Константин СИВЦОВ: расквитаться за все неудачи

Так уж получилось, что прошлый сезон для Константина СИВЦОВА, одного из сильнейших белорусских гонщиков, выступающих в элитном профессиональном дивизионе, завершился ещё в середине июня. Упав на втором этапе «Тура Словении», он получил серьёзный перелом бедренной кости. Травма заставила пропустить сначала «Тур де Франс», затем — чемпионат мира.

Но, похоже, вынужденный перерыв пошёл на пользу спортсмену. По крайней мере, нынешняя весна для гомельчанина из команды Bahrain — Merida складывается намного удачнее, чем предыдущая. Уже в марте в очень непростой итальянской многодневке «Тиррено — Адриатико» Константин, работая не на себя, впечатлил своими кондициями. А на прошлой неделе на «Туре Хорватии» и вовсе выиграл ключевой горный этап и вместе с ним — жёлтую майку лидера, которую в оставшиеся три дня никому не уступил. Это вторая победа Сивцова в генеральной классификации в профессиональной многодневке, впечатлениями о которой он поделился в эксклюзивном интервью «СП».

Прогреть мотор

— «Тур Хорватии» я ехал и в прошлом году. Занял тогда шестое место. Но нынче он оказался тяжелее, потому что организаторы немного изменили маршрут. Прежде всего усложнили третий этап, который я выиграл. Именно на нём собирался создать задел и, если это получится, в дальнейшем ехать от обороны. Было понятно, что на втором горном этапе это сделать не удастся. Его обозначили как королевский — поскольку он включал несколько подъёмов, но финишный был не таким сложным. Мы заехали на него за 30 минут. Зачастую я довольно комфортно чувствовал себя, сидя у кого-то на колесе. Тяжёлыми там оказались только три километра. Финиш и вовсе был на равнине. Поэтому предполагался приезд небольшой группы из 3 — 5 человек. А поскольку спринтерскими качествами не отличаюсь, шансов преуспеть я почти не имел. Поэтому изначально настраивался, как можно больше времени выиграть на третьем этапе.

— И как он вам дался?

—  В прошлом году финальный подъём на нём сократили вдвое. Нынче же увеличили до  30 километров. Восхождение на него у меня заняло 1 час 15 минут, у всех остальных — ещё больше. Кроме того, ему предшествовал ещё один непростой тягун. Поэтому на лёгкую прогулку рассчитывать не приходилось. А тут ещё с самого начала на решающей горе пошли атаки. Но мои одноклубники взяли хороший ритм, слаженно работали. Пару раз я попытался, как говорят «прогреть мотор» и заодно посмотреть, как чувствуют себя соперники. Убедился, что нужно пытаться убежать как можно раньше, не откладывая на последний момент. За десять километров до вершины устроил попутчикам протяжку, сократив группу лидеров до четырёх человек. Состояние было отличным. Даже когда голландец Питер Венинг отъехал, я знал, что его догоню. За 35 лет, наверное, впервые такую уверенность почувствовал. Приближаясь к нему, думал: как бы проехать его побыстрее. Хотя понимал, что он гонщик высокого уровня и вряд ли позволит это сделать. Тем более видел: ждёт меня, бережёт силы для решающей разборки. Дальше началась игра. Я несколько раз атаковал, но Питер закрывал просветы. Тогда понял, что придётся выдать всё, что осталось, на финише. Благо он был довольно крытым, что мне на руку.

— Когда почувствовали, что викторию не упустите?

— Ещё догоняя Венинга. Потому что очень быстро к нему приближался. Видимо, это был мой день. Мне очень хотелось, во-первых, компенсировать работу одноклубников, таким образом их отблагодарить, и, во-вторых, расквитаться за все неудачи, за потерянное в  прошлом году время, доказать и себе, и всем, что могу выигрывать.

Лучший способ защиты — нападение

— Поскольку Нибали не стартовал, вы изначально были капитаном  Bahrain — Merida?

— Нет. Нынче у меня не самый насыщенный календарь.  «Тиррено — Адриатико» была только второй многодневкой. Тем, как проехал её, команда осталась довольна: я всегда был рядом с нашими капитанами, до последнего их подвозил, выполняя даже больше работы, чем оговаривалось. После этого руководство сказало о вероятном моём участии и в «Тур де Франс», в связи с чем пока лучше поберечься. А отсутствие стартов обычно даёт о себе знать: то же чувство ритма теряется. Поэтому «Тур Хорватии» рассматривали как своего рода разведку и раскатку перед «Джиро». И на горных этапах разрешали при желании проверить себя. Но ни о каком лидерстве речь не шла. Всё перевернул третий этап. Парням, которые могли уезжать в отрывы и бороться за локальные виктории, сказали с этого момента работать на меня: мол, цель одна — пробуем отстоять жёлтую майку. В глубине души наши боссы наверняка хотели продублировать прошлогодний триумф Винченцо Нибали, но считали, что без него это сделать слишком сложно. Поэтому нацеливали на подиум на каком-то из этапов. Имея хорватских спонсоров, для нашей команды это очень важно.

