Ностальгия по рюкзакам, шитыми гнилыми нитками
Героический Ёж Хиро рад гостям Лондона

Героический Ёж Хиро рад гостям Лондона

Итак, чемпионат мира по лёгкой атлетике поднимает занавес! Уже сегодня в Лондоне на Олимпийском стадионе состоится первый бал королевы спорта, на выходе из которого найдёт своих обладателей первый наградной комплект. Победитель определится в мужском беге на 10000 м. Хотя, по мнению тех же британцев, никакой загадки сей вид программы априори не таит и не сулит.

Равняемся на Ханта!

Всё дело в том, что хозяева уверены в следующем: спортивный эмигрант из Судана – Мо Фара, прикладывающий руку к сердцу при исполнении здешнего гимна «Боже, храни королеву!», продолжит быть непобедимым на стайерских дистанциях. Конечно, слухи, за счёт чего Мохаммед столь быстр и терпелив на беговой дорожке, множатся из года в год. То на орбиту запускаются прямые подозрения в приёме допинга, то Фару будто бы обнаруживают в списке «тяжелобольных», которым разрешено подкреплять организм средствами, что запрещены другим.

Но на его второй родине никто Мо не устроит обструкции, будь он хоть трижды «терапевтическим исключением». Другое дело, проходи чемпионат в России. Но история мундиаля-2013, который как раз имел прописку в Москве, обросла такими скандалами, что королевский бал нескоро будет отдан нашим восточным соседям. Подмочена репутация. Не то что у британцев с их «ангельски чистым, непорочным» Мо! Как ни смешно, но доминирующий сегодня информационный поток настаивает именно на такой расстановке акцентов.

Однако нам совсем необязательно идти у него на поводу, уподобляясь твердолобым бриттам. Лучше равняться на просвещённых британцев, всегда относившихся к себе с иронией, если не сказать сарказмом. Например, маститый художник Уильям Холман Хант, принадлежавший к знаменитой группе «прерафаэлитов», славен афористичной картиной «Наше английское побережье». Её смысл: на этом самом побережье, на утёсе с крутым обрывом изображено стадо овец. Явно заблудших. Именно такую аллегорию художник использовал для характеристики всех английских реалий. Поэтому поругаем здешние условия, стараясь соблюсти местную критическую традицию.

Олимпийское вчера

Если честно, то вернуться сюда после пятилетней паузы, взявшей своё начало фактом завершения Игр-2012 в Лондоне, не особенно приятно. Потому как те олимпийские дни, мягко говоря, получились тяжёлыми и богатыми на всякие стрессы с форс-мажорами. Причём в первую голову именно в лёгкой атлетике.

Олимпийский стадион в Лондоне

Вот идёшь нынче по Олимпийскому парку королевы Елизаветы (такое у него полное монархического пафоса название) и вспоминаешь, вспоминаешь, вспоминаешь, чтобы грустить, грустить, грустить. Именно на этой развилке между бассейном, в котором Александра Герасименя приплыла к двум серебряным медалям на кролевых спринтерских дистанциях 50 и 100 метров, и зданием, ныне отведённым под «центр аккредитации», руководители белорусской национальной команды устроили импровизированную вечернюю пресс-конференцию. По печальному, ибо скандальному поводу. Молотобойца Ивана Тихона не допустили к соревнованиям, объявив персоной нон грата в Олимпийской деревне.

Слова говорились громкие, а на душе было горько и обидно. Кстати, сегодня, когда Тихон опять не будет выступать на этом проклятом для себя стадионе – на сей раз по причине неготовности к главному старту сезона и невыполнения норматива, те досадливые настроения мигом вернулись. Ведь так хотелось, чтобы Иван взял реванш у судьбы и щёлкнул ещё раз по носу заносчивого фата и бузотёра поляка Файдека!

В августе 2012-го всё продолжило усугубляться. До сих пор в памяти неловко сыгранная беспомощность Андреем Михневичем в секторе для толкания ядра. Он ведь понимал, что в финал ему соваться нельзя… А ещё нереализация Талай, которая хоть и побила личный рекорд в беге на 100 м с барьерами, но в финал не пробилась. Анастасия Мирончик-Иванова прыгала, прыгала, но никуда в длину не допрыгнула, запомнившись только синяками под огромными глазами. Много других серых, посредственных выступлений с финальным аккордом от Оксаны Меньковой. Она вроде как билась, но ничего от пекинских метаний у неё не осталось. Молот далеко улетать наотрез отказался, что потом тоже нашло своё драматичное объяснение.

