Михаил ЛЕБЕДЕВ: для начала обыграй меня

С Паралимпийских игр, неделю назад опустивших занавес в корейском Пьенчане, белорусские спортсмены с ограниченными возможностями вернулись с 12 наградами. Причём две трети драгметаллов добыли подопечные Михаила ЛЕБЕДЕВА, который ещё в Сочи выступал в роли лидера Василия Шаптебоя, но вскоре перешёл на тренерскую работу. Как наставник признался в интервью «СП», он рассчитывал на подобный урожай, правда, в несколько иной версии:

Фото Алексея Ковалева

— Я не сомневался в удачном выступлении Светланы Сахоненко и Юрия Голуба,  но думал, что каждый из них завоюет по две медали, а не по четыре. Вместе с тем ожидал, что порадуют и Василий Шаптебой с Евгением Лукьяненко. Они также подошли к главным стартам четырёхлетия в отличной форме и вполне могли записать в актив по два подиума. То есть, по моим планам, мы должны были выйти на те же восемь наград, но усилиями четверых спортсменов.

— С Сахоненко вы начали работать сразу, как она в прошлом году вернулась на лыжню после шестилетнего перерыва?

— Почти. Я знаю Светлану с 2006 года, с тех пор, как ещё сам занимался биатлоном. Паралимпийскую карьеру она начинала у ныне уже покойного Анатолия Ивановича Перепечкина. И хотя её допуск к участию в соревнованиях среди спортсменов с ограниченными возможностями в 2011-м  был аннулирован, мы постоянно поддерживали связь. Может, поэтому, когда в начале 2017-го она прошла медицинскую классификацию, решили работать вместе.

— С одной стороны, она попала к вам уже готовой лыжницей, а с другой — после такого большого перерыва…

— Возвращение в спорт далось Свете действительно нелегко. Особенно  на первых порах важно было не переусердствовать. Найти эту грань оказалось непросто ещё и потому, что прежде я работал преимущественно с парнями. А тут ещё и не новичок, а спортсменка с хорошей базой и способностями. Проблем, конечно, не избежали. Ведь мозг помнил, как надо бежать, а мышцы не готовы к серьёзным нагрузкам. И удержать форму непросто. Естественно, много советовался с первым тренером Светланы — Инной Васильевной Козловой, которая с детства знает её. Периодически Света и на сборы к ней в Новополоцк ездила.

— На ваш взгляд, в чём главные плюсы новоиспечённой трёхкратной паралимпийской чемпионки?

— В её отношении к тренировкам. Света – трудоголик. Её не нужно заставлять тренироваться. Она сама рвётся на лыжню, в зал. Очень дисциплинированная и целеустремлённая. Она не хотела ограничиваться просто участием в Играх, а ставила перед собой задачу бороться за пьедестал, прекрасно понимая, что выполнить её можно лишь при соответствующем отношении к делу. И она работала, не жалея себя.

Новичок оказался фанатом

— Голуба нашли именно вы?

— Да, на столичной трассе на проспекте Победителей. По комплекции, по мышечной массе, по движениям сразу понял, что из этого парня должен быть толк. Правда, не рассчитывал на столь стремительный прогресс, ведь с ним предстояло начинать почти с ноля. Обратил внимание на Юру, катавшегося со своими одногруппниками,  из-за очков. Выяснилось, что у него не только миопия высокой степени (минус восемь), но и серьёзное заболевание глаз, которое как раз и являлось показанием для получения статуса паралимпийца. Медицинская комиссия на этапе Кубка мира в Финстерау в 2016-м это подтвердила. Ему дали группу В3. После этого начали серьёзно работать. Я думал: в этом цикле заложим фундамент, парень съездит на Игры в Пьенчан, посмотрит, что это такое, а уже к следующим постараемся выйти на конкурентоспособный уровень. Но Юра оказался фанатом лыжных гонок. Его не смущал тот факт, что о технике конькового хода он имел весьма смутное представление, а «классикой» вообще никогда не ходил, лыжных мазей          не видел. На лыжероллерах тоже раньше не катался. Освоение их далось, разумеется, непросто. Поначалу он даже стоять на них не мог, сточил колёса под одну сторону. Но учеником оказался, на удивление, способным.

— Настолько, что первый же чемпионат страны для спортсменов с ограниченными возможностями выиграл…

— Было такое. И это приятно удивило. Хотя стоит отметить: лидер сборной Василий Шаптебой выступал сразу после болезни, и перед ним не ставилось задачи выложиться или сильно упираться. Поскольку пропускать национальные старты нельзя, он просто обозначил участие. Кстати, увидев заводной характер Юры, я сразу сказал ему: для начала обыграй меня. А я тогда ещё сам тренировался, выступал гайдом Васи. Правда, вскоре заболел, месяцев восемь пропустил и после этого полностью перешёл на тренерскую работу. То есть посоревноваться с ним почти не удалось. Но пока не привлекли Дмитрия Будиловича, на тренировках я был его гайдом, то есть наглядным примером. Думаю, это и помогло Юре быстро схватить технические нюансы.

