Рафаэль Пуаре: с Пуаро пока не путают

Тренировка подопечных Рафаэля Пуаре проходила под палящим солнцем. Ребята оседлали велосипеды и накручивали круги на раубичской трассе. Александр Сыман и Рафаэль Пуаре тренировались вместе с командой, решив, что самый полезный пример — личный.

В конце отведённого для занятий времени тренер и его ассистент лёгкой трусцой пробежали от стрельбища до первого корпуса гостиницы. После того как к ней подъехали на велосипедах биатлонисты, француз дал добро на небольшой перерыв.

Воспользовавшись случаем, корреспондент «СП» попросил Рафаэля поделиться впечатлениями от первой недели работы с командой.

— Погода в Раубичах подходит для полноценных тренировок?

— Да, она неплохая. В меру тепло, не люблю, когда очень жарко, — спортсмены тогда обычно хуже выполняют тренерские установки, появляется некая расслабленность. Сейчас вот температура спала — и никаких проблем нет.

— В это время наверняка в Норвегии прохладнее…

— Даже и сравнивать не стоит. Здесь, в Беларуси, климат значительно мягче. Однако и в условиях, в которых приходилось заниматься с норвежскими биатлонистами, и здесь, в Раубичах, есть свои определённые плюсы и минусы.

— Прошла первая неделя вашей работы в нашей стране. Можете подвести какие-то промежуточные итоги?

— Пока ещё рано что-то говорить, прошло не так много времени. Но общие направления, в которых стоит двигаться дальше, мне уже видны. Во-первых, нужно работать над качеством стрельбы. Мы с Александром (Сыманом. — Прим. «СП») показываем ребятам, за счёт чего можно улучшить точность и скорострельность. Правильное расположение рук (при этих словах Пуаре показывает, как надо держать воображаемую винтовку при стрельбе стоя. — Прим. «СП») очень важно. Если полностью владеешь своим телом, то и стрелять будешь уверенно и метко. Я не открыл вам сейчас ничего нового в методике подготовки к стрельбе, но эти правила действуют всегда, стоит только серьёзно к этому отнестись. Во-вторых, многое будет зависеть от того, в каком функциональном состоянии подойдут к старту сезона спортсмены. Физическая форма, которая закладывается летом, служит основой для выступления биатлонистов зимой. Вот над этим и работаем.

— Чему пока отдавали большее предпочтение: совершенствованию техники стрельбы или общему, комплексному физическому развитию?

— Старались не упускать оба эти момента. Не совсем правильно, когда упор постоянно делается только на стрелковую подготовку или только на беговые характеристики. Надо развивать и то, и другое одновременно.

— У неискушённого в биатлоне читателя может возникнуть вполне резонный вопрос: сколько нужно тренироваться белорусам, чтобы выйти, пусть и не сразу, на ведущие позиции в мире? Иначе говоря — если наши ребята будут накручивать такие же километры и поднимать такие же килограммы, как Бьёрндален или Свендсен, выйдут ли они рано или поздно на уровень, хотя бы сопоставимый с лучшими биатлонистами мира?

— Вы неплохие примеры подобрали для сравнения! (Смеётся.) Очень хорошо сравнивать собственные результаты с показателями сильнейших в своём виде спорта, чтобы знать и видеть, куда стремиться. Но насколько это реально — вопрос. На нынешнем этапе подготовки в мою задачу не входит сравнивать ребят с Бьёрндаленом — у нас иные задачи, иной подход в работе. Но не стоит думать, что белорусские спортсмены никогда не смогут выйти на уровень ведущих. Смогут. Но только при условии очень долгой и непрерывной работы над собой. Моя задача в ближайшие два года как раз-таки и заключается в помощи ребятам выйти на этот путь развития.

— То есть вы уже прониклись всей глубиной поставленной перед вами задачи?

— Да, можно так сказать. По крайней мере, с каждым днём приходит новая информация для размышления.

— В чём заключаются основные различия между тренировочным процессом в межсезонье в Беларуси и в Норвегии?

— В Норвегии есть горы, в отличие от равнинной Беларуси. Там мы постоянно проводили сборы в условиях среднегорья, здесь же будем выезжать за рубеж, в ту же Австрию, к примеру.

— Планируете осваивать русский язык?

— Русский — очень сложный язык для выходца из Западной Европы. Я и раньше слышал о том, что выучить его будет весьма тяжело, но не представлял себе, насколько это окажется правдой.

— Норвежский дался проще?

— Да, гораздо. На норвежском я сразу смог более или менее успешно читать. На русском же — не получается. Вот что это у вас написано? (Указывает на тетрадь в руках.)

— Тетрадь.

— Как? (Пытаясь повторить по слогам.) Те-траа-дь. Правильно? Вот видите, мне есть ещё чему учиться. (Смеётся.) Но я хотел бы знать русский хотя бы на достаточном для общения уровне.

— Не думали, приехав в нашу страну, что люди будут путать вашу фамилию с фамилией известного литературного персонажа Агаты Кристи — детектива Эркюля Пуаро?

— Знаете, эту фамилию путают и во Франции тоже. Фамилии Пуаре и Пуаро очень похожи по своему звучанию, бывает так, что просто не расслышишь правильно фамилию, приходится переспрашивать. Меня пока что в Беларуси никто не путал с Пуаро, поэтому ничего сказать тут не могу.

— А книги про почти однофамильца читали?

— Нет. Как-то не доходило у меня до Агаты Кристи. Возможно, когда-нибудь наверстаю.

— Как вам условия для проживания?

— Нормально, меня всё устраивает. Я не привередливый человек, потому отношусь спокойно ко всему, что вокруг. В Раубичах комфортно и удобно, это главное. Команда, насколько я понимаю, также довольна.

Вскоре подошёл Александр Сыман. Взглянув на своего помощника, Пуаре заторопился, сказав, что работы у сборной Беларуси хватает. Времени, чтобы её выполнить качественно, ещё достаточно.

272 просмотров