Сергей СМАЛЬ: ПРАВИЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ ПОДСКАЗЫВАЕТ ОПЫТ

В минувшее воскресенье свой 50-летний юбилей отпраздновал один из лучших белорусских «вольников» в истории отечественной школы борьбы, чемпион мира, серебряный призёр Олимпиады в Барселоне Сергей СМАЛЬ. Его пример — тот случай, когда отличный спортсмен, не раз ставивший в тупик своей эффектной «мельницей» и другими приёмами многочисленных титулованных соперников, состоялся и как тренер. Его подопечные не раз возвращались домой с медалями чемпионатов Европы и мира, но самого громкого на сегдняшний день успеха добилась Мария Мамошук, впервые в истории белорусской женской борьбы выигравшая олимпийскую награду. Естественно, что свой разговор мы начали с прошедшего юбилея.

– Поздравлений от родственников, друзей и коллег было очень много. Никого выделять не стану, чтобы с их стороны не было обид. Но особенно запали в душу пожелания мамы. Нам с братом, который родился со мной в один день, было очень здорово провести праздник вместе с самым дорогим нам человеком. Она также не скрывала своей радости. Всё же собраться вместе получается далеко не всегда. Одним словом, праздник удался.

– Самый дорогой подарок для вас какой?

– Для меня куда важнее внимание со стороны родных и близких. Понимаю, к чему вы клоните. Конечно, хочется, чтобы подопечные как можно чаще радовали своими успехами. Причём как те, кто уже в обойме главной команды страны, так и те, кто только пробивает свой путь в элиту мировой женской борьбы. И, конечно, было бы здорово увидеть их на пьедестале предстоящего чемпионата мира в Будапеште. Впрочем, давайте не будем загадывать так далеко.

– Вы именитый спортсмен. О какой незавоёванной медали кроме «золота» Игр-1992 жалеете больше всего?

– Действительно, насчёт «серебра» из Барселоны было сказано немало. Но наряду с тем, что не смог покорить высшую ступень олимпийского пьедестала, есть некое сожаление о выступлении на Играх доброй воли. Если помните, детище американского бизнесмена Теда Тёрнера стало реакцией на кризис олимпийского движения в 80-е годы прошлого века. На одном из этих стартов, который проходил раз в четыре года, занял четвёртое место. Сейчас, когда эти соревнования уже не проводятся, очень бы хотелось оттуда медаль в свою коллекцию наград.

– Тренерская карьера у вас развивается стремительно…

– На этой стезе реализовывать себя ещё только начинаю. По большому счёту, всё время стараюсь учиться. Подмечать полезное у разных специалистов. Один из ярких примеров того, каким должен быть настоящий наставник, — Дмитрий Мендиашвили. Человек, который открыл миру вольной борьбы Бувайсара Сайтиева, видя в нём перспективного спортсмена, когда остальные этого ещё не замечали. Конечно же, профессор борьбы Юрий Шахмурадов, сыгравший знаковую роль в моей спортивной карьере. Приём «мельница», который многие называли моей визитной карточкой, показал именно он. Безусловно, часть идей взял у своих личных тренеров, которые вели меня к вершинам большого спорта.

– Когда тренировались, анализировали информацию, с прицелом на будущую профессию?

– Раньше об этом, по большому счёту, не задумывался. Старательно тренировался, делал всё, что говорили наставники. Анализировать информацию, которую получал от них в те годы на занятиях, соревнованиях и просто в обычной жизни, активно начал уже когда сам стал работать тренером. Естественно, делая поправки на то, что времена изменились и борьба сейчас уже не та, что в прежние годы. Пробуем, смотрим, как это воспринимают спортмены. Без нововведений никак не обойтись.

– Сейчас вы сосредоточены на женской борьбе. Вновь поработать с парнями нет желания?

– Честно говоря, нет времени. Подключаюсь только, когда брат Александр, работающий старшим тренером Гомельской области по вольной борьбе, просит что-то объяснить своим подопечным, надеясь, что они прислушаются к словам человека с богатым опытом выступлений на высоком уровне. В остальном же мне хватает своей работы.