Да и вообще, всё, что было связано с Олимпийским стадионом, абсолютно не вдохновляло. Прессу подвозили к арене такими окольными путями, через такие задворки, заставленные контейнерами, огромными пустыми катушками для кабеля и прочим строительно-технологическим хламом, что настроение просто не могло сохранять праздничную доминанту. Тем более что пресс-центр – в подвальном помещении стадиона — оставил самые прискорбные и давившие на психику воспоминания. Увы, забегая вперёд, приходится отметить: если телевизионщикам хозяева в преддверии ЧМ таки отгрохали новое комфортабельное здание, где и пресс-столовая, и рецепция, и зал для самых важных пресс-конференций, то пишущие и снимающие обладатели медийных аккредитаций опять будут ютиться в подвале. Достоинство которых лишь в смежном соседстве с микст-зоной. Это как раз тот случай, когда на безрыбье и за рака спасибо.

Медали Лондона

Но был в Лондоне-2012 белорусский фейерверк в лёгкой атлетике! Был…Только закончился он угарным запахом, кофейной гущей, идиотскими версиями и позором, как ни печально писать столь резко. В понедельник, на следующий день после церемонии торжественного закрытия Олимпиады, почти вся белорусская делегация улетала домой прямым рейсом в Минск из аэропорта Гатвик. Вот там нас – не посвящённых — накрыла информация о дисквалификации Надежды Остапчук и отъёме у неё золотой медали. Шок, стыд, злость. Особенно после того, как наставник толкательницы ядра господин Ефимов стал смешить мир детским лепетом: он-де, волнуясь за результат ученицы, подсыпал ей что-то в кофе, но сама она ни сном, ни духом…

Поэтому, когда сегодня доводится вновь пробегать по дорожкам и мостам в Олимпийском парке королевы Елизаветы, настроение пока не шибко радостное. Возьмут да и нахлынут воспоминания о жизни в студенческой общаге, которую хозяева дерзко впарили за бешеные деньги в качестве объекта, подходящего для расселения журналистов на Олимпиаде. И ведь прошло сие у них на ура!

Деятели МОК, принимавшие эту заявку, легко и с готовностью всё подмахнули и на всё согласились – в общагу сукиных детей! Ещё, видимо, издевательски хихикали, радуясь прищучить прессу двумя кабинками на этаж. Или «знаменитые» подарочные рюкзаки от оргкомитета. Которые сразу стали расползаться по швам, ибо были бракованными, шиты гнилыми нитками. Фото разлезшихся чудовищ тогда заполонили Интернет, но ничего, стыд глаза не выел.

Зато Олимпийский парк в Лондоне был самым весёлым и пьяным из всех тех, что пришлось уже видеть. Может, это в духе королевы Елизаветы, но никак не в рамках олимпийских традиций. Пресса обычно находится в спартанских условиях, работая на Играх от зари до зари, с трудом урывая время для перекусов. А тут множество каких-то непонятных бездельников и бездельниц, не брезговавших возлияниями с самого утра, чтобы потом куролесить на территории пресс-центра до позднего вечера. В среде белорусских журналистов даже стал традицией такой обмен репликами: «Ну, как там?» — «Как обычно. Пьют, курят и дрыгают ногами!»

Никто не рядится в одежды строгих моралистов, и те же лондонские пабы произвели самое симпатичное впечатление не только широкой линейкой предложений пива, эля и сидра, но и качественной еды по самой сходной цене, которую хотелось бы видеть и в белорусских столичных заведениях (даже так!). Просто, сытно, не накладно.

