Казнить!!! Нельзя помиловать. И никакой запятой для Льюиса

Вот мы и живём чемпионатом мира по хоккею, который в минувшую пятницу стартовал в датских городах Копенгаген и Хернинг. Хотя вряд ли болельщики белорусской сборной, коими в дни таких важнейших топ-соревнований становится большинство жителей Синеокой, вправе использовать громкий и ко многому обязывающий глагол «живём». Скорее, наблюдая за матчами команды, руководимой канадским специалистом Дэйвом Льюисом, мы мучаемся, а значит, в лучшем случае – существуем.

Больше не верим!

Да и существуем ли, вот в чём вопрос, как мог бы сказать старина Гамлет, окажись он причастен к нынешнему хоккейному чемпионату. Три матча уже сыграны, а позитивных эмоций с гулькин нос. Разгром от шведов сменился унижением в суперважной во всех турнирных отношениях баталии с французами – 0:5 и 2:6. А уже вчера состоялся матч с россиянами, от которого после таких влётов ждать чего-то позитивного никто по определению не решался: увы, научены горьким опытом и такими хоккейными педагогами, как Рикард Ракель и Стефан Да Коста…

А ещё, видимо, заражены вирусом неверия. В первую очередь в способность главного тренера Дэйва Льюиса принести подлинную пользу белорусской сборной в деле сохранения прописки в элитном дивизионе. Стыд, заставивший багроветь наши щёки по ходу субботнего унижения от французов, похоже, стал той каплей, что переполнила чашу терпения в отношении этого канадского специалиста, что уже три года приносит стране одни синяки и шишки, беды и разочарования, гипертонические кризы и психологические срывы.

Поэтому в знаменитой фразе с дилеммой казнить/помиловать в этом случае речь не идёт и не может идти о запятой либо точке. Первая вообще неприемлема. Общественного помилования после 2:6 от французов Льюис не заслуживает совершенно однозначно. Его надо было гнать в шею ещё после того, как в Петербурге-2016 нас с его системой закатали в асфальт венгры. Но мистер Дэйв явил из себя птицу феникс, и только для того, чтобы опозориться на домашней олимпийской квалификации и следующем мировом форуме в Париже. Казалось, что теперь ему «капут», теперь ему скажут «аут»!» Не тут-то было. Мучаемся с Льюисом, страшась вылета из элитного дивизиона, и в Копенгагене.

Поэтому и точка не годится для разделения глаголов «казнить» и «помиловать». Слишком миролюбиво. Только восклицательный знак! А ещё лучше сразу три, чтобы этими «колами» выразить своё эмоциональное отношение к мистеру Дэйву, который чрезмерно засиделся на «белорусском контракте», что так необдуманно был подписан три года назад.

Разумеется, факт проведения чемпионата мира в Дании вызывает разнообразные аллюзии с судьбой шекспировского Гамлета, тем паче что знаменитый вопрос «Быть или не быть?» наиболее актуален в эти дни именно для белорусской сборной. Так вот, помните, как принц датский поднял из могилы, вырытой для Офелии, адамову голову? Рассмотрел и поник главой, признав в ней бывшего королевского шута, так веселившего своего господина и всех близких монарха: «Бедный Йорик! Я знал его, Горацио…»

Так и мы на исходе четырёхлетнего белорусского контракта с Льюисом маемся видениями: набегает тень, и кажется, что это каждый из нас стоит на краю могилы, рассматривает череп и произносит скорбную реплику: «Бедный белорусский хоккей! Мы знали его когда-то…»

Если нам суждено вылететь в Копенгагене из элиты, то «будущее время», действительно, может уступить своё место «времени прошедшему», став нашим настоящим на долгие, долгие годы. Ибо вернуться в элиту будет ой как сложно. При таком вселенском дефиците мастеров, что сегодня есть у нас, тем более. Умение «таскать пианино» — очень важное свойство. Без него нельзя достичь даже самого мало-мальского успеха. Но кто из нас согласится жить в мире, где есть грузчики, грузчики и только грузчики?! И даже товароведов, как и любых других «ведов», близко не наблюдается?

Пушкова в вожди!

