Марина Литвинчук: сходила за счастьем

Прошлый сезон самая титулованная белорусская байдаристка Марина ЛИТВИНЧУК пропустила. Причина тому была самая уважительная. 14 января она родила сына, вскоре после этого приступив к тренировкам. Начинала с общефизической и силовой подготовки. В лодку села только в апреле. Но уже почти на 80 процентов восстановила былые кондиции, что позволило спортсменке не просто выступить на недавнем чемпионате Европы, а в составе четвёрки завоевать «серебро», которое для неё самой, как призналась, стало приятным сюрпризом.

Фото: canoesport

Решили дать бой

— После такого перерыва сразу пробиться на пьедестал — это что-то невероятное! Эмоции, не скрою, поначалу захлёстывали.

— Соперницы наверняка даже просто увидеть вас на регате ещё не ожидали?

— Да, многие девчонки из Польши, Словакии, та же Данута Козак из Венгрии при встрече удивлялись. Но оказывается, всё возможно. Мы сами поначалу планировали просто побороться за лицензию на Европейские игры и посмотреть, на каком свете находимся. А приехали в Белград, увидели, что набрали неплохой ход, и решили дать всем хороший бой.

— Упомянутая пятикратная олимпийская чемпионка Козак вроде поговаривала о завершении карьеры, но вернулась и продолжила побеждать…

— Не могу сказать, что мы постоянно с венгеркой общаемся, но связь поддерживаем, интересуясь делами друг  друга. Она тоже после Игр в Рио стала мамой. Правда, её ребёнку уже почти год. В августе прошлого года Данута возобновила тренировки. И, как рассказывала, поначалу всё шло хорошо, а потом начались травмы. Кроме того, признавалась, что очень тяжело совмещать подготовку и материнство. Не знаю, возможно, это был её такой тактический ход.

— А вообще в гребле много молодых мам?

— Теперь уже немало. После Олимпиады в Бразилии не только мы решили сходить за счастьем, но и ещё одна известная венгерка Тамара Чипес, Мартина Колова из Словакии, полька Каролина Найя… Последняя из них родила в декабре. И на предшествующем чемпионату Европы этапе Кубка мира в Дуйсбурге в составе четвёрки уже «серебро» завоевала. Там, правда, уровень конкуренции был немножко другим.

— Ещё во время весеннего сбора в Португалии вы говорили, что первым стартом для вас станет июльский чемпионат страны. А буквально через три недели позвонили  Геннадию Галицкому, вселив надежду на то, что усилите четвёрку уже в Белграде…

— Да, это было во время Кубка Беларуси, на который мы с Маргаритой Махневой, естественно, не поехали. Тренировались дома. В тот день на время прошли 250 м. И я показала очень хороший для себя результат — 56 секунд, убедившись, что восстановление идёт быстрее, чем думали.

Опасаясь форс-мажора

— Перед первой тренировкой в четвёрке волновались?

— Нет. Была абсолютно спокойна. Я сразу сказала Геннадию Николаевичу, что не сяду в экипаж за былые заслуги, что должна это право вновь завоевать. И к тому моменту я уже начала обыгрывать молодых девчат, претендовавших на места в четвёрке. Тренер это видел. И в итоге сделал выбор в мою пользу.

— Под Алину Свиту, впервые выступавшую в командной лодке в роли загребной, легко подстроились?

— Её гребля, конечно, немножко отличается от нашей. Но мы её учим, она старается и довольно быстро всё схватывает.

— По соревнованиям соскучились?

— Очень! Когда приехали в Белград, меня аж, как мы говорим, распирало от желания поскорее ввязаться в борьбу. Я гонялась там семь лет назад, а такое впечатление, будто совсем недавно. Но перед выходом на понтон волнение, конечно, усилилось. Я понимала, что нам реально из предварительного заезда сразу попасть в финал — если не случится какого-нибудь форс-мажора, как в Бранденбурге, где у нас отвалился руль и мы остались без допуска на Первые Европейские игры в Баку. А сели в лодку, сделали пару гребков, и, увидев, что всё в порядке, успокоились. Напрямую пройдя в решающий круг, очень обрадовались, ведь задачу-минимум выполнили — лицензию на домашние Европейские игры гарантировали.

— А как финал дался?

— В нём Алина, видимо, не до конца поняла, как его нужно идти тактически. Да и мандражнула немножко. Ничего страшного. Мы сделали выводы, и, думаю, таких ошибок больше не допустим. С учётом того, что она в первый раз загребала на таком высоком уровне и я ещё сыровата, грех жаловаться. У той же Алины всё впереди. Поднаберётся опыта, поймёт, что детский сад закончен, и научится выступать с холодной головой. Я сама после заезда не чувствовала себя напрочь обессиленной. Устала, конечно, но это естественно. Потом меня, правда, поднакрыло. А сразу, может, на эмоциях этого не заметила. Ведь медаль завоевала. Железную. Для сына. Слава Богу, не бронзовую, из которых, как говорит Любаша Черкашина, уже  можно статую какую-нибудь выплавить. Значит, мы на правильном пути. Тем более не так много выходили в этом составе — не больше пяти-шести раз. Словом, это «серебро» дорогого стоит.

