Наталья Цилинская: дочки – мои бриллианты

Ещё не так давно она регулярно радовала белорусских болельщиков громкими успехами. В богатейшей коллекции Натальи Цилинской более 50 медалей. В первой половине прошлого десятилетия минчанка безоговорочно доминировала в спринте и гите на 500 м. Только золотых медалей на этапах Кубка мира она завоевала 28 и восемь раз облачалась в радужную майку чемпионки планеты.

Несмотря на то, что велосипед по-прежнему стоит в её квартире на видном месте, будто приготовленный для того, чтобы через часик-другой пойти покататься, Наталья давненько на него не садилась.

Жизнь знаменитой спортсменки сегодня вертится вокруг трёх очаровательных дочурок — Марии, Анны и Екатерины, младшенькая из которых родилась совсем недавно — 31 января. Счастливая мама признаётся:

— Девчонки — мои главные награды. Причём даже не золотые, а бриллиантовые. Я всегда мечтала о большой семье и рада, что она сбылась. Поскольку росла одна, мне очень не хватало братика или сестрички. И ещё в детстве я решила, что одним ребёнком точно не ограничусь.

— Наверняка сейчас ждали мальчика?

— Я — дочку, а муж — сына.

— Значит, за мальчиком ещё «пойдёте»?

— «Пойти»-то мы можем, но, думаю, всё равно будет дочка. Так мне кажется. Стабильность — признак мастерства. Коль начала с девочек, их и буду рожать. Да и разве позавидуешь мальчишке, у которого три старшие сестры? Вот если бы, как в мультфильме, четыре сыночка и лапочка-дочка — это другое дело.

— Двухлетняя Анюта уже осознала, что у неё появилась младшая сестрёнка?

— Да. И она любит её, целует, гладит. Ещё будучи беременной, готовила её к этому. Поэтому лишь пару раз за три месяца заметила в Аньке признаки ревности — да и то когда она спать хотела. А сегодня утром она обложила Катю игрушками и пришла хвастаться.

— Гонки часто снятся?

— А… почему они должны сниться? Когда ещё выступала, такое, конечно, случалось, но теперь по ночам не соревнуюсь. Наверное, я нагонялась в своё время. По крайней мере, никакой ностальгии не чувствую.

— Следите за выступлением белорусов?

— Конечно. Больше всех переживаю, наверное, за Алёну Омелюсик, которая сейчас выступает за итальянский клуб.

— В интервью «СП» Лена признавалась, что медаль чемпионата Европы в групповой шоссейной гонке в прошлом году завоевала на вашем личном велосипеде…

— Это действительно так. Мы дружим с Леной. Узнав, что у неё нет нормального инвентаря, я предложила свой: что ему стоять без пользы?

— Сами хотя бы иногда, если не на улице, так дома на велостанке занимаетесь?

— Не до этого сейчас, других забот хватает. А станок я и раньше не любила.

— Старшая дочь Маша катается?

— Конечно, только на обычном велосипеде. Она и на теннисные тренировки, когда погода позволяла, предпочитала на нём ездить.

— Как, кстати, её здоровье? От проблем, вынудивших на какое-то время забыть о спорте, избавились?

— Да, Маша почти восстановилась. Уже возобновила тренировки. Постепенно набирает форму, а там — посмотрим.

— Как думаете, ей передались мамины гены?

— По крайней мере, все говорят, что физически она очень сильная и быстрая. И характера не занимать — настоящий боец. Помню, после одной из игр сняла кроссовки, а у неё все носки в крови. Но даже виду по ходу матча не подала, что что-то болит. А сколько раз на руках волдыри от ракетки вскакивали — и опять же не ныла. Но больше всего меня, наверное, потрясла её выдержка, когда в 2008-м попала в больницу с абсцессом. Я готовилась к пекинской Олимпиаде. И она не захотела меня расстраивать — ни слова не сказала. Хотя кому, как не маме, может 11-летний ребёнок поплакаться, пожаловаться, что больно? И когда ещё раньше гланды прокалывали, помню, как, вцепившись в кресло, молча глотала слёзы с горох.

— У вас не один десяток престижных наград. Какая из них особенно дорога?

