Один день в Раубичах

Солнечное утро, птички поют! Именно такой тёплой атмосферой встретил корреспондента «СП» олимпийский спортивный комплекс «Раубичи». Было ещё спокойно, но уже совсем скоро по всей округе стали раздаваться звуки выстрелов — биатлонисты приступили к практике на огневом рубеже. Женская национальная сборная Беларуси дружно и весело проводила занятия! Это, безусловно, радовало, ибо визит к спортсменкам как раз и был обусловлен желанием провести с ними один рабочий день.

На изготовке

Подходя к стрельбищу, замечаю одевающего лыжероллеры Рафаэля Пуаре. Живая легенда перед глазами! Но таковы современные условия общения в Раубичах: приходится с замирающим сердцем лепетать «доброе утро» по-английски, на что француз улыбчиво закивал головой. Вслед за ним к стрельбищу подошли и парни из мужской сборной. Но в данный момент меня больше интересовали девушки. Тем более что почти полный состав биатлонисток уже готовился к пристрелке: Надежда Писарева размещалась на коврике, Людмила Калинчик и Надежда Скардино также были на изготовке, Анастасия Дуборезова вместе с тренером команды Фёдором Свободой что-то поправляли в её винтовке, рядом были и Ирина Кривко с Динарой Алимбековой. Не хватало только Дарьи Домрачевой, но вскоре и она также пришла с лыжероллерами в руках и винтовкой за спиной.

Вместе со спортсменками раскладывали свою экипировку наш немецкий наставник Клаус Зиберт, доктор команды Андрей Семеняков, массажист Александр Астапенко. Тут же находились и сервисмены команды Денис Латышев и чуть позже подошедший Александр Устинов, которые помогали девушкам с инвентарём. Главный тренер Андриан Цыбульский сфокусировался на неотложных организационных делах.

— Получается, вы сегодня с герром Клаусом за старших? — интересуюсь у Фёдора Свободы.

— Нет, нет, я ассистент, — засмущался Свобода. — В нашем дуэте только Клаус главный. У него специально разработанный план тренировок, который все стремятся выполнять.

Нет “концентрацион”

Прежде чем приниматься за руководство тренировочного процесса, Клаус Зиберт успел сказать по-русски «доброе утро», а затем уже начал подходить к подопечным, чтобы дать некоторые советы. И понеслось! Это была пристрелка, а Клаус только и успевал говорить «два — низ, три — вправо», корректируя стрельбу. Вскоре Людмила Калинчик решила постоять на месте Зиберта, чтобы посмотреть в «трубу», куда именно попала её пуля. Воспользовавшись подходящим случаем, также спрашиваю разрешения, и вот уже разглядываю разбитые мишени и «вскипятившееся молоко» промахов.

Затем девушки начали спускать курки винтовок строго по команде Зиберта, который, помимо точности, фиксировал и скорость стрельбы. По команде «старт» нужно было лечь на коврик, отстрелять и встать. К каждой девушке Клаус ласково обращался по имени. При промахах Ирины Кривко: «Ирочка, нет концентрацион». При полном попадании Надежды Писаревой: «Надя, хорошо». Или же критически к Дарье Домрачевой: «Даша, чуть-чуть плохо».

В это время мимо нас на лыжероллерах проехал Рафаэль Пуаре, следом за ним — Евгений Абраменко, остальные ребята — на тренинге под руководством Александра Сымана.

На старт!

Вскоре Клаус вместе со Свободой дал девушкам новые указания: стартовать на отметке 1400 метров без оружия, затем посетить четыре огневых рубежа в порядке «лёжа — лёжа, стоя — стоя». Кроме того, 1-й и 3-й круг нужно было промчаться с «горбылями», а последний — с винтовкой. Не совсем поняв, о каких именно «горбылях» идёт речь, интересуюсь об этом у Дениса Латышева:

— Это подъёмы на трассе, мы их ещё верблюжьи горбы зовём. Так повелось с тех пор, как комплекс построили. Здесь и «ромашка» есть — круговые дорожки.

Трус не играет в хоккей

После пристрелки девушки отправились наматывать несколько кругов на лыжероллерах, а в это время Клаус решил продемонстрировать свой синяк на внутренней стороне руки у локтя.

— Двадцать минут игры и выбили клюшкой руку, — пожаловался Зиберт.

— Да, это я его задел, — признался Денис Латышев. — Мы в хоккей играли, а Клаус вратарём был. Здесь просто есть зал, где часто играем в аналог хоккея на траве. Ведь настоящие мужчины играют в хоккей, а с нами ещё и наши девчонки.

— Что же вы Клауса не бережёте?

— А что делать? Это игра, — улыбаясь, ответил Денис. — Это спорт.

— Как говорят, бокс не драка — это спорт, — добавил доктор команды Андрей Васильевич Семеняков.

— Делимся на две команды, — продолжил тему Латышев. — Обычно против меня, массажиста Александра и нескольких девчонок играют Клаус со Свободой и остальными биатлонистками. И вы у себя в блокноте пометьте, что самый сильный хоккеист у нас Фёдор Анатольевич — он больше корпусом берёт. Всё благодаря массе тела — просто так его с ног не сбить. (Улыбается.)

