Клаус Зиберт: «Приятно слышать молчание глупца»

Клаус Зиберт, работающий с женской биатлонной сборной Беларуси, наведался после лечения в одной из немецких клиник в Минск. Но здесь он пробыл недолго, причём каждый день был расписан по минутам. В одном из таких коротких свободных промежутков времени с ним побеседовал корреспондент «СП».

— Клаус, вас подчас называют универсальным солдатом биатлонного тренерского цеха. Вы одинаково успешно выступаете в роли стрелкового спеца и знатока лыжной техники передвижения. Когда сами поднялись на пик спортивной карьеры, что лучше удавалось — ход или стрельба?

— В сезоне-1978/79 я стал обладателем Кубка мира в общем зачёте, а чтобы это сделать, сами понимаете, надо показывать и умелые беговые навыки, и результативную стрельбу. Да и на Олимпиаде-1980, где я становился серебряным призёром в эстафете, а также на чемпионатах мира: в 1978 году — в эстафете, а в следующем — в гонке на 20 км и в эстафете, в которых выигрывал «золото», — нужно было оба биатлонных компонента делать на «отлично».

— И всё-таки биатлонных звёзд прошлого и теперешних завсегдатаев пьедесталов чаще выручала одна из составляющих этого вида. Какая была у вас?

— Считаю, что близко к абсолютной у меня подходила стрельба.

— Ваш самый именитый воспитанник Рикко Гросс за 14 лет сотрудничества семь раз поднимался на различные ступеньки олимпийского пьедестала, пять раз — на высшую чемпионатов мира. Вы входили в штабы национальных команд Германии и Австрии, возглавляли сборную Китая. Что оказалось проще — давать подопечным уроки по стрельбе или же подтягивать ход?

— Всё в основном зависит от спортсмена — если лучше удаётся поражать мишенные цели, то ему, конечно, легче преподать стрелковые тонкости. Если у атлета больше способностей к бегу, он подвижен и ловок, то проще помочь увеличить скорость на лыжне. Но и, конечно, человека нельзя никогда обучить точному поражению мишеней, как, впрочем, привить скоростные навыки, если у него нет тяги к этому. А подобное, как ни странно, подчас случается. Спортсмен сам по себе должен быть талантлив, обладать необходимыми для нашего вида качествами, иначе нельзя из середняка, атлета без способностей, сделать спортсмена высокого класса.

— Судя по всему, ваши нынешние подопечные по-своему талантливы?

— Несомненно, но среди них в первую очередь выделяется Дарья Домрачева. Она обладает необычайной внутренней силой, особым желанием развить свой талант и воплотить его на биатлонных трассах в спортивные достижения. Если честно, я перед стартом сезона не ожидал столь успешного выступления Даши. Она ведь 18 раз завоёвывала награды на этапах Кубка и в чемпионате мира. Это очень большой успех. Хотя, как и любой тренер, надеялся на серьёзные результаты. Но итог превзошёл все ожидания. Однако есть немало одарённых людей, которые не используют свои природные задатки.

— Кроме Домрачевой, кого бы вы отнесли к наделённым талантом спортивным личностям?

— Дело в том, что остальным девушкам сборной надо жёстко, упорно и много работать. Они не полностью применяют свой талант, недостаточно много тренируются, чтобы поднять потолок результатов, как это сделала Домрачева. Но, с другой стороны, если бы все работали на экстремально высоком уровне, то у нас появились бы тысячи две спортсменов экстра-класса. На самом деле, на практике подобное невозможно. Ныне в мире четыре-пять биатлонистов представляют собой наивысшую степень готовности. Остальные — просто высокий уровень.

— Среди зарубежных и отечественных немецких специалистов нашлись ли друзья, с которыми вы доверительно делитесь своими проблемами, просите совета?

— Да, таковые есть. Как и любой тренер, я наблюдаю за коллегами по цеху и отмечаю для себя, как они поступают в том или ином случае, что привносят в тренировочную программу. Несомненно, мне любопытна система подготовки, особые, малоизвестные детали, применяемые коллегами. Никогда не бывает такого, чтобы один из нас выдал свои тайны кому-то другому. Но стараюсь систематизировать определённые тенденции других специалистов, в первую очередь те, что лежат на поверхности, которые не скроешь от чужих глаз. Анализирую, ищу различия в собственных вариантах подготовки, в выступлении учениц от тех, что применяют коллеги.

— Как вы относитесь к такому неоднозначному явлению в тренерской среде, как немец Вольфганг Пихлер?

— Дело в том, что о нём вряд ли многое могу сказать. Вспоминаю только цитату, которую я случайно нашёл в Интернете: «Прекрасно слышать молчание глупца». Она говорит лучше всяких слов.

— Эта фраза больше, по-вашему, характеризует человеческие качества Пихлера или же подчёркивает его тренерские способности?

— С ним не очень много общался и мало что знаю о нём, поэтому мне трудно говорить о каких-то его человеческих чертах. Сейчас же вообще с ним не общаюсь. Но как о специалисте могу судить по «успехам» женской сборной России, которую он тренирует. Я разговаривал со многими коллегами, и все они были шокированы высказыванием Пихлера в адрес Даши.

— Как вы проведёте отпуск?

— После возвращения из Минска собрались всей семьёй и отметили Пасху. Позже неделю собираюсь отдохнуть на Балтийском море, а там уже не за горами очередной тренировочный сбор к началу нового сезона.

282 просмотров