— Трудно сказать. В 2000 году в Манчестере я впервые стала чемпионкой мира, причём сразу в двух видах — спринте и гите. Как такое можно забыть? Через два года в датском Баллерупе вновь отметилась победным дублем — то есть доказала неслучайность британского триумфа. И все последующие награды дались нелегко, поэтому не менее дороги. Но, признаться, чаще вспоминаю те мировые форумы, которые выиграть не удалось, где допустила какие-то ошибки. Считаю, проиграла — значит, сама что-то неправильно сделала.

— Кого из соперниц считали самой неудобной?

— На этапах Кубка или чемпионатах мира и тем более Олимпиаде не бывает случайных людей, туда отбирается только элита. Лёгкие заезды на подобных турнирах исключены. Но лично мне, наоборот, чем сложнее соперница, тем интереснее было гоняться. В этой связи особенно нравилось ездить с австралийкой Анной Мирс — всегда непредсказуемой и имевшей очень красивый спринт. И в нынешней когорте именно её считаю самым мудрым тактиком. Остальные берут за счёт скорости, мощного рывка, умения включиться. А самой неудобной я была для себя сама.

— С кем из конкуренток больше дружили?

— С Симоной Крупескайте, с которой вместе тренировались, и с Мирс.

— На последнем чемпионате мира в Австралии Анна в четвёртый раз выиграла гит, сравнявшись с вами по числу титулов в этом виде…

— Она вообще по числу побед меня обошла, догнав Фелисию Беланже, почему могу только порадоваться за неё.

— Вас не удивило обилие мировых рекордов в Мельбурне — всего за четыре месяца до Игр?

— Нет. У нас часто крушат их на предолимпийском планетарном форуме. И эти же люди, как правило, оказываются на высоте и на Играх. Смею предположить, в Лондоне будут показаны просто невообразимые результаты.

— Понимаю, что тема больная, и всё же: что не позволило вам завоевать олимпийское «золото»?

— Какая разница, что было? Ничего ведь не изменишь. Могу сказать только: в Афинах подвела жадность, а в Пекине — дурость. Без расшифровки…

— Чувство недосказанности в связи с этим осталось?

— Конечно. Ведь главная цель любого спортсмена заключается в покорении именно этой вершины.

— За минувшие четыре года спринт сильно изменился?

— Да, заметно. Во-первых, скорости выросли. Во-вторых, появились новые спортсменки.

— Кто из них вам больше импонирует?

— Очень выросла украинка Шулика. Если раньше Люба ездила спринт по-детски, то теперь — с головой.

— После Пекина олимпийская программа заметно изменилась. Какой вариант вам больше нравится — старый или новый?

— Конечно, нынешний. Сколько возможностей проявить себя, не то что у нас! В Афинах, правда, ещё гит был, а в Пекине лишь спринтом ограничились.

— Но кейрин вы вроде не жаловали…

— Почему? Просто ездить его начала, лишь когда из программы Игр «пятисотку» убрали. Кейрин не столь утомителен, как гит, и более вариативный, непредсказуемый, где многое зависит от звёзд. Можно случайно выиграть и, напротив, закопаться. Своего рода лотерея. Я не люблю азартные игры, но кейрин мне нравится: красивый вид и интересный.

— Благодаря именно вашим успехам в Минске появился красавец велотрек…

— За свою карьеру я неоднократно была на приёме у Александра Григорьевича Лукашенко, который очень много делает для развития спорта в стране, и каждый раз просила построить в Беларуси велодром. Однажды мы договорились: таковой возведут, если выиграю Олимпиаду. Чемпионкой Игр мне, к сожалению, стать не удалось, но трек всё равно построили. Поэтому не знаю, можно ли считать этой и моей заслугой.

— Кошки на душе не скребут из-за того, что самой не удалось посоревноваться на родном овале?

— Как говорят умные люди: самые лучшие вложения — это вложения в детей. Пусть велоспорт и не моё детище, но все мальчишки и девчонки, которые приходят им заниматься, отчасти и мои. Потому что я сама прожила эту жизнь и, думаю, немало сделала для пропаганды любимого вида. Искренне рада, что сегодня юные велосипедисты могут готовиться в таких шикарных условиях. Поэтому никакой горечи нет. Будем надеяться, на нашем треке вырастет немало новых звёзд.

