У Боллетьери сложно, но интересно

Профессиональный теннис — один из самых высокооплачиваемых видов спорта. Но это, разумеется, не так, когда мы говорим о юниорах, чьи турниры не приносят призовых денег. Зато здесь можно удостоиться внимания агентов ведущих академий мира и получить заветный контракт.

Ирина Шиманович — одна из тех звёздочек, о ком специалисты осведомлены довольно хорошо. Вот уже второй год Ирина идёт в европейском рейтинге по следам достижений Энди Маррея, Новака Джоковича, Ким Клийстерс! А наша беседа состоялась в рамках прошедшего недавно в Минске Кубка Павлова.

Ирина Шиманович: мечтаю покорить «Уимблдон»

— Для вас Кубок Павлова — дебютный международный турнир на взрослом уровне…

— Мне предоставили wildcard в квалификацию. Главная задача формулировалась просто: оценить силы и возможности на данный момент. Всё-таки взрослый «Тур» — это совсем иной коленкор. Но надо идти вперёд, набирать рейтинговые очки. Для продолжения старта, на мой взгляд, самый оптимальный вариант — Турция. Во-первых, там турниры проходят каждую неделю, так что можно задержаться надолго. Во-вторых, погода тёплая и вообще хороший климат. Ещё одним немаловажным фактором является и то, что эта страна находится практически в одном часовом поясе с нашей республикой — не нужно много времени на адаптацию.

— Вы занимались в детстве плаванием. В удовольствие?

— Да, мне очень нравилось. Думаю, если бы тренер по плаванию не поставила меня перед выбором — плавание или теннис — я бы продолжала заниматься этим видом спорта, потому что и сейчас вода помогает разгрузить тело после тяжёлых тренировок и просто расслабиться.

— Летом вы были в тёплых странах. Где-нибудь удалось выбраться на море?

— Только в Испании. Но на чуть-чуть: хотелось большего. (Улыбается.)

— Кроме пиренейской страны, за последнее время вы объездили большинство крупных стран Европы. Какая из них приглянулась больше всего?

— Италия. Там люди доброжелательные, корты для тренировок очень хорошие и места красивые.

— Юниорские турниры не приносят призовых. У вас есть спонсорская поддержка для выездов на соревнования?

— У меня контракт с компанией Wilson на ракетки — и всё. А экипировку и форму приходится покупать. Но большая благодарность моей школе — ГЦОР по теннису, в частности, её директору — Семёну Айзиковичу Кагану. Именно благодаря его поддержке смогла сыграть в этом году столько престижных соревнований.

— Расскажите о своём пребывании в академии Ника Боллетьери.

— Это было достаточно сложное, но в то же время интересное время. Две тренировки в день и ежедневная общефизическая подготовка — обязательная часть. Утреннее занятие длилось два часа, перед этим получасовая разминка в зале. Далее час ОФП и спустя три часа вечерняя трёхчасовая тренировка. Занятия по общефизической подготовке сначала давались очень трудно, но потом, когда уже пошло привыкание, занималась легко и в радость. Особенность занятий — чередование интенсивности: тренировка силовая — тренировка разгрузочная. В работе используются как беговые, так и силовые упражнения на пресс, плечевой пояс.

— Нелегко, наверное, было в другой стране…

— Привыкла, хотя первое время очень хотелось домой: долго находиться на чужбине без мамы и близких друзей — тяжело психологически. А что касается простого быта, то всё было хорошо.

— Одной из самых главных надежд академии Боллетьери является Мария Шишкина из Казахстана. Не удалось с ней потренироваться?

— Нет, мы ни разу не тренировались, она к тому моменту покинула академию. Но на «EddieHerrInternational» год назад мне довелось сыграть с Марией. Правда, борьбы не получилось, так как к матчу подошла с травмами обеих ног.

— Вы уже побеждали и в миксте с Александром Холинко. Тяжело ли психологически играть в этом разряде?

— Психологических проблем обычно не возникает, чувствую себя вполне раскованно. Особенно хорошо получается в миксте, если знаешь партнёра и его возможности, а со своим напарником знакома с 12 лет.

— Опишите свой стиль игры.

— Атака. Мне всегда нравится диктовать свои условия.

— Существуют ли у вас приметы?

— Единственная: у меня ракетка чёрно-белая, но всегда стараюсь играть именно светлой стороной.

— Ваши теннисные кумиры?

— Азаренко и Федерер.

— Любимое покрытие?

— Грунт. Наверное, это связано с тем, что начинала играть на этом покрытии и летом на нём тренируюсь на кортах ДК МАЗ.

— Какие цели ставите перед собой?

— Мечтаю выиграть «Уимблдон». Сначала по юниорам, а потом и по взрослым.

— Вы сейчас учитесь по индивидуальной программе. Насколько это тяжело?

— Намного сложнее, чем график обычного школьника, по которому прожила 7 лет. Приходится самой себя заставлять преодолевать и лень, и усталость после тренировок. Мама очень помогает. Она для меня как репетитор.

— Где хотите продолжить обучение?

— Конкретных планов пока нет. В данный момент теннис — на первом месте.

Владимир Шиманович: без спонсоров никак!

Одной из главных персон в карьере Иры является её отец Владимир Александрович, который и привёл дочь в теннис.

— Наша жизнь полна неожиданностей, причём порой самых неприятных…

— Так действительно бывает: недавно дочка вернулась из Финляндии с простудой и отитом уха. Да ещё возникли проблемы с лечением, ибо в поликлинике по месту приписки ЛОР-врача нет.

— Три часа тенниса в день — не много для ещё юниорки?

