». Туда, где зимний спорт по сути дела зародился, где его любят, холят и понимают. Данная позиция – дипломатическая версия Баха той же критики, что публиковалась и публикуется на страницах «СП».

Кстати, неудивительно. МОК есть от чего защищаться в глобальном плане. Во время проведения Игр несколько СМИ Северной Америки из числа «ястребов либерализма» опубликовали пару разгромных и явно системных статей о вредоносности олимпийского движения как фактора, обостряющего национальные самосознания. И вот в этой ситуации МОК провёл такую Олимпиаду, которую будут бить как с левого, так и с правого фланга. Как либералы-троцкисты с идеей «перманентной революции», но уже на иной платформе, чем была у Льва Давыдовича, так и те, кто выступает за сохранение национальной самости. Речь об откровенно затравленных россиянах. А организация — это вообще нечто!

Пьенчан, если быть совсем точным в оценках, всех достал! Даже тех, кто по каким-то причинам решил итожить Олимпиаду лицемерно-слащавыми текстами. Самый крайний пример — уже упомянутая эпопея исхода из сеульского аэропорта Инчхон.

Когда специальным корреспондентам «СП» в транспортном цехе главного пресс-центра Олимпиады выдали билеты на скоростной поезд из Каннына в Инчхон, то тревога уже поселилась в сердца будущих путешественников. Мы уже знали методы корейцев, которые всё планируют по-взрослому, но реализуют по-детски. А тут выходило, что мы приезжали в аэропорт аккурат за два часа до отправления борта в Москву. Но ведь и регистрация на рейсы всегда открывается за эти же два часа…

Впрочем, карточный домик рухнул быстро. В Инчхоне нас ждала сумасшедшая очередь на регистрацию, в которую нам пришлось встать, хотя мы осуществили регистрацию в режиме он-лайн. Просто никто не принимал багажа, да и вообще с огромным пассажиропотоком работали лишь четыре оператора, тогда, как остальные шесть (!) «окошек» не подавали признаков жизни.

В итоге регистрация продолжалась ещё в те минуты, когда вовремя прилетевший в Сеул самолёт из Москвы должен был быть на рулёжке. А ведь на таможенном и паспортном контроле, несмотря на все бумажки «приорити» — пропуск без очереди, наблюдалось огромное столпотворение олимпийцев, у каждого из которых в руках были сии писульки. «Горели алым пламенем» сразу несколько рейсов. Но из 10 пунктов досмотра работали лишь… два. Потом лениво включился в обслуживание пассажиров третий. Всё потому, что никто в Инчхоне в понедельник, 26 февраля – самый отъездной день, и не подумал вызвать дополнительные смены! Кошмарное столпотворение! Уникальная безграмотность аэропортовских служб, помноженная на ментальную неторопливость южнокорейцев. Более того, выходя из состояния внутреннего комфорта, они вообще теряются и не могут исполнять своих обязанностей. Поэтому, к слову, у них трепет перед КНДР, где воспитана уже иная ментальность, способная адекватно реагировать на различные вызовы.

В общем, если кто-то, смотря в очередной раз американские рождественские комедии «Один дома» и «Один дома-2», хохочет над бегом по залам аэропорта незадачливого семейства, вечно терявшего своего сына то, знайте: это ерунда по сравнению с тем, в какую припрыжку неслись к своему «Боингу-747» специальные корреспонденты «СП». Герои комедий сдохли бы от зависти, глядя на этот слаломный рейд! Да и любой чемпион-спринтер немедленно бы повесился, сообразив, что без гормонального допинга ему никогда не выдать бег такого класса.

Но на пересадку в Москве из-за задержки в Сеуле мы всё равно опоздали… Учитывая тот факт, что это были уже вторые сутки без нормального сна, лишнее бдение в «Шереметьево» тоже стоило много здоровья. Корейцы, разумеется, поминались самыми недобрыми словами. В духе критического переосмысления и опровержения современной управленческой поговорки «У каждого дурака есть хоть один умный босс». Что-то не нашлось такого в аэропортовском бардаке Инчхона.

Фото Владимира Нестеровича

Загадка на века

Зачем Стране утренней свежести, с её специфичным укладом, понадобилась зимняя Олимпиада – величайшая загадка. Корейцы, действительно, милые люди, улыбаются и кланяются, поощряя даже некое круглоглазое барство. Но спорт их волнует едва ли. Если они и приходили на стадионы в Олимпийских парках, то больше всего их интересовали сувенирные лавки, в которых не смущали бешеные цены (магнитик — семь долларов, футболка — 30 и выше). Ещё очереди были к съестным и пивным прилавкам. На трибуны аборигены стремились не шибко, а оказавшись там, явно чувствовали себя некомфортно. Даже скучали, и даже на фигурном катании, хотя музыку корейцы любят.

