Виталий КУТУЗОВ: интересная игра важнее попадания на топ-турнир

Экс-форвард сборной Беларуси, выступавший в Италии за такие известные клубы, как «Сампдория» и «Милан» в последнее время уделяет много внимания работе с детско-юношеским футболом в нашей стране. Недавно уроженец Пинска стал куратором академии миланского «Интера» в Беларуси, которая вот-вот развернёт свою деятельность.

В интервью «СП» завершивший карьеру несколько лет назад Виталий Кутузов рассказал, в каком состоянии застал футбол, вернувшись на родину, почему в Синеокой никак не вырастет исполнитель уровня Александра Глеба, а также назвал причину, по которой попадание на топ-турнир для сборной Беларуси не должно быть основной целью.

Фото Владимира Иванова

— Кажется, за последнее время вы бывали в Беларуси куда чаще, чем ранее.

— Конечно, намного чаще. Потому что то, чем мы сейчас занимаемся, я имею в виду сотрудничество с академией «Интера», требует и времени, и сил.

— Кроме этого у вас ещё есть проекты в столице?

— Нет, это дело основное, на него уходят колоссальные силы и энергия. Распыляться на какие-то другие вещи не хочется.

— Какие моменты футбольной жизни Беларуси вас впечатлили?

— Скажем так, приезжал сюда ещё зимой, когда наш футбол был в «спячке». Хотелось увидеть вживую, почувствовать, сходить на какие-то матчи, в том числе между юношескими командами. Сейчас игр будет больше, поэтому сложится какая-то картинка и представление. Тогда я пойму, чего нашему футболу не хватает, что изменилось, что ещё предстоит поменять, куда мы двигаемся, что хорошо и что плохо. Сейчас нахожусь в своеобразном вакууме, потому что сосредоточен на работе с академией «Интера».

— А о том, за чем уже удалось понаблюдать, что можете сказать?

— Хорошо, что в прошлом чемпионате появилась интрига. Есть неплохие команды, как брестское «Динамо». Очень рад, что минское «Динамо» вернулось на круги своя. Хочется верить в то, что здоровая конкуренция поможет нашему чемпионату развиваться.

— БАТЭ – это клуб, который фактически открыл вам дорогу в Серию А, именно из стана борисовчан вы перешли в «Милан». Поступали вам предложения о работе в структуре «жёлто-синих»?

— У Анатолия Капского своё видение развития клуба, поэтому мне сложно судить о том, какую пользу я бы смог принести БАТЭ, если бы работал там. Клуб двигается вперёд. Хотя не так давно я читал интервью Капского, в котором тот негативно высказался о детско-юношеском секторе. Наверное, какие-то проблемы всё же есть, но насколько они глобальны, могу лишь судить по высказываниям в СМИ. Конечно, я слежу за новостями о БАТЭ, знаю, что поменялся тренер. Но предложений мне никаких не поступало.

— Проблема развития детско-юношеского футбола в стране в целом поднималась в середине прошлого десятилетия. Создаётся ощущение, что спустя столько лет риторика никоим образом не изменилась.

— Если что-то и изменилось, то не кардинально. Потому что нет в национальной сборной игроков мирового класса. Есть добротные футболисты, но для того, чтобы побеждать, этого мало. Какой-то резерв имеется, поэтому то, что мы пытаемся делать, нужно делать всё лучше и лучше, постоянно совершенствоваться. Я бы не стал говорить, что детско-юношеский футбол в Беларуси в провале. Мне кажется, одна из главных проблем состоит в том, что тренеры на ранних стадиях воспитания игроков ставят перед ними задачи выиграть любой ценой. Мало кто обращает внимание на то, что гораздо более важно: ребёнок должен получить возможность совершенствовать свои качества, становиться быстрее, техничнее, сильнее. Результат доминирует на более высоких стадиях, а не внизу.

— В каком возрасте обычно теряются белорусские игроки?

— В переходном, 16 — 19 лет. Дети выпускаются из юношеских секций, с нехваткой правильной работы. Потому что нужно её проводить на очень тонкой грани, где есть опасность получить травму. Работа должна проводиться серьёзная. Если она делается непрофессионально, то мы теряем футболиста: он может травмироваться, замедлиться в развитии. Если же ему удаётся проскочить этот этап, но всё равно с ошибками: он всё равно не станет суператлетом, потому что где-то недоработал, не получил нужных указаний, внушений, базовых понятий. Любой в молодости может лениться, поэтому надо объяснить, что необходимо работать для больших побед.

