Сергей Дудко: «Смотрел на Саймона и улыбался»

Этот талантливый нападающий — претендент номер один на звание главного открытия хоккейного сезона в Беларуси. Ещё полгода назад Сергея Дудко мало кто знал за пределами Жлобина, теперь же его имя на слуху у всех, кто следит за отечественным хоккеем.

Надеемся, что Сергей продолжит прогрессировать и со временем вырастет в одного из лидеров национальной сборной.

— Как изменилась ваша жизнь с момента перехода в минское «Динамо»?

— Честно говоря, каких-то особых перемен нет. Конечно, приятно, что выступаю в более сильной лиге. В остальном всё по-прежнему. Единственное — родители стали более счастливыми. А переезд в Минск, например, абсолютно никак на меня не повлиял. В последнее время всё чаще посещают мысли о доме, о родных. Очень по ним соскучился. Но стараюсь не зацикливаться на этом. Сейчас все мысли о национальной сборной.

— Полсезона, проведённых в «Динамо», поспособствовали вашему прогрессу?

— Думаю, да. Стал увереннее чувствовать себя на площадке. Плей-офф КХЛ предоставил возможность осознать, что такое действительно высокий уровень хоккея. Два матча, в которых я сыграл, дали мне очень многое. Плюс добавил в физическом плане, в моральном. Но ещё над многим нужно работать.

— Люди стали узнавать вас на улицах?

— Бывает, подходят и начинают разговаривать или просят сфотографироваться вместе с ними. Например, недавно мы с женой ходили в кинотеатр. Даже там ко мне подошли две девушки с просьбой сделать совместный снимок. Конечно, это приятно. Чувствую ли себя звездой? Ни капельки. За какой клуб ты бы ни выступал, везде есть болельщики, которые любят игроков своей команды. То, что я перебрался из ОЧБ в КХЛ, абсолютно не делает меня особенным.

— Когда вы впервые поняли, что можете достичь в хоккее чего-то серьёзного?

— С самого детства стремился к этому, верил — у меня всё получится. Сам себя убеждал, что нахожусь на верном пути. Уверенно шёл к достижению своей цели.

— Когда родители отдавали вас в хоккей, они рассчитывали, что из сына выйдет толк?

— Папа — определённо. Он большой фанат этой игры. У него не было ни капли сомнения, что я смогу стать профессионалом. Можно даже сказать, что его безграничная вера не оставила мне другого выбора в избрании профессии. (Смеётся.) Мама поначалу относилась к этой затее спокойно. Мол, у отца свои заморочки, пусть он и воспитывает сына. Придавать значение моему увлечению хоккеем она начала лишь после того, как я уехал в Беларусь. (Сергей родом из Тольятти. — Прим. «СП»). Это заставило её осознать, что спорт всерьёз и надолго в моей жизни. (Улыбается.)

— Помните вечер, когда впервые сыграли в КХЛ?

— Конечно. Он запомнится навсегда. И знаете почему? Мы играли с новокузнецким «Металлургом», и практически каждую смену против меня с левого края на лёд выходил… Крис Саймон, который на три головы выше меня. (Смеётся.) У него настолько доброе выражение лица, потому никак не скажешь, что этот человек может кого-то обидеть. Мне даже не было страшно. Наоборот, захлестнуло какое-то радостное настроение. Смотрел на него и думал: «Ничего себе, это же тот самый Саймон! Когда-то я смотрел видео про то, как он чуть ли не до смерти избивает соперников, а вот прямо сейчас стою напротив его». Осознавать это было так весело. (Смеётся.) Но внешне, конечно же, не показывал свою радость. Просто улыбался где-то в душе и думал: как же здорово, что это происходит со мной.

— Потом легко заснули?

— Был не очень доволен своим дебютом. В том матче я удалился. Пока отбывал штраф, нам забили гол. Меня очень сильно угнетало, что всё произошло именно так. Долго не спал. Всё думал о той ситуации, сильно сожалел о своей ошибке.

— Сергей, поздравляем вас с заключением нового контракта с «Динамо».

— Спасибо. Он рассчитан на три года. Как проходили переговоры? Ничего особенного. Меня просто спросили, хочу ли продлить соглашение. Вот и всё.

— Будете ли вы скучать по Мареку Сикоре?

— Если отвечу — да, мне кажется, немножко привру. Честно сказать, я не так сильно привязался к нему, как это обычно бывает у спортсменов и тренеров. Тем не менее именно этот человек принял меня в команду, дал мне шанс, выделял игровое время. За всё это я благодарен Сикоре. Конечно, немного жаль, что он покинул «Динамо». Сейчас всё начинается заново. Когда в клубе появится новый главный тренер, каждому хоккеисту предстоит вновь доказать свою профпригодность.

— Говорят, что пост наставника «зубров» может занять Кари Хейккиля. Тренер, который очень поспособствовал вашему выходу на новый уровень…

— Скрывать не буду, был бы рад, если бы именно он занял это место. Думаю, это хороший вариант для «Динамо». Ведь Хейккиля хорошо знает белорусских динамовцев по работе со сборной. Мне кажется, он сможет найти общий язык как с нашими ребятами, так и с легионерами. А ещё, если финский специалист возглавит «Динамо», то сможет выстраивать общую систему игры для национальной дружины и клуба. Думаю, такой шаг был бы полезен.

— Расскажите, как вы заканчивали школу. Знаем, что с этим связана довольно необычная история…

— С образованием у меня как-то не сложилось. Вечно пропускал занятия или опаздывал, часто спал на уроках. Ведь уже тогда у меня было по три тренировки в день. Проблемы начались в пятом классе, седьмой и восьмой заканчивал с большим скрипом, а в девятом терпение администрации лопнуло, и меня выгнали. После этого не оставалось никаких других вариантов, кроме как пойти доучиваться в вечернюю школу. Туда, где полным-полно отморозков, зэков и малолетних хулиганов. Помню, когда подавал туда документы и рассказывал приёмной комиссии, что проблемы с образованием возникли из-за спорта, что мне нужно получить среднее образование, рядом стоял седой пятидесятилетний кавказец. И вдруг он почему-то стал просить, чтобы его отправили со мной в один класс. Про себя подумал: «Дружище, что-то ты запоздал». Единственный плюс заключался в том, что устраивал график учёбы — уроки длились с шести вечера до девяти. Было непросто. Там у всех ребят «пальцы веером». Часто смотрел на них и думал: ё-моё, куда же я попал? Ко мне сразу же начали цепляться, мол: «Это ты у нас спортсмен? А может, ещё и боксёр?» Пошли, говорят, покурим на улицу. Они все выглядели одинаково: джинсы и кожаные куртки, а я ходил на занятия в «цивильном», выделялся. Девочки, которые там учились, больше походили на мальчиков. В общем, всё, что происходило в вечерней школе, — неописуемый ужас. Тем более у нас, в Тольятти. Город ведь криминальный. Когда приходил на занятия, думал: зачем это вообще нужно? Но со временем привык. Проучился до одиннадцатого класса, получил аттестат, и всё. Был очень рад, что всё это закончилось.

320 просмотров