На счастливых исключениях с присутствием «своего интереса» — шорт-трек и прочие коньки, атмосфера была веселее, но настоящего осмысленного «боления» со знанием нюансов всё равно очень мало. Покричать и простонать «у-у-у» ещё могут. Заинтересоваться всерьез, надолго, с устойчивым вниманием — нет.

Что же касается таких таинственных для них зимних забав, как биатлон, то вакуум на трибунах заполняли в «добровольно-принудительном порядке», привозя то детей, то каких-то актёров из «народных театров». Причём один из спецкоров «СП», работавший в «Альпензии» на чемпионате мира-2009, готов поклясться: так было и восемь лет назад — факт получения права провести Олимпиаду ничего не изменил.

Поэтому нет ничего удивительного в провале транспортной системы и многих, многих других организационных нюансов. Без понимания «зачем» нельзя правильно ответить и на вопрос «как». А в зимнем спорте корейцы профаны. Отсюда и невероятные организационные промашки, которые ещё, не дай Бог, станут нормой.

Например, ситуация с телевидением в пресс-центрах на аренах. На них так и нельзя было включать «картинку» с других олимпийских объектов. Всё потому, что они не оборудованы спутниковыми тюнерами. Это грубейшее нарушение, и спикеров МОК регулярно мучали на ежедневных брифингах. Но эти «патриции олимпизма» научились ловко, когда им угодно, превращаться в глухонемых слепцов.

Впрочем, кое-что зависело от федераций, дававших своё «добро» на принимаемые хозяевами и «олимпийцами» решения. Как минимум консультативный голос у них был. Да и не только. Например, кёрлинг. В тамошнем пресс-центре (единственный прецедент на Играх в Пьенчане!) можно было смотреть всю Олимпиаду! Тюнера имелись в наличии и работали!

Оказывается, при сокращении бюджета на оборудование пресс-центра – хозяева испытывали крутой финансовый дефицит, боссы кёрлинга (не зря интеллектуальный вид спорта – «зимние шахматы»!) исходили из логики – «мы же не идиоты»! Люди понимали, что Олимпиада – не только кёрлинг. В итоге отказавшись от варианта «шесть плазм без тюнеров», они пробили «три плазмы с тюнерами». То есть подключение к полному олимпийскому пакету. А в тесноте — не в обиде!

Однако увы и ах: фразу «Но мы же не идиоты» в Пьенчане могли сказать отнюдь не все. А лозунг «Больше кёрлинга — хорошего и разного» ещё не обрел должной популярности в мире.

О безопасности замолвим словечко

Ещё одна актуальная тема – обеспечение безопасности на олимпийских объектах. Если в первые дни Белых игр в тот же Олимпийский парк «Альпензия» многие, в том числе специальные корреспонденты «СП», умудрялись попадать вообще безо всяких досмотров и проверок аккредитации, то потом хозяева всё-таки сумели взять ситуацию под относительный контроль, закрыв дыры и лазы в охранных заборах.

Но в медиа-деревни Каннына все меры безопасности являлись условностью. Конечно, с одной стороны то, что тебя никто не заставляет стоять в очередях, сдавая на досмотр рюкзак и его содержимое, порой радовало, ибо экономило время. Как шёл, так и шёл. Находились шутники, обходившие даже рамки металлоискателей. Корейцы на это никак не реагировали, если не считать улыбок и поклонов. Причём порой эти рамки вовсе не работали, а секьюрити на постах были всё какие-то молоденькие девочки. В общем, такого лёгкого, а точнее, фривольного отношения к вопросам безопасности никогда ранее встречать не приходилось.

Ещё корейцы обещали сделать свои Игры самыми технологичными, что нынче тоже вызывает грустную иронию, порой переходящую в свой сардонический вариант. Интернет на медиа-трибунах отсутствовал на всех аренах Игр. Точнее, он якобы был, но постоянно пропадал и не работал. Какие уж тут технологии?!

Или взять 21-этажный домик в медиа-деревне. Один подъезд с навороченными разъезжающимися дверями. Открываются электронным ключом, встречают входящего-выходящего правильным в зависимости от времени суток «приветом». Почти одушевленная «подруга», с которой многие начали здороваться. Но исправно функционировали двери считанное число дней. «Подруга» стала систематически умирать. Её оживили, но она почила вторично, и это стало рядовой практикой. По раз на дню. Зато все жильцы знали, как эвакуироваться из здания через подземный гараж. Вот вам и все «продвинутые технологи».

Но главное, что мы будем теперь вспоминать Пьенчан-2018 не по этим дверям, а по завоёванным медалям!

685 просмотров