Поэтому, когда сразу после субботнего провала в баталии с французами меня попросили дать экспертный комментарий, ваш покорный слуга и сформулировал радикальный метод спасения: «В любом случае, теперь каждому должно быть понятно, что ничего случайного в зачастивших французских победах и белорусских поражениях нет и быть не может. А ведь мы надеялись и так жаждали успокоиться, хотя бы на предмет сохранения прописки в элите! Увы… Многое говорит о том, что те слова, что некогда сказал писатель Короленко о министре царской России Делянове — «Много лет лежал гнилой колодой поперёк дороги народного образования» — можно сказать и о канадском тренере Льюисе. И, возможно, для того, чтобы спасти место в элите, руководству даже не федерации, а государства необходимо настоять на срочной отставке «кленового листа» прямо по ходу чемпионата. Благо в Копенгагене есть наставники Пушков и Захаров, которым можно в режиме форс-мажора доверить национальную дружину. Конечно, это скандал. Но лучше шум и гам, чем позор и унижение. А в том же футболе такие прецеденты известны. Например, знаменитого бразильца Паррейру выгнали из сборной Саудовской Аравии прямо по ходу мундиаля-98…»

Лучшим признанием для любого автора является следующая тенденция: если по истечении некоего времени высказанные идеи начинают не просто разделяться – присваиваться без ссылки на «первородство», значит, есть попадание в «яблочко»! Так произошло и на сей раз.

Минула ночь с субботы на воскресенье, как предложение о немедленной отставке Льюиса стало дублироваться различными коллегами, застрочившими в своих СМИ. Канадец-де должен подвинуться, отдав бразды правления сборной своим помощникам. Причём не первому из них – Мезину, а Пушкову и Захарову.

Кстати, о таком варианте выхода на авансцену наставников «Немана» и «Юности» мною и коллегой по «СП» Якушевым было писано-переписано ещё осенью-2017, когда только появилась информация, что в помощники Льюису на один из сборов навязаны (именно так!) Пушков и Захаров. Уже тогда мы просчитывали вариант, что в случае очередного провала «системы Льюиса» возникает форс-мажорная необходимость в человеке, который возьмёт на себя всю ответственность по ходу чемпионата в Копенгагене. Так, может, так тому и быть?!

В конце концов, тот факт, что после поражения от Франции Льюис не стал общаться с игроками, о чём гордо заявил журналистам, тоже занятен. Конечно, сам мистер Дэйв преподнёс его в качестве педагогическо-психологического воздействия: «Я сегодня не говорил с командой после игры. Хотел, чтобы это сделал наш капитан, наши лидеры. Они должны сплотить команду вокруг себя».

Но у медали всегда есть две стороны, а ещё и рёбра, ведь абсолютно плоских наград не существует, чай не блины на масленицу. В решении канадца отказаться от оперативного общения можно увидеть много всяких мотиваций.

Например, избежать риска, услышать о своей знаменитой системе честные слова презрения. Ведь следующее высказывание Льюиса – «Мы проигрывали много борьбы один в один. Стараемся играть по системе, но когда защитник упускает нападающего – это не ошибка системы, а индивидуальная ошибка» — убедительно доказывает, что с пониманием текущего момента у «кленового листа» всё хорошо. Канадец обеляет свой фетиш, зная, в каком пуху его профессиональное рыло (такая идиома!), и как осточертел всем его почти «религиозный фанатизм» во имя некой системы, что имеет лишь отрицательный эффект.

Ещё одна вариация отказа от разговора с хоккеистами тоже лежит на поверхности. Льюис может надеяться, что парни всё сделают без него, как это уже случалось в Петербурге. Когда после позора в баталии с венграми команда выбралась без наставников в исторический центр Северной Пальмиры, где в одном из ресторанов не просто пообедала, но и решила играть по-своему, чем и спасла прописку в элите. Льюис после решающей победы над Францией, кстати, выглядел растерянным, но ни словом не обмолвился о «тактической революции», которую совершили большевики из числа игроков.

А сейчас… «Почему бы не повторить финт ушами? – возможно, подумал Льюис. – Кто знает, возможно, и в Копенгагене эти паразиты сумеют воскреснуть, заиграв по-своему, пусть я их, как мог, трамбовал в свою систему?»

Наконец, есть ещё одна вероятность. А может, Льюис уже пропускает вперёд своих ассистентов? В конце концов, он не глупый человек. А раз так, то прекрасно понимает, что его «белорусская история» отсчитывает последние дни. Более того, рассчитывать на какую-то другую работу при таком «портфолио» не очень-то приходится. По большому счёту, мистер Дэйв – уже просто уважаемый рантье, готовящийся окончательно и бесповоротно погрузиться в пенсионную благодать. Которая если и будет нарушаться хоккейными заботами, так лишь необременительными экспертными комментариями для СМИ. Это если кто-нибудь вспомнит в Северной Америке о таком тренере, который, конечно, сам по себе ничего не представлял, но входил помощником в бригаду знаменитого Скотти Боумэна.