НЕТ ИГРОКОВ УРОВНЯ ГЛЕБА

— Насколько верно говорить, о том, что, как и некоторое время назад, тренеры из стран бывшего СССР учат играть просто и не поощряют креатив?

— Есть в футболе такое выражение: ты играешь так, как позволяет соперник. Если у игрока есть скоростные, технические физические качества, которые позволяют оставлять в дураках половину команды соперника, то ни один тренер не будет заставлять его играть просто. Потому что, во-первых, все получают удовольствие, когда добиваются результата. Вдвойне хорошо, когда всё происходит зрелищно и красиво. Зрители любят смотреть на это. Как мне кажется, такому футболисту тренер не будет чинить препятствий. К сожалению, уровень исполнительского мастерства игроков из стран бывшего СССР не позволяет им играть тонко и зрелищно в большом футболе. Хорошие футболисты, как любые таланты, являются штучным товаром. Допустим, в Серию А попадает лишь один из пяти тысяч мальчишек, которые начинают заниматься футболом. Но тут главное — не потерять футболиста, иначе придётся перебирать среди следующих 5 тысяч. Наверное, за последние 10 лет Беларусь потеряла в футболе всё. Не появилось игроков, сопоставимых по классу с Сашей Глебом или другими ребятами приличного уровня. Значит, его упустили или не довели, не дали возможность полюбить футбол.

— Были ли у кого-то шансы приблизиться по уровню к Глебу? Например, Михаил Сиваков уезжал играть в Италию после неплохого периода, проведённого в том же БАТЭ.

— Уехать в Италию не значит играть на большом уровне. Это надо понимать. Да, у нас есть хорошие, добротные исполнители, к которым относится и Миша. Но выйти на уровень большого футбола, как это удалось Саше Глебу, ни у кого не получилось. Значит, что-то не так. Думаю, тут не в последнюю очередь влияет то, что и Глеб, и Сиваков – воспитанники советской школы футбола. Сейчас мы пожинаем в какой-то степени её плоды. В те времена у детей была любовь к футболу, сейчас же она куда-то ушла, нивелировалась. Есть смартфоны, планшеты. Современные дети думают совсем по-другому. Допустим, у меня ничего из этого не было, поэтому я шёл играть во двор. Сейчас же ребёнка так просто на улицу не вытащишь. Нужно дать ему возможность полюбить футбол и почувствовать себя частью футбольного сообщества.

— Из тех, кто пришёл в футбол после вашего поколения, у кого были возможности стать игроком уровня Саши Глеба?

— Будь они у кого-то, то ребята бы добились своего. Всё очень просто. Есть результат как критерий оценки. Остальное всё — кто-то где-то мог бы, если бы да кабы — не важно.

— На данный момент, просматривая ростер сборной Беларуси, видите там незнакомые фамилии?

— Всегда бывает, что раньше парень играл за молодёжную, сегодня его привлекли к матчам национальной. В этом нет ничего плохого. Может, на него даже стоит обратить внимание. Если этого игрока вызвали, значит, он чего-то стоит, чем-то выделяется. Но хочется, чтобы сборная страны была более сбалансированной, без сильной ротации, чтобы ребята знали, куда они приезжают, чувствовали сыгранность, несмотря на то что в «националках» обычно с этим сложно. Но главное, чтобы они почувствовали атмосферу и друг друга, знали, что они могут пойти вместе в бой и добиваться больших целей. Им нужно понять свою важность для федерации, для белорусского народа. Если всё это вместе сломится, ощущение не до конца отлаженных взаимодействий нивелируется. Раньше люди играли в сборной по 50, по 100 матчей. И в какой-то момент такие вещи заставляют тебя по-другому относиться к футболу. Одна игра не даст полного ощущения того, где ты находишься.

— Сейчас текучка кадров в сборной серьёзная.