– Многие ваши коллеги из мира борьбы относятся к тренерам, работающим с представительницами прекрасного пола, достатчно скептически…

– Мне всё равно, кто и что думает на этот счёт. Куда важней, чем пол подопечного, для меня то желание, с которым он идёт на тренировки, усердие, с которым он работает на ковре и инициативность. Талант, в конце концов. Да, говорят, что борьба не женский вид спорта. Но если они хотят ей заниматься? Запретами тут вряд ли чего-то добьёшься. Поэтому нужно сделать всё, чтобы выбравшие древний вид единоборств спортсменки совершенствовали своё мастерство под руководством компетентных специалистов, чтобы это увлечение не сказалось плохо на их здоровье.

– Общий язык с подопечными находите быстро?

– Судя по результатам, грех жаловаться. Часто правильное решение подсказывает жизненный опыт, хотя как тренер я, безусловно, ещё только учусь. Нужно быть готовым к компромиссам. Всё же это не парни. Но, с другой стороны, взаимопонимание процесс обоюдный. Если не найти точек соприкосновения, толку не будет. Сейчас у меня никаких трудностей с подопечными нет. Все они хотят работать и очень стараются на тренировках. Ответственны, переживают каждую неудачу. С таким подходом и особой мотивации придумывать не нужно. Сами себе не позволяют работать спустя рукава. Может быть, у некоторых из них и нет каких-то суперданных. Но благодаря своему трудолюбию они достигают успехов на самом высоком уровне.

– Женская борьба действительно сейчас мало уступает мужской?

– Уровень спортсменок, безусловно, за последние годы вырос. Но так ставить вопрос я бы не стал. Наш вид спорта нельзя ценить за что-то одно. Каждый находит в нём своё. В женской борьбе куда больше эмоциональности, непредсказуемости. Во многом именно из-за этого дамы чаще проводят эффектные технические действия.  В мужской борьбе редко когда спортсмен, проигрывающий шесть-восемь баллов, может закончить схватку в свою пользу. У представительниц прекрасного пола такое случается довольно часто.

– Как вы уже успели почеркнуть, с тех пор, как повесили борцовки на гвоздь, родной вид спорта очень изменился. Пошло ли это на пользу древнему единоборству?

– Постоянные изменения, которые происходят даже не через олимпийский цикл, а гораздо чаще, порядком утомили. Мне кажется, на чём-то уж реформаторы из Международной федерации борьбы могли бы и остановиться. Можно долго говорить на эту тему, столько всего поменялось. Возьмите, например, дзюдо. Там реформы были точечными и выверенными. В итоге в схватках равных по силам спортсменов редко увидишь красочный приём. Они боятся рисковать. Проводить броски решаются еденицы — за счёт своих природных данных и подготовки, те, котрым всё равно, против соперника какого уровня выходить и бороться. Раньше таких атлетов было гораздо больше.

– Современная борьба во многом зависит от судей, и далеко не все ваши коллеги могут справиться с эмоциями. Вспомните наделавший шуму демарш монголов на Играх в Рио…

– Действительно, порой слуги спортивной Фемиды принимают решения, с которыми крайне трудно согласиться. Причём делается это с наглостью торговца на восточном рынке. Естественно, в такие минуты делаешь над собой усилие, чтобы не дать волю эмоциям. Всё же это стоит денег. Штраф могут выписать на федерацию очень чувствительный…

– Как успокаиваете себя в минуты, когда ваши подопечные выполняют на ковре совсем не то, чего от них ждёте?

– Естественно, жду перерыва, если дело в такой ситуации до него доходит. Тогда уже стараюсь всё разложить по полочкам, объяснить, достучаться. А толку кричать, ругаться, когда в пылу борьбы человек тебя, может, и слышит, но настолько увлёкся, что призывать к разуму порой бесполезно.

От имени редакции присоединяемся к поздравлениям в адрес заслуженного мастера спорта СССР, заслуженного тренера Республики Беларусь. Желаем крепкого здоровья и новых профессиональных успехов, а подопечным — новых побед во славу отечественного спорта!

798 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.