Илья КОШЕВОЙ: просто разочаровался…

В конце прошлой недели белорусский велогонщик Илья КОШЕВОЙ в своём аккаунте в инстаграме сообщил о завершении спортивной карьеры, чем очень удивил. Дело в том, что минчанину всего 27. В этом возрасте большинство шоссейников только начинают осваиваться в профессиональном пелетоне, по-настоящему же раскрываются после 30-ти. Поэтому мы не могли не поинтересоваться, чем вызвано решение Ильи так рано поставить точку.

Зная о том, что в конце года у него заканчивался контракт с итальянской Wilier Triestina – Selle Italia, предположили, что не нашёл команду на следующий сезон. Но дело, как спортсмен признался корреспонденту «СП», не в этом.

Фото автора

 

— Я особо и не искал. Потому как ещё в августе решил попробовать себя немного в другой роли.

— А чем это вызвано?

— Признаться, в профессиональном велоспорте немного разочаровался. Да и травмы у нас не редкость. Поэтому стало тяжеловато на сто процентов отдаваться делу. А вполсилы работать не умею и не хочу. Считаю: нужно серьёзно работать и добиваться результата или ставить точку.

— Причиной разочарований стали травмы?

— Нет, в нашем виде они, скажем так, неотъемлемая часть, без завалов и разного рода повреждений не обходится. К сожалению, в профессиональном велоспорте сейчас не очень хорошая обстановка. Если раньше гонщику, который на сто процентов выкладывался на команду, гарантировался хороший контракт, то сейчас профессионализм отошёл на второе или третье место. На первое же вышли знакомства со спонсорами, умение наладить с ними контакт. Это не касается Протуровского дивизиона, где по-прежнему во главу угла ставится результат, речь только о проконтинентальных и континентальных командах. Дело в том, что у спонсоров денег с каждым годом становится всё меньше, поэтому перед теми, кто как-то связан с ними, открывается более широкая дорога. Из-за этого просто одарённым гонщикам (в данном случае говорю не о себе, поскольку к таковым не отношусь) пробиться намного сложнее.

— В прошлом году с вами вроде вели переговоры о возможном заключении соглашения представители велоклуба «Минск»?

— Да. А нынче я ни с кем не связывался, решив открыть новую страницу в жизни.

Первый и последний

— Ещё в конце сентября на чемпионате мира на тяжелейшей трассе в австрийском Инсбруке в групповой гонке вы единственный из белорусов выполнили поставленную задачу, почти весь день отработав в отрыве…

— Я был предельно мотивирован, ведь для меня это был первый чемпионат мира в элите и, как уже знал, что последний. Поэтому готовился к нему со всей серьёзностью, старался подойти в хорошей форме и показать максимум. Настраивался на отрыв, хотя отобраться в него в такой компании очень непросто. Но мне удалось. И я доволен тем, что большую часть гонки отработал на передовой. После этого получил немало лестных отзывов. Но менять решение всё равно не хотел.

— Самым ярким событием в карьере останется, надо полагать, второе место на «Вуэльте»-2015?

— Думаю, да. Запомнилась также победа на китайском «Туре озера Цинхай», одержанная в том же сезоне. Она оставила сильное впечатление. Но «Вуэльта» входит в календарь Мирового Тура. Поэтому второе место на её седьмом этапе действительно назову достижением «хайлайт». В тот день я тоже нацелился на отрыв и вскочил, что называется, в последний вагон. Чтобы в него попасть, пришлось по обочине объезжать группу. Конечно, рисковал, но всё обошлось. Сам не верил, что переложился к беглецам. Это был первый горный финиш в маршруте, и команды не хотели перерабатываться, мучить своих грегари. Благодаря этому нам удалось создать солидное преимущество и разыграть финиш. Я не был самым сильным в отрыве, претендовал, казалось,  на четвёртое-пятое место. Но нога шла хорошо, что позволило заехать вторым – за голландцем Бертом-Яном Линдеманом. Для моей команды Lampre – Merida на той «Вуэльте» это был первый серьёзный результат, который вдохновил всех, после чего ребята ещё не раз финишировали в тройке и одержали две победы. В итоге мы оказались чуть ли не самыми продуктивными, что для всех стало сюрпризом.

— Упомянутый вами «Тур озера Цинхай» многие гонщики вспоминают исключительно с содроганием…

— Это действительно особенная гонка, поскольку проводится на большой высоте – за 2000 м над уровнем моря. Таких всего три в календаре – ещё «Тур Юты» и «Тур Колорадо». Многим они очень тяжело даются. Но мне, напротив, всегда хорошо ехалось на высокогорье, где основные показатели не только не понижались, а оставались такими же, как на равнине. Поэтому для меня эти многодневки не превращались в хождение по мукам. Ещё будучи стажёром в  Lampre, я неплохо проехал «Тур Юты». Вместе с тем с Гранд-Турами их всё равно не сравнить, на них запредельные ватты не выдашь. Победный для меня 7-й этап на «Туре озера Цинхай» был королевским – включал непростые перевалы. Я почти сразу уехал в отрыв. Но после первой горы меня догнали «генеральщики», от которых в концовке всё равно уехал в одиночку. На последних 20-ти километрах, проложенных по ровной дороге, группа догнала моих бывших попутчиков, только меня не успела. Я привёз ей почти минуту. И был очень  доволен и победой, и своими кондициями, позволившими отобраться на ту самую «Вуэльту».

Новая страница

— Вы по два раза стартовали в испанской супермногодневке и на «Джиро д’Италия». Какой из этих Гранд-Туров давался тяжелее?

— Они абсолютно разные, я бы даже сказал противоположные по своему характеру. «Джиро» стоит в начале сезона, когда все более свежие. На ней более длинные этапы, порой по 220 км, требующие особой выносливости. А «Вуэльта» — это жара, короткие этапы, но очень интенсивные. Один из них, к примеру, проводился в Андорре, был протяжённостью всего 130 км, но с набором высоты 4800 м. Вообще на «Вуэльте» почти нет равнинных этапов, там постоянно страдаешь и финишируешь измождённым. На мой взгляд, она тяжелее «Джиро», но, несмотря на это, мне больше нравится.

— А в какой команде вам интереснее было гоняться?

— В Lampre, которая уровнем повыше, чем Wilier Triestina – Selle Italia. Несмотря на урезанный бюджет, в ней и гонщики мирового уровня выступали – такие, как Руй Кошта, Диего Улисси. На них приятно было работать, ведь мы знали: в конце гонки они оправдают наши усилия высоким результатом – в том числе на «Джиро» и на весенних «классиках». Я многому у них научился.

— И в какой роли хотите попробовать себя в дальнейшем?

— Изначально собирался заняться организацией велотуров в Италии, а в августе поступило интересное предложение  стать тренером у любителей, которые уделяют велоспорту и сил, и времени, и средств не меньше, чем профессионалы. Поэтому пока буду работать с ними в Италии и Франции.

— Домой возвращаться не планируете?

— Во-первых, чтобы в Беларуси работать тренером, нужно иметь диплом БГУФК или спортивного факультета другого вуза, а я заканчивал БГЭУ. Во-вторых, в Минске пока и возможности нет для передачи опыта, который получил за границей, работая со специалистами мирового уровня. Но, если ситуация изменится, конечно, вернусь.

905 просмотров