Так почему бы Льюису при таком раскладе не подвинуться в пользу, например, Пушкова? А профессиональная гордость не взбунтуется. Если было бы чему бунтовать, так Льюис давно бы по своей инициативе разорвал контракт. Например, проиграв олимпийскую квалификацию словенцам. И уж точно после драматических перипетий прошлогоднего чемпионата мира. А так – рантье…

Но почему именно Пушкову, а не Захарову? Здесь всё очевидно. Если наставник «Юности» в своих речах постоянно цитировал одного из героев Владимира Высоцкого – «Жираф большой – ему видней», призывая молиться «системе Льюиса», то рулевой «Немана», напротив, позиционируется в болельщицком сознании как антагонист канадца.

Это именно Пушков год назад продёрнул англосаксонского сноба за его нежелание посещать матчи белорусского чемпионата. И это Пушкова только в последний момент удалось определить в помощники к Льюису на чемпионат мира, хотя сам канадец этому и противился. Так что тут двух мнений быть не может. Если совершать кадровую революцию прямо в Копенгагене, то в вожди надо выдвигать Пушкова. Тем более что сразу три игрока «Немана» нынче в сборной!

И тогда… Может быть, над нашей дружиной перестанут издеваться российские коллеги. А то уже после матча со шведами хотелось закрыть глаза и уши, чтобы ничего не видеть, не слышать и поскорее забыть. В том числе язвительные сообщения остряков на тему операции «Ы». Российских журналистов веселили фамилии не заявленных на матч со Швецией игроков «Немана» — Труса, Левши и Кислого, вызывая комические ассоциации со знаменитым трио из комедий Гайдая.

Но мы ведь понимаем, что не в фамилиях дело. В системе!

Даже без Погба

Так что на сей раз предложил белорусской сборной Льюис? Какими ценностями он вооружил белорусских хоккеистов, заодно избавившись от «возмутителей спокойствия», «недовольных» и «несогласных»? Прежде чем дать конкретный ответ, несколько «лирических отступлений».

Первое. Никогда и никому нельзя забывать о поговорке «Скажи дураку Богу молиться, он и лоб расшибёт». А у нас именно так и происходит все последние годы. Послушаешь Льюиса, а теперь и Захарова — и так это не просто люди, а некое волшебство выходит на лёд и делает результат. Но обожествление любой системы, кроме, собственно, божественной — трансцендентная глупость.

Второе. После того, как опять отцепленный от состава нападающий Степанов поведал общественности свою правду, нашлись журналисты, ставшие попрекать Андрея едва ли не в лицемерии. Дескать, раньше говорил одно, голосуя «за», а сейчас – активно «топит» «против», хотя в поле обсуждения всё та же «система Льюиса». Но в том-то и дело, что та, да не та!

Вспомните, как белорусы играли на ЧМ-2015 в баталии с теми же американцами. Мало того, что мы столь энергично использовали тактику форчекинга, что я сам писал: «Белорусы в Чехии большие канадцы, чем сами канадцы!» Так и было!

Но, что ещё важнее, благодаря тройкам Калюжного и Ковыршина (в неё входил Степанов) нам удавалось пользоваться плодами силового давления. То есть не просто мешать соперникам начать наступление, не только отбирать шайбу, но и качественно, мастеровито ею распоряжаться. Увы, после 2015 года всё исчезло: и первое, и второе, и третье. В Копенгагене вовсе «голяк».

Совершенно понятно, что «модернизированная система Льюиса» не работает, да и ничего неожиданного в ней нет — оппоненты не теряются. Да, в отличие от прежних лет, перед нашими защитниками стоит задача выходить из своей зоны передачами аж под чужую синюю линию, где должны открываться нападающие. Но как нет в нашем составе Фетисова и Касатонова, так и отсутствуют подобные «армейские пасы».

Что же касается подключений защитников к атакам с ходу, то это никакая не новинка. Так пытались играть и год назад, когда в минском «Динамо» аналогичный ход практиковал помощник Льюиса — Вудкрофт. Да и опять-таки для достижения эффекта у нас нет соответствующих исполнителей. Тот же Фальковский, включённый в сборную «вне конкурса», демонстрирует хоккей сомнительного уровня, заставляя ностальгировать о Граборенко.