— Как восприняли новость, что чемпионат мира 2013 года пройдет на «Минск-Арене»?

— С восторгом! Самой не удастся порадовать родных болельщиков, но с удовольствием окунусь в фантастическую атмосферу велогонок. Это классное зрелище, где множество видов и все такие разные — картинки меняются, как в калейдоскопе, и эмоции действительно захлестывают. Уверена, никто из зрителей не пожалеет о том, что придёт на соревнования.

— В последнее время вы были замечены в разных телепроектах. Какой из них больше всего нравится?

— «Гордость нации». Это передача о людях, совершивших поступки, которые заставляют сердце трепетать, о тех, кто, услышав крик о помощи, смело бросается в огонь или в ледяную воду или тех, кто наперекор судьбе, приковавшей к инвалидному креслу, всё равно занимается спортом и становится чемпионом мира. Меня пригласили быть одним из экспертов этого проекта, и я с удовольствием согласилась. Попросите выделить какой-то один сюжет — не смогу, потому что все они достойны аплодисментов, внимания и уважения. Почему и выбрать следующих героев всегда очень непростая задача. Хочется о каждом рассказать, но объять необъятное невозможно.

— А в будущем хотели бы связать свою жизнь с телевидением, журналистикой?

— Честно сказать, не очень люблю журналистов. Потому что мне крайне редко было интересно давать интервью. Простите, но большинство ваших коллег задавали одни и те же вопросы. И чтобы не выглядеть глупой, приходилось искать какие-то новые ответы, что на пятидесятый раз сделать очень сложно. Хотя и вашего брата можно понять: если человек в пятый или десятый раз выиграл какую-то гонку, трудно найти оригинальный вопрос, наверняка все они уже задавались. Что же касается телевидения, то я бы не прочь попробовать себя в роли ведущей ток-шоу типа «Слабого звена», которое вела Мария Киселёва. Оно, конечно, брутальное, но в этом и смысл…

— А проигравших не жалко?

— Нет, они знали, на что шли. Не могли не понимать, что могут оказаться тем самым слабым звеном. А ещё, думаю, у меня получилось бы вести кулинарное шоу. Люблю готовить. И говорят даже, умею.

— И выпечкой занимаетесь?

— Раньше не пекла, пока не случилось чудо. У моей лучшей подруги был день рождения, и я предложила спечь торт. Услышав это, Инна ушам своим не поверила, но, чтобы не спугнуть, согласилась. Судя по тому, что дети нам даже попробовать его не оставили, «медовик» удался.

— Вы собирались переехать в свой дом…

— Не всё так просто. Это шалаш быстро строится, а дом — не очень. Пока о новоселье говорить рано. Ничего вычурного там не будет. Сразу сказала архитектору, занимавшемуся проектом, что предпочитаю простые геометрические формы. Второе пожелание касалось окон. Они должны быть большими, чтобы поступало максимум света.

— У вас четыре собаки и две кошки. Смею предположить, любимцем из них является дог, который свёл вас с Вадимом?

— Не люблю рассказывать о них. К сожалению, люди по-разному относятся к животным, которые и так беззащитны. В общем, боюсь за них. А выделять среди них любимцев, как и среди детей, нельзя. Иначе можно столкнуться с ревностью. Если ребёнку ещё можно объяснить, что уделяешь больше внимания кому-то, то зверь этого не поймёт. Да и на самом деле они все — любимцы.

— Вы — счастливый человек?

— Бесспорно, несмотря ни на что. У меня трое детей. Уже поэтому я счастлива. Но и не только. Утром просыпаюсь — и жить хочется, причём активно! Хотя, как у любого человека, и неприятности случаются, и порой что-то болит, и устаёшь сильно. Но мне всё равно всегда радостно на душе. Разве это не здорово?

— А о чём мечтаете?

— На сегодняшний день — достроить дом. Пока это — главное. Пусть я по натуре где-то и авантюрист, но вместе с тем — и реалист. Вот справим новоселье, тогда и определим новую мечту.

511 просмотров