— А самый знатный болтун у нас Денис Сергеевич, — парировал Фёдор Свобода под общий смех присутствующих.
Да и на протяжении всего тренировочного процесса как девчонки, так и тренерский штаб подтрунивали друг над другом, много смеялись, но, когда дело доходило до ответственных мероприятий (стрельба, контроль скорости), все сразу становились серьёзными. А пока биатлонистки катались на лыжероллерах, Клаус Зиберт напевал песенки или же со щёткой в руках изображал удар в гольфе.

Более того, Клаус любезно предложил мне посмотреть фотографии а-ля «хоккейные зарисовки» на его мобильном телефоне — отдых после одной из игр. Сидят, хохочут.

По старинке

Вскоре спортсменки начали прибывать на стрельбище. И каждый раз, когда девушки отстреливались по мишеням, наблюдалась весьма печальная картина: чтобы сменить «тарелочки», необходимо тянуть рукой за трос, привязанный к установке, который и менял мишени. Дело это нелёгкое, и не то что девчонки, даже мужчины только после нескольких подряд натягиваний могли справиться.

— Эта система ещё с советских времён. Устарела морально и физически, работает очень плохо, — рассказал Латышев после очередного обновления установки мишени. — Надеемся, что в скором времени Раубичи будут реконструировать, так как это крайне необходимо. За границей, к примеру, уже везде всё автоматизировано, работает на электронике. Возле тренерского штаба лежит специальный пульт, на котором можно поставить автоматическую систему и установка будет меняться сама. То есть нужно только нажимать на кнопочки, а не так, как мы — бегать туда-сюда. Поэтому, когда к нам приезжают иностранцы, они просто в шоке от увиденного.

В стандартном режиме

Пока появилась свободная минутка, интересуюсь у Фёдора Свободы о том, чем в межсезонье занимается команда смазчиков:

— Ребята очень помогают на тренировках. Особенно это касается работы с инвентарём, поскольку его много, да и с оружием также возникает масса вопросов. Приходится часто тестировать лыжероллеры, чтобы уравнять скорость спортсменов, что для нас важно. Поэтому лишних людей нет — все задействованы.

Разумеется, кто ещё как не врач команды лучше знает о здоровье подопечных? Подхожу к Андрею Васильевичу:

— В целом, состояние девушек рабочее. После операции Писарева вместе со всеми тренируется в стандартном режиме. Недавно упала Кривко — травмировала колено, но это всё рабочие моменты, и сейчас она уже восстановилась и трудится по общему плану. Всё вроде как (тьфу-тьфу-тьфу), более или менее нормально.

— Что можете сказать о зрении Надежды Скардино?

— После проведённой коррекции улучшение значительное. Это действительно так. Поэтому будем надеяться, что к сезону всё будет в порядке.

— После нескольких кругов на лыжероллерах и стрельбы вы брали у девушек кровь из пальца…

— Это процедура называется лактат — биохимический показатель крови, который указывает на интенсивность нагрузки. Поскольку в зависимости от нагрузок показатели повышаются, то надо их держать в определённом диапазоне для того, чтобы выдерживать установленную интенсивность.

Идеальная погода

В тот день изредка выглядывало солнце и порою становилось прохладно. Поэтому пока девушки занимались, успела немного продрогнуть. Вот и решила спросить у Дарьи Домрачевой, которая как раз подъехала к тренерскому штабу, как ей нынешние погодные условия:

— Для нас это идеальная погода. Намного лучше, чем была буквально неделю назад, когда мы тут все буквально умирали от жары. Сейчас просто шикарно — и солнышко выглядывает, и дождя нет.

— А когда небесная канцелярия всё же поливает, то…

— Иногда делаем корректировки на стрельбу «лёжа», но если совсем большие лужи, тогда не ложимся, чтобы не заморозиться. А так, конечно, тренировки идут в любую погоду.

Восстановительные мероприятия

Напоследок биатлонисткам предстояло ещё десять минут прокатиться на лыжероллерах и пятнадцать — пробежать кросс. По словам доктора команды, после тренировок у девушек следуют восстановительные мероприятия: криосауна, массаж через день, при необходимости — физиотерапия. Кроме того, сауна, бассейн — всё это для того, чтобы восстановиться после изнурительных тренировок.

Вот и сразу по окончании утренней работы девчонки в микроавтобусе отправились в Минск для посещения криосауны. Около трёх минут им нужно стоять при минусовой температуре… 110 градусов. Но говорят, что это на слух жутко, а на самом деле приятно.

— Криосауну освоили давно и как раз в жаркий период, когда температура воздуха высокая, используем её между тренировками. А когда погода более холодная, то отпадает не только необходимость, но и желание её посещать, — отметил доктор команды.

По возвращении из Минска девушек ждёт обед и отдых до четырёх часов. Во второй половине дня — гребля на байдарках также возле Раубичей, езда на велосипеде, а затем ужин.

374 просмотров