Вмешался форс-мажор

— А почему Шаптебой в Пьенчане не смог пробиться на пьедестал?

— К этим Играм он готов был, наверное, как никогда. А на пике формы, как известно, иммунитет сильно ослабевает, и легко заболеть. К сожалению, Василия просквозило на церемонии поднятия белорусского флага в Паралимпийской деревне. Прежде он подобные мероприятия всегда пропускал. А тут подумали: деревня компактная, площадь рядом. А погоду, увы, недооценили. За день до первой гонки у него температура была уже 38 градусов. Возможно, её вовсе следовало пропустить. Но максималист по натуре, Вася сказал, что будет стартовать даже больным. С каждой гонкой после этого самочувствие ухудшалось. Кроме того, в последнее время у него не клеится стрельба. Даже в таком состоянии с одним промахом, реально было бороться за пьедестал, а он оставлял по несколько незакрытых мишеней. Увы…

— Близок к цели был и Лукьяненко…

— Во-первых, в его группе была самая высокая конкуренция. Во-вторых, у них большую роль играет конструкция саней, в чём американцы и канадцы всех остальных заметно превосходят. В-третьих, в отличие от основных конкурентов, у Жени есть одна нога. А это – и лишний вес. И на спусках он не мог так лечь, как они. Из-за этого на каждом из них терял пять-шесть секунд. Хотя функционально он тоже классно был готов, думаю, и лидерам мог дать фору. Когда взялся с ним работать, у Евгения были и серьёзные проблемы со стрельбой. А здесь он на 7,5 км  обошёлся без промахов. Однако даже ноль, к сожалению, не помог. Он оказался седьмым только из-за того, что не успели решить проблему технического прохождения спусков.

— От Шикутя, не так давно начавшего пробовать себя в лыжных гонках, ждать высоких результатов пока не приходилось?

— Да, его задача была побороться за попадание в топ-8 — 10. Но для Аркадия это первые Паралимпийские игры. Если Голуб и Сахоненко справились психологически, то он, увы. Я видел, что мандраж буквально съедал парня. Приедь мы в деревню, где царила особая атмосфера, с какой он нигде не сталкивался,  за пару дней до открытия, возможно, и лучше бы выступил. С другой стороны, наверняка сказалась бы временная разница. Поскольку соревнования начинались в 10 часов утра, нам нужно было адаптироваться к местному часовому поясу.

Четвёрка с плюсом

— В Корее вы входили и в штаб нашей сервис-бригады. Какую оценку поставите себе и коллегам именно за подготовку инвентаря?

— Думаю, четыре с плюсом по пятибалльной системе мы заработали. Что касается здоровых гонщиков, то у них сами лыжи лучше, ведь по рекламным контрактам  с фирмами-производителями они получают топовый инвентарь. И у нас некоторые  сборные – норвежская, американская, канадская, с которыми работают известные специалисты, — располагали им. Понятно, что Ларс Бергер имеет выход на своих производителей, которые изготавливают лыжи для его подопечных по индивидуальным заказам. Австрийка Карина Эдлингер тоже напрямую работает с «Фишером». Что не менее важно, на Олимпиаде присутствовали производители смазочных материалов, у которых непосредственно перед гонкой можно было купить то, что требуется на конкретную погоду. А мы должны были обходиться тем, что привезли с  собой. Конечно, мы постарались предусмотреть разные варианты, но всё не предугадаешь. Поэтому без сложностей не обошлось. Столкнулись с ними уже в первый день. Под руками не оказалось того, что хотелось бы. Но нашли другие варианты, оказавшиеся очень даже неплохими.

— А какая гонка в этом отношении выдалась самой сложной?

— Классический лыжный спринт. Сам по себе традиционный стиль более требовательный. Плюс в один день бежали представители всех групп — слабовидящие, ампутанты и саночники. А нас всего четверо. Кроме того, Голубу и Сахоненко готовили по три пары лыж. После прошлогоднего этапа Кубка мира в Корее стало понятно, что, если претендовать на что-то, на каждый забег нужно иметь свежую пару. Я знал, что другие команды наверняка не станут этого делать, будут просто обновлять смазку. А поскольку снег был грязным, это мало спасало.

— Корейский снег отличался от европейского?

— По своей структуре – вряд ли. Просто он был слишком грязным. Чтобы спасти трассу, организаторы накрывали её какими-то сетками и коврами, нитки от которых потом прилипали к лыжам. А это сразу сказывалось на скольжении. Поэтому в спринте и готовили лидерам на каждую стадию новые лыжи. Такой подход, считаю, себя в полной мере оправдал. Вообще, за все Игры у нас не было ни одного прокола – во многом благодаря тому, что работали слаженно, прислушиваясь друг к другу.

318 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.