В итоге получилось следующее. Баталию со шведами надо описывать в духе речи гражданина Шарикова из «Собачьего сердца». «Тре крунур» нас возили-возили, душили-душили… Порой казалось, что главная цель «системы Льюиса» заключается в попытке расслабить скандинавов своей беспомощностью, чтобы потом наказать оппонента за шапкозакидательские настроения. Но шведский уровень настолько выше нашего, что даже не хочется задумываться, где мы по сравнению с ними. Даже в те ситуациях, когда скандинавы принимались валять ваньку.

А что услышали после стартового матча от парадно одетого в строгую красивую пару Льюиса, снявшего в Копенгагене будничное до затрапезности спортивное платье? «Подчас удача была не на нашей стороне», — резюмировал канадец. Вторил ему и Захаров: «Игра могла пойти по совершенно другому сценарию. Забей Платт в начале матча, попади Фальковский не в штангу, отработай Шарангович свой момент без суеты…»

По большому счёту, это тот случай, когда по форме правильно, а по содержанию – безобразие. Хаять удачу, которая уберегла нашу сборную от поражения с двузначным счётом?! Ведь 5:0 – это действительно счастливый сценарий, все остальные обещали ещё большое унижение. А два с половиной момента за весь матч – это смешной повод рассчитывать на что-то лучшее, когда у соперников на площадку выходили молодые мастера, общающиеся на «ты» и с клюшкой, и с шайбой, и со льдом.

Теперь Франция. Мы априори знали, что это будет один из двух важнейших матчей чемпионата. Так что подготовка к матчу, включавшая утреннюю раскатку, на которой у обеих команд отметилось считанное число хоккеистов, традиционно включала в себя два момента – физический и психологический. Пусть чемпионат мира только-только начался, но всё же «трёхцветные», закончившие свой первый матч ранним вечером, имели на восстановление больше времени, чем белорусы, завершившие баталию со шведами ближе к полуночи.

А вот в психологическом аспекте наблюдался паритет. «Кого нам бояться?» — должны были вопрошать белорусы. Чтобы тиражировать в раздевалке шутку российского нападающего Павла Бучневича, который в преддверии соперничества с «трёхцветной» дружиной не постеснялся смешать хоккей и футбол в «одном флаконе»: «Стефан Да Коста вроде есть, а больше никого не знаю. Погба как будто не приехал».

«Кого нам бояться? — должны были вторить соперникам французы, отмечая отсутствие в белорусском составе многих наших известных мастеров. – Раз их так возили шведы, то и нам многое будет позволено».

Впрочем, имелся ещё один важный психологический нюанс. После таких разгромов, что потерпели белорусы и французы в стартовых баталиях, было важно грамотно пережить потрясение, не позволив негативным эмоциям одержать безоговорочную победу. Это, возможно, только в духе совета Михаила Булгакова: «Если нельзя ничего исправить, остаётся только забыть». А забыв, не превратиться в «царство женщин, загримированных под ковбоев», читай хоккеистов.

Но ведь превратились, и ветерану Денисову пришлось говорить в микст-зоне грустные слова: «Наверное, некоторые игроки недопонимали важность матча. Где-то даже стыдно…» То, что стыдно, это нормально. Ещё бы! Но как же так? Недопонимать после всех предупреждений?! О чём вообще тогда может идти речь? Неужели сами хоккеисты думают, что «система Льюиса» решит все проблемы команды?!

Так нет! Пресловутая система без труда опровергается и кладётся на лопатки даже французами. Благо в их рядах сыскался пусть один, но по-настоящему толковый хоккеист, настоящий мастер Стефан Да Коста, способный играть на пианино, которое для него носят партнёры по звену. Конечно, говорят, что один в поле не воин, но лидер Франции опроверг эту поговорку, наглядно дав понять, что значит быть творческим, созидательным хоккеистом

Раньше они, настоящие «мастерюги», были и в рядах белорусской дружины. Но те времена миновали — вакуум. А вот у французов свет клином на Да Коста-младшем не сошёлся! Ещё два отличных нападающих не приехали в Копенгаген по причине продолжения борьбы за Кубок Стэнли, а лучший бомбардир финской лиги Бертран просто не прошёл в состав, ибо поздно освободился для интересов сборной. Да и вообще Шарль предпочёл устраивать свои дела в «Сибири», с которой он подписал контракт.