— Геннадий Галицкий считает, что и в спринтерской двойке с Ольгой Худенко вы уже сейчас готовы были биться за пьедестал…

— Согласна. Но что-то пошло не так. То ли перегорели, то ли не настроились, как следует. И не только мы. Действующие чемпионки мира венгерки оказались только четвёртыми, а чемпионки Европы украинки — пятыми. Даже на тех двух тренировках, на которых работали в двойке, и на разминке перед стартом у нас и скорость была хорошая, и гребок мощным, а тут непонятно почему в одном месте темп крутанули, как в детстве. В итоге время оказалось, наверное, юниорское. Хотя предварительный заезд выиграли с хорошим результатом, пройдя его на полсекунды быстрее. И это, сделав фальстарт, после чего больше трёх минут простояли в ловушке. Возможно, сказалось то, что мы давно в этой лодке с Олей не сидели, утратив чувство друг друга.

— А каково это — наблюдать со стороны за разборками одиночниц на 500 и 5000 метров?

— «Пятёрку» я видела только одну — победную для нашей каноистки Лены Ноздрёвой. А «пятисотку» мы с Надеждой Лепешко смотрели по телевизору в гостинице, потому что нам ещё рано было ехать на канал. Поскольку пока не чувствую себя прежней Мариной Литвинчук, только набираю обороты, особой ностальгии не испытывала. С интересом отслеживала, изменилась ли техника, тактика прохождения дистанций, делая для себя выводы. А там — посмотрим.

Настоящий Большой нянь

— Как далось возвращение? Ожидания и реалии совпали?

— Поначалу и Геннадию Николаевичу, и супругу пришлось меня успокаивать. Я хотела всего и сразу, думая, что всё будет легко и просто, а на деле это оказалось не так.  Но уже немного спустилась на землю. Вижу, что с каждой тренировкой прибавляю. И максимальная сила  потихоньку увеличивается. И на воде, показываю неплохие секунды. План тренировок у меня немножко отличается. Есть ещё, над чем работать, и много работать. А до чемпионата мира осталось всего пару месяцев. Или целых два месяца, как говорит Геннадий Николаевич. Но они пролетят, как один день. После сбора в Португалии тоже казалось, что до континентальной регаты времени — вагон. Но не успели оглянуться — и надо отправляться в Белград.

— Когда вы возобновили тренировки?

— Дома приседать с сыночком я начала почти сразу. В зал вернулась через полтора месяца после родов. И немного испугалась, когда лишь один раз смогла подтянуться, при том, что до беременности имела рекорд 35 раз. Выяснилось, что на воде технику гребли не растеряла, а вот максимальная сила ушла.

— Вы вроде и большую часть беременности тренировались?

— Да, мы почти семь с половиной месяцев вместе с сыночком занимались. Конечно, нагрузки значительно уменьшила. В основном в зале делала специальные упражнения для беременных, на растягивание, немного на тренажёрах работала и с гантелями, со штангой, но конечно, с небольшими весами. И на воде, если погода благоприятствовала, покатушки устраивали.

— Как к этому относился муж?

— Он, конечно, просил быть аккуратной: всё-таки это первая беременность, и мы не знали, как организм отреагирует. Сейчас уже думаешь, что можно было где-то и побольше, и поактивнее потренироваться, а тогда инстинкт самосохранения срабатывал: мол, ты уже не одна, а ангелочка своего носишь. Поэтому и Артур переживал за нас.

— Артур осмелился и в декретный отпуск пойти?

— Да, за что я очень ему благодарна. Он во всём мне помогает, отлично справляясь со всеми заботами. Когда я на тренировке, он и кормит Эльдарчика, и памперсы меняет, и моет, купает. И по ночам встаёт. В общем, он у нас настоящий Большой нянь.

— Вы впервые за полгода расстались со своим, как написали в соцсетях, дополнительным моторчиком — Эльдарчиком. Как выдержали?

— Тяжело. До сих пор не могу прийти в себя. Наконец-то мы снова вместе. Телефон, конечно, не заменит ни запах кефирчика, ни обнимашек, целовашек, новых движений, эмоций.

— И какие ожидания связываете с планетарным чемпионатом?

— Пока работаем. Главное, чтобы ничто не помешало подойти к нему в оптимальной форме. И тогда постараемся порадовать родных и болельщиков хорошими результатами. Дай Бог, чтобы всё сложилось. В Португалии я наверняка также ограничусь двумя номерами программы. Ведь, пожадничав, можно загнать себя в яму и тогда в следующем году вновь придётся начинать с ноля. Поэтому лучше постепенно, не спеша полностью вернуть былые кондиции. Благо у нас замечательный тренер. И врач с командой работает — Анна Леонидовна Бондаренко, которая следит за состоянием. Так что, думаю,  всё у нас получится.

1 893 просмотров