Роман ТИШКОВ: ошиблись с «детской» передачей

В октябре стартовал очередной розыгрыш Кубка мира по велогонкам на треке, а вместе с ним и олимпийская квалификация. И на первом же из двух состоявшихся этапов – французском – велогонщик клуба «Минск» Роман ТИШКОВ, как никогда, был близок к завоеванию медали. О том, как складывалось многоборье, и почему упустил, казалось, реальный шанс, спортсмен рассказал в эксклюзивном интервью «СП»:

Фото автора

 

И падения не останавливают

— В том, что подошёл к началу сезона в неплохой форме, я убедился накануне на международных соревнованиях в Вене. Там собралась хорошая компания – многие из тех гонщиков, с кем постоянно пересекаемся на кубковых стартах. Победа в многоборье показала, что могу сражаться.  В принципе, с теми же новозеландцами, итальянцами мы и летом на шестидневках гонялись. И тоже периодически обыгрывали их. А на более важных турнирах – чемпионатах Европы, кубковых этапах это сделать почему-то не удаётся. Не думаю, что проблема в психологии. В той же Франции меня, скорее, не хватило на последнюю групповую гонку.

— И ведь так здорово начали многоборье, заняв третье место в скрэтче…

— Это самый, наверное,  непредсказуемый вид, в котором невозможно предугадать тактику. Поэтому перед стартом всегда ломаешь голову над тем, какую передачу поставить – большую с акцентом на финиш или поменьше с расчётом уехать на круг. Поскольку в последнее время редко кого-то отпускали, я  сделал ставку на финиш. Но так получилось, что кругов за десять уехали два человека, которых догнать не успели. Мне же удалось выиграть спринт из группы за третье место.

— Судя по пятому месту, уже более-менее «раскусили» и темпо гонку?

— По крайней мере, покатавшись год, могу сказать, что начинаю её чувствовать. Уже имею представление о возможных раскладах. И по ходу выбираю свой. Обычно находятся несколько человек, которые сразу заводятся и между собой делят первые очки, но их надолго не хватает. Поэтому я на первых десяти кругах  решил экономить силы, а, когда соперники притормозили, стал сам пробовать отъезжать и ловить чьи-то атаки, чтобы вместе замкнуть кольцо, попутно зацепив пару спринтов. Что в итоге и удалось.

— Коварную гонку с выбыванием провели затем даже лучше основных конкурентов – испанца Альберто Торреса Барчело и грека Кристоса Воликакиса…

— В этом и заключалась моя задача. Очень, кстати, непростая. Потому что конкуренция заметно обострилась и темп резко увеличился. Достаточно сказать, что средняя скорость составила почти 53 км/ч. А это значит, впереди, как раньше, долго не потусуешься – круг-два, не больше. И спускаешься ниже, где нужно выбирать позицию, что чревато последствиями. Все стараются протиснуться в любую щель, зачастую отключая при этом голову. Даже падения никого не останавливают. На втором этапе в канадском Милтоне сейчас в темпо гонке три завала было, из-за чего тот же Воликакис и сошёл. Там, правда, в омниуме выступал не я, а Женя Королёк.

Будто на мотоциклах

— На заключительную групповую гонку вы выходили в роли лидера, что наверняка  добавило волнения?

— Пожалуй, да. Но я старался об этом не думать. Успокаивал себя тем, что не раз гонялся с этими парнями и достаточно комфортно себя чувствовал, то есть могу бороться. Но надежды на лучшее не оправдались: на вторую половину гонки меня не хватило. Один финиш выиграл, после чего не смог восстановиться – сел в группу и больше ничего не смог сделать. А тот же Барчело, британец Оливер Вуд, француз Бенджамин Томас, шедшие четвёртым-пятым-шестым в общем зачёте, такое впечатление, в трёх предыдущих гонках специально береглись. Испанец три круга всем нарисовал, его главные оппоненты – по два.

— У самого нет желания попробовать перестроиться на такую тактику?

— Есть, конечно, но экспериментировать можно на менее значимых международных стартах, а не на кубковых этапах, по итогам которых разыгрываются лицензии на чемпионат мира и Олимпиаду. В таком случае нужно и подготовку менять – основательно наращивать темп. Глядя на упомянутую троицу, признаться, порой казалось, что они на мотоциклах едут. Если всех остальных группа догоняла через пару кругов, то они могли атаковать и уверенно держаться впереди шесть — десять кругов.  И даже группа, слаженно работая, их догнать не могла. Не знаю, как это у них получается.

— В командной гонке во Франции вы ограничились лишь 12-м местом…

— В ней тоже скорости резко возросли. Сейчас, чтобы отбираться в восьмёрку финалистов, нужно в квалификации показывать 3.58 — 3.59, а у нас национальный рекорд – 4.00. У большинства команд, как посмотрели, стояли гораздо большие передачи, по сравнению с ними мы на «детской» ехали. Видимо, пора и нам переходить на более серьёзную. Будем пробовать.

Уже не слепые котята

— В мэдисоне в Сен-Кентен ан Ивелине вы с Корольком схлопотали круг отставания…

— По той же причине – маленькой передачи. Видимо, тренер не рассчитывал, что скорость окажется настолько высокой — почти 58 км/ч. На фоне остальных мы просто «заболтались». В начале гонки ещё попытались что-то сделать, на двух спринтах зацепили несколько  очков, затем какое-то время сидели в группе. Когда выпали из неё, пытались сохранить уже добытые очки, но на последнем финише нас догнал отрыв. И нам записали круг отставания. Хотя, по идее, не должны были, ведь группа нас не настигла.

В Канаде затем поставили передачу побольше. Там на первой половине оторвались от группы на полкруга, один спринт выиграв, на втором 3 очка зацепив. Затем ещё дважды по одному очку «снимали». В итоге стали седьмыми. В будущем, думаю, можно и большую передачу ставить и активнее пополнять копилку на промежуточных финишах. То есть мы уже не те слепые котята, которых напоминали в прошлом сезоне. Хотя ещё нужно и технические моменты передачи смен оттачивать, и тактически совершенствоваться.

— Прогресс стал возможен благодаря участию в шестидневках?

— Однозначно. Это бесценный опыт, который приобретается только в гонках. Чем больше их, тем лучше. Ведь, как бы ты ни хотел, на тренировках мэдисон не сможешь отточить. А на шестидневке едешь его каждый день.

— И к концу недели превращаетесь в выжатые лимоны?

— Нет. Проехать две гонки за вечер (мэдисон и ещё какую-то) не так сложно. Заканчивались они, правда, поздновато – ближе к полуночи. Но утром не нужно вставать ни свет ни заря, можно спокойно выспаться и весь день потом отдыхать. К девяти вечера успеваешь полностью восстановиться. В Европе этот формат соревнований невероятно популярен. Организаторы стараются превратить гонки в яркое шоу. Поэтому люди семьями приходят поболеть.

— В декабре вам будет 24 года. В этом возрасте многие велогонщики начинают смотреть на сторону далече – ищут профессиональные контракты с зарубежными шоссейными клубами…

— Не уверен, что меня возьмут в сильную команду, потому как ярких побед до сих пор не имею. А идти в средний клуб, есть ли смысл, ведь такие же условия имею и в Беларуси, в «Минске»? Тем более у меня уже семья, ребёнок, которых и так часто по 20 дней не вижу, а, перейдя в иностранную команду, пришлось бы и по полгода отсутствовать. И ради чего? Поэтому пока менять ничего не хочу.

770 просмотров