Но в снобизме и, простите, каком-то пещерном крохоборстве в Лондоне меры не знали и не знают. Если на Олимпиаде прессу одаривали бракованными рюкзаками, то нынче на балу королевы спорта экономят на транспорте. Проездные билеты выдаются только тем журналистам, что забронировали себе места в официальных отелях/общагах (они опять в топ-листе) и лишь по факту заселения. Но цены – мама не горюй! Комната в обители студентов с удобствами на коридоре «весила» больше номера в трёхзвёздочном отеле в центре Лондона! Да ещё оплаты требовали в марте. С таким оголтелым желанием урвать/сэкономить раньше встречаться в реалиях лёгкой атлетики не приходилось. Разве что Москва конфузилась при всех своих тратах на роскошь «очень важных персон» тем, что давала проездные всего на две поездки в день. Но там хоть не было сегрегации по отельному признаку.

Но есть ещё более смешной эпизод из сегодняшних реалий Лондона. Так уж принято, что организаторы перед началом чемпионата мира дают прессе приём. Не потому, что баре, – такова традиция, окрепшая до монументальности к моменту старта 14-го ЧМ в истории лёгкой атлетики. Сейчас тоже от неё не отошли. Но знаете… В общем, журналистов ждут (кстати, опять-таки не всех, а лишь тех, кто успел войти в квоту!) сегодня в 15.00 в столовой Международного телевещательного центра в Олимпийском парке. То есть за пару часов до начала премьерных соревнований. Тут уж, действительно, не развернёшься. Все смеются в голос над такой рачительностью хозяев, но те ходят с гордо поднятыми волевыми подбородками. Двойные стандарты.

Никаких туманов

Но что вне критики, так это погода. Как не удивительно для живучих легенд о здешних дождях и туманах. Оказаться в температурных режиме «не выше 21 градуса» было особенно замечательно после той изнурительной, африканской жары, что навалилась на Минск в начале августа.

Здесь же не холодно, но и не жарко. И не мокро. Причём так будет до вторника. Впрочем, дождики не будут обильными, да и продлятся они недолго. С четверга опять будет сухо. И никакого ветра. В худшем случае ветерок, который не может никому помешать. А марафонцам и ходокам его ласковые дуновения будут только в помощь.

Вокруг Болта

В общем, в четверг, не имея особых банкетных ожиданий, пресса в основном сосредотачивалась на ямайском гении спринта Болте и российских коллегах, получивших разъяснение от ИААФ. Они оказались следующего содержания.

— Российские журналисты могут находиться в одежде с символикой своей страны на трибуне для прессы. Они, пожалуй, единственные официальные лица, на которых сейчас вообще не распространяются никакие запреты.

Однако! Это ещё не всё. Констатировав отсутствие каких-либо гласных запретов, ИААФ намекнула на необходимость введения запретов негласных.

— Но сейчас все понимают, какая ситуация сложилась вокруг отстранения ВФЛА, поэтому россиянам рекомендовано приходить на пресс-конференции и в микст-зону, не имея на себе знаков и символов, свидетельствующих о принадлежности к России, во избежание каких-либо провокаций.

Настоящее иезуитство, если говорить честно. Но российские коллеги к последней рекомендации прислушиваться не собираются. По крайней мере, так пока они говорят в частных беседах. Поэтому будет крайне любопытно отследить, что и как произойдёт в той же микст-зоне.

Но пока на авансцене царит Усейн Болт, чему нельзя противиться и сопротивляться. Благо великий ямаец сделал несколько ярких заявлений. Например, о допинге: «Не думаю, что ситуация с допингом будет ухудшаться, сейчас дела уже становятся лучше. Я надеюсь, спортсмены поймут, что происходит, и остановятся, в противном случае спорт может просто умереть. Сейчас у атлетов, наконец, появилось осознание того, что, если они нарушат правила, то будут пойманы. Уверен, со временем спорт станет чище».

И, конечно, Усейн уже высказался на тему «самого быстрого человека планеты»: «Я и только я! Конечно же, это так. Если я участвую в соревнованиях, то на сто процентов великолепен. Обязательно выиграю, не переживайте. Я был в таких ситуациях уже очень много раз и готов ко всему. В воскресенье, после субботнего финала на 100 м, вы все будете читать газеты со следующими заголовками: «Непобежденный!», «Неудержимый!», «Болт заканчивает, находясь на вершине!». Именно так всё и будет!»

А если Усейн ошибается? Об этом мы узнаем в самое ближайшее время.

475 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.