— Это необходимость.

— Владимир Александрович, расскажите о вашей семье.

— Она простая рабочая: супруга — бухгалтер, я работаю монтировщиком кортов в ГЦОР на полставки, а всё остальное время посвящаю Ирине. Но без Семёна Кагана, поддержки Центра, дочка не могла бы играть соревнования: любая поездка — это сумма в районе тысячи евро. А так помощь и поддержка, вот и аренда тренировочного корта — помощь Центра.

— Кто сопровождает Иру на турниры?

— Я, супруга с семьёй: у нас помимо Иры ещё двое детей: сыну 6 лет, а младшей дочке 2 года. Но в жизни Иры роль жены просто огромная. Она ведёт статистику сыгранных турниров, собирает её в поездки, помогает в выполнении домашних заданий. Мы все верим в успех дочери.

— Когда и где Ирина начинала играть в теннис?

— Начинала и продолжает в ГЦОР, одним из отделений которого являются корты ДК МАЗ, куда привёл дочку в 6 лет. А сначала она просто ковырялась в песочнице и никакого интереса к теннису не проявляла, поэтому решили отдать дочку в бассейн. Через год все вместе пошли на теннисные корты и начали делать первые шаги. Вообще Ира с 6 до 10 лет занималась плаванием профессионально — 5 раз в неделю, не пропуская ни одной тренировки. Но теперь у неё теннис забирает 4 — 4,5 часа в день. Ещё замечательно, что в Минске появился Центр Макса Мирного, где мы можем заниматься всей подготовкой в комплексе.

— Как дочь относится к ОФП?

— Мне кажется, что «физика» никому из теннисистов не нравится. Но за полгода в академии Боллетьери Ира, как мне кажется, полюбила занятия общефизической подготовкой, потому что там профессиональные тренеры, заточенные именно на определённый вид деятельности. Ещё один плюс в том, что там всё вместе — и тренировочные корты, и тренажёрные залы, и места для отдыха. Допустим, у нас, на Жудро, есть только корты, а чтобы позаниматься ОФП, надо ехать в другое место, тратить на это время. В США дочь была в элитной группе, состоящей из 4 — 6 человек, на которую выделялось три тренера на теннис и три — на ОФП. Занимались так, что каждый день были новые упражнения. Никаких повторений в течение трёх недель! Ира поначалу не выдерживала нагрузок, но потом она настолько вошла во вкус, что просто не могла обходиться без этого.

— Как попали в академию?

— В 13 лет, когда Ирина играла личное первенство Европы, её заметил агент IMG и предложил заключить контракт. Мы, разумеется, согласились. Поехали осенью прошлого года играть турниры, и нам предложили остаться на тот срок, который мы могли себе позволить. Остались ровно на полгода, пока была открыта виза.

— Ирина была одна или с вами?

— Со мной, конечно. Во-первых, я не мог её одну там оставить. Во-вторых, мне и самому было интересно посмотреть, как проходят занятия. Так сказать, перенять некий опыт, который в дальнейшем мы могли бы самостоятельно использовать в подготовке. Ира по контракту была на полном обеспечении, начиная от предоставления бесплатных кортов и заканчивая проживанием. Только за перелёт туда и обратно деньги заплатил наш Центр. Что касается меня, то снимал жильё у одного старенького дедушки, который вошёл в моё положение и брал за проживание по американским меркам сущие копейки, то есть центы.

— Каковы были условия проживания у дочери?

— Сама комната была небольшая, размером где-то в 17 — 18 квадратных метров. В ней находились две кровати, на которых могли спать четыре человека. Правда, обычно распределение шло по два человека в каждую комнату, по четыре — только в случае большого наплыва людей, когда, допустим, на кортах академии игрался какой-то турнир. Комната входила в блок, как у нас в общежитиях семейного типа. Кроме двух небольших комнат, туалет, ванная, просторная гостиная и большая кухня. На кухне готовить особо девочкам не разрешали, а вот в гостиной они спокойно могли делать домашние задания, смотреть телевизор и просто спокойно проводить время. Там было очень уютно! Однако режим очень строгий: никаких поблажек! Уже в полдесятого вечера ты должен ложиться спать, так как в 22.00 делается обход. Могут даже в любое время ночи проверить.

— Не было мыслей задержаться в США на некоторое время после истечения контракта?

— Всё опять упирается в финансы. Дочь после проведённой колоссальной работы в академии была готова играть даже взрослые турниры ITF. Я консультировался на этот счёт с самим Боллетьери и Брэдом Гилбертом. Они были солидарны со мной. Я пытался упросить академию предоставить нам денег на два-три турнира, но они сказали, что это невозможно. Оплатить затраты наша школа в Минске также не могла: ведь мы находились в США. В итоге получился тупик.

— Насколько Ирине удаётся совмещать теннис с учёбой в школе?

— Семь классов у неё было обычное обучение, а дальше — свободное посещение. То есть она может приходить и сдавать предметы в то время, когда ей удобно. Задания выдаются на полгода под роспись родителей и директора школы. Конечно, ей приходится очень тяжело. Когда приезжает домой, то мама «наседает» на выполнение домашнего задания, ведь на турнирах практически нереально сосредоточиться на этом. Нагрузка по полной программе, но дочка справляется.

— Какие цели ставите с Ирой на 2013 год?

— Конечно же, участие в крупных юниорских соревнованиях в категории до 18 лет. Здорово было бы попасть на юниорский «Ролан Гаррос». Но для этого надо «стоять» в рейтинге как минимум в «сотке», а в идеале — в «полтиннике».

839 просмотров