А о чём говорил Льюис, помимо того, что отказался сразу после матча общаться с хоккеистами? Да всё та же жвачка. Мы-де не ожидали такого результата, ибо всё пошло не так, несмотря на нашу фокусировку на результате. И ещё про вратаря Кульбакова, в которого, как и в Карнаухова, дважды менявшего коллегу, нельзя бросать камней: «Выпускать Ивана с первых минут – мой личный выбор. Я видел, как он играл в спаррингах, как готовился. Совершал по 40 сейвов за игру. Хотели дать ему шанс». И дальше традиционные заверения: «Перед матчем с Россией внесём изменения в подготовку. Нужно работать… Ребята будут биться от начала до конца, несмотря на результаты предыдущих матчей».

Они, заявления, уже кого-то хоть в чём-нибудь убеждают? Особенно если после субботы, которая ещё принесла турнирный балл австрийцам, угроза вылета обрела конкретные черты? То, как австрийцы сражались со швейцарцами, доказало, что подопечные Роджера Бадера способны на равных бодаться как с белорусами, так и с французами. Причём отличное впечатление произвёл голкипер сборной Австрии Штаркбаум, ставший настоящим шлагбаумом, совершая акробатические спасения самого оригинального свойства.

В общем, фактор Штаркбаума — явный австрийский козырь. Спортивная истина, провозглашающая вратаря «половиной команды», известна всем и каждому, однако когда речь идёт о судьбе аутсайдеров, то ценность хорошего голкипера возрастает кратно. Поэтому неудивительно, что Бадер предоставил накувыркавшемуся Бернарду отдых в воскресенье, уберегая его психику от российской экзекуции. Однозначно, его в первую очередь берегут на матчи с французами и белорусами, в которых и определится главный лузер, то есть неудачник октета «А».

Но есть ведь уже ещё одна особенность аутсайдерской битвы. Если белорусы не смогут зацепить очки в матчах с фаворитами, то даже победа в очной баталии с австрийцами не сможет нас спасти от вылета. Для этого французам, которые в любом случае при равенстве очков опередят нас благодаря виктории в личной встрече, достаточно проиграть 11 мая соотечественникам Моцарта в основное время. И всё…

Кстати, Льюис после Франции уже стал готовить нас к худшему: «Я не могу отрицать возможность того, что мы покинем элитный дивизион…» Канадец ещё и развил мысль: дескать, иногда прежде, чем выиграть Кубок Стэнли, надо вначале проиграть финальную серию. Капитуляция, прикрытая идиомой о «шаге назад ради двух вперёд»? Для внятного разумения надо было дождаться понедельничного матча с Россией, успевшей побить французов с австрийцами. И мы дождались.

Спасибо за науку!

Когда в концовке первого периода вчерашнего матча Шарангович после российского подарка нанёс кистевой бросок по воротам Шестёркина, и шайбу отразила штанга, захотелось воскликнуть: «Да, ладно!» В том смысле, что случись белорусский гол, который бы сравнял счёт, и это была бы жуткая несправедливость.

Россияне ведь, в принципе, редко выпускали нас из зоны дебютировавшего на чемпионатах мира Труса (ох, как метко сказал месяц назад Захаров о «трёх третьих вратарях»!), создали около десятка голевых моментов и в свою очередь трижды попали в каркас ворот. Так, что счёт 0:1 был, как презент, а уж ничья после первого периода вообще бы стала ненаучной фантастикой.

Но в любом случае надеяться на позитивный результат было бы совершенной наивностью. Это даже не разные лиги. Сегодня между сборными России и Беларуси – пропасть. Наш соперник был легкомыслен, тогда, как сами подопечные Льюиса сражались на максимуме, стараясь успеть, закрыть, но всё равно не успевали и не закрывали.

А уж, какой смысл был в перетряхивании состава, что произвёл канадец, изменивший все атакующие сочетания, вовсе понять было нельзя. Правда, в начале второго периода несколько ударных смен провёл Шарангович, объединённый с нашими канадцами, но голевого свершения не случилось. Поэтому даже единичное взятие ворот Шестёркина было мечтой…

И ещё об одном наблюдении. В двух первых матчах около фигуры Льюиса на скамейке запасных возникали по очереди Мезин и Захаров, причём с первым канадец даже общался, переговаривался. Но вчера, сколько раз телевизионная камера не «выхватывала» мистера Дэйва – он был один, совсем один…

349 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.