Екатерина Деголевич: возвращение давалось очень трудно

В конце 2010 года Екатерина Деголевич прервала спортивную карьеру по причине беременности, а в мае следующего года родила дочку, которую назвали Елизаветой. Через несколько месяцев теннисистка вернулась к тренировкам, но первое появление на официальных соревнованиях было датировано лишь маем этого года. О том, как тяжело давались первые шаги после перерыва в физическом плане, а также любви к теннису, финансовой поддержке от РЦОП, проведённых турнирах и подготовке к следующему сезону Екатерина поведала в беседе с корреспондентом «СП».

— Были разговоры, что в конце 2010 года вы изначально прервали карьеру по причине травмы. Так ли это?

— Повреждения для спортсмена — дело привычное. Но нет, в моём случае всё было куда проще — я ушла в декретный отпуск и родила ребёнка. И так уже тот год доигрывала, будучи три месяца в положении.

— Как назвали дочь?

— Елизавета. Дать такое имя в большей степени было инициативой мужа.

— Широкой публике практически ничего не известно о вашем супруге. Давайте устраним этот пробел.

— Он из Санкт-Петербурга, работает менеджером по недвижимости.

— Недавно в неформальной беседе ваша мама обмолвилась, что в построении нового семейства одной из главных проблем являлась жилищная…

— Квартиру купила на собственные деньги. Здесь помощи извне не было, но, пользуясь случаем, хочу выразить огромную благодарность моему клубу — РЦОП по теннису — за то, что предоставляют деньги на турнирные поездки. Таким игрокам, как я, которые не в числе первых в мире, тяжело самим оплачивать все необходимые услуги. Поэтому данная поддержка просто неоценима для нас и помогает держаться на плаву.

— Во время отсутствия следили за соревнованиями?

— Да. Во время Australian Open-2011 несколько раз приезжали в больницу даже брать интервью.

— Вам интересно, что происходит сейчас на самом верху теннисного цирка?

— Если честно, нет.

— А как вам новое правило ITF, обязывающее каждый год принимать участие в Кубке Федерации для отбора на Олимпиаду?

— Сейчас много спорят на эту тему, некоторые хотят добиться его отмены. Но, я думаю, всё останется в силе. Это нововведение — возможность выступить на Олимпийских играх для тех, чей рейтинг балансирует в районе конца первой и начала второй сотен. Думаю, игроки, располагающиеся на этих позициях, даже рады такому шансу. На мой взгляд, этот шаг — глоток свободы для молодых игроков. Ведь по-прежнему всё в руках лидеров, но если посмотреть статистику их выступлений за сборные, то можно сделать вывод, что большинству из них это абсолютно не нужно. Посидев дома, я поняла для себя, что тем, кто стабильно имеет в год определённый достаток, уж точно можно выкроить время, чтобы раз в год сыграть в Кубке Федерации. Так сказать, постоять за страну в прямом и переносном смысле.

Хотя, с другой стороны, далеко не каждый человек, для которого любая победа означает последующие материальные дивиденды, может ими хоть чуточку поступиться. Наверное, из наших только Владимир Волчков мог по-настоящему «рвать» за страну, несмотря ни на что. Таких людей вообще единицы.

— Вернёмся к вам. Первые шаги возвращения в большой спорт после перерыва трудно давались?

— Очень трудно. В первую очередь, конечно, физически. Такой вынужденный простой серьёзно сказался на физических кондициях, я порой элементарно не выдерживала тех нагрузок, которые раньше казались посильными. А с моральной точки зрения, наоборот, проблем не было. Настолько соскучилась, что просто была рада играть вновь.

— В этом году вы уже сыграли более десятка турниров. Можете сказать, что окончательно вернулись в Тур?

— Нет, не окончательно. Ещё предстоит приложить много усилий для того, чтобы отвоевать потерянные позиции. Ведь что значит «вернуться» в моём понимании? Это не просто вернуться в игру, а вернуться туда, где ты был прежде. А так я наслаждаюсь сейчас теннисом, стала его лучше понимать и больше любить.

— Одним из лучших матчей после возращения для вас, может быть, стал поединок первого круга квалификации US Open против Мишель Ларшер де Бриту. Вероятно, не очень хочется вспоминать, но всё же…

— Не говорите — по сей день в страшных снах снится… Там настолько было реально заработать 40 очков! А для меня, вообще не имеющей на тот момент практически ничего в рейтинге, это была возможность сразу продвинуться и стать в районе шестисотой позиции. Тот, кто смотрел матч со стороны, отметил, что я сыграла даже выше своего тогдашнего максимума. Не знаю, чего не хватило для победы.

— В парном рейтинге вы уже в ТОП-180. Удовлетворены тем, как провели сезон в паре?

— Да, вполне. Достичь такого результата получилось во многом благодаря Оксане Калашниковой. Приятно, что рывок пришёлся именно на турниры WTA. У нас был полуфинал в Палермо ещё летом, который мы, правда, упустили с матч-болов, но для меня тогда был очень важен тот результат. Я резко поднялась в рейтинге и могла уже на некоторые турниры в парном разряде попадать напрямую. Также неплохо сыграли с Сашей Саснович. Вот чемпионат Беларуси и «Кубок Павлова» выиграли, проиграв за все матчи всего пару сетов.

— Благодаря парной победе на «Кубке Павлова» вы получили возможность на две поездки с тренером по соревнованиям…

— Это очень хорошее подспорье. Впервые за долгое время со мной на соревнования поедет тренер не за свой счёт. Весь этот год я путешествовала одна.

— Под тренером вы подразумеваете маму?

— Она официально им числится и вообще очень много мне помогает в работе. Но вопрос, кто именно со мной поедет, пока мы не рассматривали.

— Интересен ещё один момент: вы сами можете выбрать турниры? Допустим, слетать в Австралию и в Россию — это разные финансовые затраты.

— Разумеется, если выбор поставить подобным образом, то я остановлюсь на Австралии. Так что могу выбирать в данном случае.

— Удалось ли в этом году отдохнуть в межсезонный период?

— Да, с семьёй съездили в санаторий «Озёрный» на две недели. Какие впечатления? Там хороший климат и условия. Но с дочкой тяжело, ведь ей приходилось очень много уделять внимания. На питание, сон и другие бытовые заботы уходило много времени. Поэтому отдых получился не таким, как хотелось бы.

— Когда начали подготовку к новому сезону?

— В самом начале декабря. Первая неделя была отведена исключительно «физике», а дальше уже пошёл и теннис.

— Сколько часов в день занимаетесь?

— По-разному бывает. У меня план, составленный личным тренером, не идёт по часам. Никто не стоит с секундомером и не замеряет. Есть лишь список определённых упражнений, которые надо выполнить. Сколько это займёт — другой вопрос. Пока всё нормально.

— Понятно, что в нынешней ситуации вам тяжело составить долгосрочный календарь, но есть ли какие-то планы на два-три месяца следующего года?

— Хочу сыграть в Париже и Дохе. Это крупные турниры серии «Премьер» и «Премьер-5» соответственно. Основной упор на этих соревнованиях сделаю на парный разряд. Посмотрим, как ещё будут обстоять дела с Кубком Федерации. Если позовут, то сыграю и его.

713 просмотров