— Думаю, не от хорошей жизни. Наверняка тренеры ищут того парня, который даст результат. Это нормальные вещи в футболе. Однако, к сожалению, пока что больших футболистов у нас нет. Ребята играют не в топ-чемпионатах, не все являются основными игроками в своих клубах. А без футболистов высокого класса выиграть что-то очень сложно.

— За последние годы уровень сборной Беларуси упал или общеевропейская планка подскочила вверх?

— В любой европейской федерации бывают моменты, когда нет хорошего поколения футболистов. К сожалению, у нас так получается, что пытаемся что-то делать, но никак не дождёмся плеяды игроков высокого уровня. Может быть, завтра, послезавтра. Но пока его нет. Надо продолжать искать.

ПОПАДАНИЕ НА ТОП-ТУРНИР – ЕДИНИЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ

— Ваши бывшие партнёры по сборной Калачёв и Корниленко продолжают выступать в своих клубах, и довольно неплохо. Однако с играми за главную команду страны вроде завязали. Вы поддерживаете их решение?

— Ребята уже достаточно возрастные, но при этом у них есть профессиональные обязательства. Очень сложно в такие годы гоняться за двумя зайцами. Когда молодой, можно себе позволить лишнее. А наша сборная пока что не преследует никаких задач. В середине квалификации мы уже теряем шансы попасть на топ-турнир. Они не едут не потому, что не хотят. Возможно, в этой ситуации более правильно довериться молодёжи. Есть шанс, что кто-то из подрастающих игроков, добившись вызова в сборную, продолжит делать шаги вперёд и станет более высококлассным футболистом, чем сейчас.

— Появился новый турнир, Лига наций. И перед национальной сборной стоит задача с помощью него пробиться на чемпионат Европы. Как оцениваете шансы?

— Мне сложно судить. Насколько известно, конкурировать будут между собой команды, равные по классу. Конечно, нам придётся проще, чем в матчах с грандами. Шанс появится. Но, даже если мы пробьёмся куда-то, это будет лишь единичный выстрел. Хорошо, допустим, приедем мы на большой турнир, проиграем всем и уедем. Не вижу в этом ничего хорошего.

— Как шаг вперёд и два назад?

— Может быть, и так. Потому что очень часто после каких-то успехов мы садимся и рассуждаем, как всё хорошо. И дальше ничего не делаем. Но футбол – это каждодневный и очень большой труд. Как обслуживающего персонала, так и игроков.

Гораздо важнее сделать так, чтобы на матчи национальной команды собирался полный стадион, чтобы её игра была интересна зрителю не только на самой арене, но и телеболельщику. Нужно делать интересный и красивый продукт. А попадём куда-то или нет… Это будет всего лишь временный результат, который может дать какой-то толчок развитию. Но вопрос: не будет ли он слишком слабым? Не откатимся ли мы снова после этого? Нужно дать такой толчок, который может безостановочно покатить снежный ком.

— Вы верите, что в ближайшее время в Беларуси футбол начнёт развиваться таким образом?

— Если бы я не верил, я бы не занимался этим. Главное, что есть ниша и желание, потребность в футболе. Конечно, в основном у наших болельщиков такое мышление, что, мол, всё равно не выиграем, поэтому на стадион не пойду. Нужно менять этот стереотип, прививать любовь к футболу. Когда она появится у людей, у работников федерации, у футболистов, у детей, у родителей, тогда мы к чему-нибудь и придём. В ином случае этот ком будет стоять на месте.

— Сборная Италии, страны, которая вам отнюдь не чужая, не пробилась на чемпионат мира в Россию. Как отреагировали на это?

— Выводы уже сделаны. Скоро там будет проведена работа, сменится руководство и тренерский штаб. Обновление неизбежно.

— Есть у вас знакомые среди итальянских игроков, с которыми обсуждали эту ситуацию?

— Конечно. Такое поколение у итальянцев, что есть игроки мирового класса, но, к сожалению, не того уровня, как раньше. Нет футболистов класса Паоло Мальдини Франческо Тотти. Возможно, это временная тенденция и скоро всё вернётся на свои места.

— За итальянским футболом следите чаще, чем за белорусским?

— Конечно. У меня просто больше матчей показывают по телевизору. Белорусский футбол, насколько знаю, планируют показывать, только когда важные матчи. Да, можно глянуть в Интернете, но хочется смотреть качественный футбол в хорошем изображении.

450 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.