— Королевский пятый этап тоже выиграл ваш одноклубник — итальянец Мануэле Боаро…

— В тот день Мануэле позволили уехать в отрыв — с тем расчётом, что, если вдруг понадобится помощь, сможем его остановить, как это нередко делается. Перед последним подъёмом, видя, что в генеральной классификации мне никто не угрожает, специально отпустили беглецов на минуту, предложив Боаро попробовать сразиться за викторию. Поскольку представлял команду жёлтой майки, он на смены не выходил, а только сидел на колесе. Благодаря этому оказался свежее попутчиков. Но, как потом признался, выиграл только благодаря тому, что в прошлом году выступал в этой гонке. Он знал, что на последних трёх километрах есть пара участков,  где нужно просто перетерпеть, а финальный километр проложен на равнине. Будучи неплохим спринтером, он и постарался выстоять на «крутяках», а попав в свою стихию, довёл дело до конца.

— И вас девятое место вполне устроило?

— Да, поскольку ехал, повторюсь, от обороны. Была, правда, идея попробовать атаковать и увеличить отрыв, ведь последний этап с финишем в 500-метровую горку по брусчатке, где всякое могло случиться, обещал потрепать нервишки. А бережёного Бог бережёт. Поэтому собирался сделать рывок на последнем крутом участке, за километр до финиша, но ехавший в отрыве одноклубник Венинга на горе опустился к нам и… попытался меня отцепить. Было понятно, что и на равнине он при надобности подтянет своего капитана. Поэтому хладнокровно рассудил: лучше, ничего не выдумывая, сохранить то, что есть.

— Финальный этап проходил на плоском рельефе, однако пелетон на нём, не зря вы опасались, сильно порвался. Из-за брусчатки?

— Не только. На деле он намного сложнее, чем мог на первый взгляд показаться. Потому что и въезд на круг был очень узким, и сам он — совсем коротким, со множеством поворотов, с холмиками, брусчаткой. Там запросто можно было оказаться не в том месте — сесть за каким-нибудь колумбийцем и вместе с ним «поймать дырку». И от твоих восьми секунд ничего бы не осталось. То есть нужно было ехать очень внимательно, чтобы избежать любого форс-мажора. В этом отношении моя команда сработала безупречно. Сидя за тем же спринтером Никколо Банифацио, который, как актёр цирка, спуски-серпантины на переднем колесе преодолевает, чувствовал себя довольно уверенно. Они меня вывезли на круг, а там уже старался держаться впереди, только на втором кольце опустился ниже десятой позиции, чтобы посмотреть, как чувствует себя Венинг. Финальный подъём мы с ним вместе начали. И я решил, что лучший способ защиты — это нападение. Питер даже на колесе у меня не удержался, ещё три секунды записал в пассив.

Нужно только работать и верить

— Это ваша вторая виктория в генеральной классификации многодневок. Первую одержали в «Туре Джорджии» в 2008-м. Можете их сравнить?

— В принципе, ощущения схожие. Но эта победа более осознанная, что и неудивительно: за десять лет опыта поднабрался. Немножко, может, и обидно, что, выступая в роли грегари, наверняка какие-то возможности упустил. Вместе с тем, как показали две эти гонки, реализовать себя всегда можно. Нужно только работать и верить.

— Ваша роль на «Джиро» уже обсуждалась?

— Перед отъездом в Хорватию я разговаривал с генеральным менеджером команды. Он прекрасно понимает, что, в отличие от Винченцо Нибали, который поедет «Тур де Франс», Доменико Поццовиво не сможет побороться за подиум, а в лучшем случае — за пятое-шестое место. Но я тоже дважды в десятке в генеральной классификации заезжал и сейчас, думаю, на восьмое-девятое место смог бы претендовать. Но кому это интересно? Считаю, в данной ситуации правильнее будет нацеливаться на победы на отдельных этапах. Это и для команды важнее, и для себя самого. Думаю, отдельным спортсменам наше руководство предоставит возможность где-то себя показать.

— «Джиро» впервые стартует в Иерусалиме. Доводилось гоняться там?

— Нет, я ни разу не был в Израиле. А моя тётя после прошлогодней поездки рассказывала, что там очень красиво и довольно спокойно.

— Планируете и святые места посетить?

— На это, к сожалению, не будет времени. Потому что сначала нас ждут презентации команд, пресс-конференции. Затем — подготовка к «разделке», которой гонка откроется. Думаю, как на Олимпиаде, нам рекомендуют в целях безопасности воздержаться от гуляния по городу. Хотя, мне кажется, это больше политика, нежели реальные страхи.

— Этап, на котором можно попробовать напомнить о себе, уже присмотрели?

— Нет, пока не думаю о «Джиро». Я только вернулся из Хорватии и хочу немножко внимания уделить семье, детям. Не люблю заранее забивать голову предстоящими гонками, предпочитаю подходить к ним хладнокровно и спокойно. У меня будет достаточно времени, чтобы внимательно изучить маршрут. И, конечно, постараюсь отработать супермногодневку по максимуму, не упустив свой шанс.

235 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.