Елена НОЗДРЁВА. Обожающая скорость

Этой симпатичной каноистке  нет и 20-ти. Ещё три сезона она может выступать на молодёжных регатах, где куда легче завоевать место под солнцем. А Елена НОЗДРЁВА и в элитной компании уже вполне освоилась. На недавнем чемпионате мира, прошедшем на коварном португальском канале в Монтемор-у-Велью, она стала обладательницей полного комплекта наград, в том числе «бронзы» — в олимпийской одиночке. И последняя, как спортсменка призналась, далась тяжелее всего.

Фото автора

КАК ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА

— В прошлом году на такой же планетарной регате в чешском Рачице я по своей глупости упустила медаль на «двухсотке» — идя третьей, рано подсела, и венгерка всунула нос. Естественно, остаток остался. Сейчас в случае повторения ситуации я бы себя просто «съела». Психологически поддавливал и тот факт, что предстояло идти по девятой воде. А погодные условия непредсказуемые: если ветер поднимется, шансы сведутся к минимуму. Со стороны казалось, что он небольшой, но уже в ловушке было очень сложно удержать лодку, её сносило.

Когда после финиша не вызвали на взвешивание лодки, решила, что вновь не у дел. Ан нет: через несколько минут всё же пригласили на процедуру. Я, объясняя на пальцах, пыталась выяснить, какой заехала. Всех волонтёров радостным криком напугала, узнав, что третья. Это было сродни грому среди ясного неба. Значит, не зря пахала. Даже получив медаль, ещё часа два не могла поверить. Ведь конкуренция на этой дистанции заметно выше, выступать на ней сложнее, но и интереснее. Она более непредсказуемая: соперницы на месте не стоят. А ещё годик-два – и наверняка китаянки начнут всех теснить. Они прибавляют на глазах.

— Нынче на европейском чемпионате вы допустили другую ошибку…

— Да, в Белграде врезалась в ловушку. Признаться, расстроилась, что не дали фальстарт. Может, скорректировала бы что-то, и исход гонки оказался иным. Но как получилось, так получилось. У меня были некоторые проблемы со стартами. Только недавно я поняла, как психологически себя настраивать, чтобы не дёрнуться, и что нужно делать. Теперь стартую, может, не очень мощно, зато не опаздываю и не врезаюсь: научилась слышать и видеть  одновременно, а не по отдельности, как раньше. Особенно на последнем сборе уделили этому максимум внимания.

Вообще заключительный этап подготовки у меня получился непростым. Перед молодёжным первенством мира в Пловдиве я подхватила гнойную ангину. Поэтому вспоминаю его с содроганием: провела там самые тяжёлые гонки в жизни. Завоёванные в Болгарии  «серебро» и  «бронза» — самые выстраданные. Половину сбора в Бресте потом ещё долечивалась. Лишь за два дня до вылета в Португалию почувствовала, что набрала неплохую форму, позволяющую бороться за высокие места.

— В одиночке на «пятисотке», которой для вас открывалась регата, «серебро» не совсем удовлетворило?

— Эта дистанция у меня неплохо получалась. Поэтому, не скрою, рассчитывала победить. Но кому-то с учётом сильного правого ветра больше повезло с дорожкой, кому-то, как мне, – меньше. То есть вмешался внешний фактор. На пятой воде меня буквально сносило. Приходилось не просто грести, а попутно подруливать, тратя силы. Поначалу я, конечно, расстроилась. Думаю, это нормальная реакция спортсмена, который стремится к максимуму. Но обижаться могу только на себя. Успокоившись, поняла, что «серебро» тоже неплохо. Тем более – с небольшим отставанием. Это ведь чемпионат мира, а не страны.

— Может, не стоило накануне в квалификации привозить  второму месту четыре корпуса?

— Просто я попала в такой заезд. Не пешком же было идти? Я не выкладывалась полностью, отработала в своё удовольствие, стараясь почувствовать дистанцию, воду. Не более того.

ГРЕША СОМНЕНИЯМИ

— Первый холодный душ в двойке вас ждал ещё на весеннем Кубке страны?

— Да уж… Мы понимали, что есть  проблемы, которые и подтвердились.

И по ходу сезона затем дела складывались не так, как хотелось бы. Наши нынешние прохождения дистанции не сравнить с прошлогодними. Отчасти это связано с травмой у напарницы Камилы Бобр. Да и подготовка, отношение к двойке несколько отличались, чем не преминули воспользоваться соперницы. Девчонки у нас в команде сильные, они и в Португалии на «пятисотке», теперь уже олимпийской, это доказали.

— На какое-то время от  работы в двойке вы вообще отказывались?

— Да, в связи с лечением Камилы. И наше участие в чемпионате было под вопросом. Но напарница смогла восстановиться. Изначально же право представлять страну в двойке, в том числе и в спринте, завоевали Оля Климова с Надей Макарченко. Но поскольку разбежка с «пятисоткой» составляла всего 40 минут, они не могли закрыть обе дистанции. И чтобы не оставлять «двухсотку» открытой, её отдали нам.

— Квалификация в ней оптимизма не придала?

— Да, на финал я выходила со смешанными чувствами. Предварительный заезд действительно не получился: нашу лодку наклонило, и я просто макала весло в воду, чтобы не выпасть и избежать дисквалификации. После гонки у нас даже возникли разногласия. На решающую разминались молча. Перед ней ещё перекрутили мою подушку. И, конечно, постарались собраться. Это был последний старт, и хотелось показать хороший результат. Тем более в нас все верили. Наверное, только я грешила сомнениями. Слава Богу, в финале всё получилось. Пусть ветер и внёс коррективы, но мы полкорпуса привезли ближайшим соперницам.

— Чемпионкой себя уже почувствовали?

— Пока нет. Думаю, осознание придёт чуть позже, когда шумиха уляжется, эмоции поутихнут. На пьедестале, конечно, эйфорию испытала, прокрутила в памяти весь путь к медали. Но сошла с него – и как будто ничего не произошло.

— В Португалии, видела, у вас был особый болельщик из украинской сборной…

— Ой, об этом рано что-то говорить. Пока назовём это дружбой народов. В ближайшее время фамилию менять точно не собираюсь.

— Ещё до открытия чемпионата к вам, единственной в команде, нагрянули допинг-офицеры, причём уже после 23-х…

— Обычно в это время я уже сплю. А тут после церемонии  открытия регаты немного припозднилась: вернулась, а меня ждут. За последние три месяца, кстати,  уже в третий раз. Поскольку в спорте хватает случаев применения запрещённых препаратов, то наша международная федерация старается чаще проверять спортсменов. Но в ходе самого чемпионата после медальных финалов меня уже не трогали.

Фото автора

С ПАЛКОЙ НЕ СТОЯТ

— Если не гребля, то…?

— Биатлон. Со школьных лет я влюблена в этот вид. Старалась ни одной трансляции не пропускать, особенно болея за Дарью Домрачеву. Сама мечтала  заниматься. Но такой секции у нас не было. И я в одиночку зимними вечерами накручивала на лыжах круги по деревне. Пока в 13 лет  не сказали, что по возрасту для биатлона уже не подхожу. И для гребли, кстати, когда меня нашёл отвечавший за селекционную работу на Гомельщине Александр Вадимович Гинтовт, оказалась «старой». Поэтому мне сразу и поставили условие: к концу года догоняю ровесников или еду домой. Это было, конечно, непросто. Приходя с тренажёрного зала, помню, без сил валилась с ног, думала, отпахала, как зверь. Хотя в сравнении с силовой работой, которую сейчас выполняю, можно сказать, тогда просто разминалась. Порой жаловалась родителям: мол, мне плохо, больно, ничего не хочу. Мама настаивала на моём возвращении. Она учительница и хотела, чтобы дочка получила хорошее образование. Хотя я и в УОРе хорошо училась, классный руководитель Валентина Григорьевна даже в пример другим ставила: мол, я изредка появляюсь, а сдаю лучше всех. Получив среднее специальное образование,  поступила в Мозырский университет им. Шамякина.

— Как вам кажется, тренеру сборной Павлу Мудрагелю с вами легко работать?

— Думаю, не только со мной, а со всеми девчонками непросто. Хотя с палкой надо мной стоять не нужно. Если что-то не получается, сама попрошу, чтобы со мной дополнительно поработали. Все задания обычно выполняю. Тренируюсь в основном одна, без спарринга. Иногда только  могу прокатиться с девчонками. Мне так комфортнее. Когда с кем-то гребу, всегда хочется обогнать партнёршу.  А в одиночку стараюсь проработать  каждый гребок, отчего пользы намного больше.

— Ещё пару лет назад вы признавались, что боялись даже посмотреть в сторону соперниц…

— Мне и сейчас страшно выходить на старт, потому что исход гонки может быть абсолютно разным. Да и самоуверенность – не лучший помощник в спорте, она может оставить ни с чем. Я пока этим не страдаю. Напротив, всего боюсь, в себя не верю. Понимаю, что постараюсь отдать все силы и показать максимальный результат. Но не могу избавиться от «а вдруг вывернусь, что-то не получится?»

— И случалось выворачиваться?

— Чисто случайно на прошлогоднем  чемпионате мира — сделав подсед, лодку наклонила и выпала.

— По мнению Павла Игоревича, кстати, вы отличаетесь фантастическим умением собраться…

— Правда?! Он так сказал? Перед гонкой я могу ныть, как ребёнок. Мы же девочки… Где ещё слабость свою показать? Но, выйдя на старт, понимаю: должна «отбомбить» по полной, иначе не стоило приезжать на соревнования.

— Как отвлекаетесь от гребли?

— Мотоцикл у меня есть. В свободное время люблю погонять. И на машине тоже. Это мысли классно разгоняет. Иногда книжку могу почитать, что-нибудь из Стивена Кинга. Люблю фантастику, ужастики. И фильмы предпочитаю этих жанров. А вот комедии не люблю.

840 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.