Сергей ШТАНЮК: за боксом слежу больше, чем за футболом

Экс-защитник сборной Беларуси и английского «Сток Сити», поигравший также много в России, Сергей Штанюк завершил карьеру менее десяти лет назад и уже довольно давно занимается кофейным бизнесом. Футбола в жизни известного в прошлом центрдефа сейчас не так уж и много.

Тем не менее в интервью корреспонденту «СП» Сергей Штанюк рассказал о переходе в новую должность, значимых вехах карьеры, в том числе работе с Эдуардом Малофеевым и Анатолием Байдачным в сборной Беларуси. Также на особом счету у экс-защитника находится период, проведённый в «Сток Сити». Сейчас «гончары» выступают в премьер-лиге, однако в начале «нулевых» сражались в Чемпионшипе.

Фото Сергея Козельского

«Наелся» футболом

— На данный момент занимаюсь кофейным бизнесом. Начинали вместе с компаньоном, потому что он предложил эту идею. Год мы вместе проработали, однако потом, как это часто бывает, начали по-разному видеть дальнейшую схему развития бизнеса. Пошли каждый своей дорогой.

— Идея уйти в бизнес пришла в голову до завершения карьеры?

— Понимал, что футбольный век короток. Нельзя играть до 40 — 50 лет. Поэтому уже после 30 начал задумываться о том, чем заниматься дальше, размышлял, останусь в футболе или нет. Постепенно начал вникать в разные проекты, вкладывал деньги в разную недвижимость, хотелось подстраховать себя, чтобы после окончания карьеры не оказаться ни с чем. Были сомнения, стоит ли после завершения карьеры игрока связывать и дальше свою жизнь с футболом. Решил выбрать другую дорогу.

— Примеры Василюка и Трухова, которые до сих пор продолжают играть, вас удивляют?

— Каждый выбирает свою дорогу и видит свою жизнь по-своему. Здоровье позволяло продолжать дальше. Да, не на высоком уровне. Но, думаю, в Беларуси до 40 смог бы играть. Но сам не хотел, морально устал, поэтому в 36 лет принял решение завершить карьеру.

— В каких ещё сферах было желание работать?

— По сути, никакого поиска не было. Я проецировал свою жизнь, будущее с учётом того, что я, допустим, стану тренером. Думал о том, как я вижу это. Но стопроцентно ни в чём уверен не был. Сейчас уже заниматься этим поздновато, потому что многие направления и тенденции ушли вперёд. Многое нужно восстанавливать. Конечно, опыт есть… Но уже поздно. Наверное, к моменту завершения карьеры я уже «наелся» футболом. Это была одна из причин, по которой я два года почти не играл после того, как закончил. Хотя звали на ветеранские, товарищеские поединки. Редко прикасался к мячу. Сейчас морально восстановился, раз в неделю с ребятами бегаем в футбол.

— С бывшими партнёрами?

— Нет, просто с друзьями. Собралась хорошая компания, в которой мне комфортно.

— Чем занимались первое время после окончания карьеры?

— Полгода просто отдыхал, однако бездействие – это не моё. Надо было что-то делать. Мне поступило предложение, начали работать. Было интересно, хотелось развиваться, расти, узнавать что-то новое. Я бы не сказал, что испытал много сложностей.

— Можно ли назвать бизнес «подушкой безопасности» для спортсменов?

— Я бы не сказал, потому что в любой момент можешь прогореть. Рисков очень много.

— Изучали соответствующую литературу?

— Дело в том, что, когда только начинали заниматься, ситуация с кофейным бизнесом в стране была немного другая. Этим практически никто не занимался. Было огромное пространство, объекты открывать можно было где угодно.

— Сейчас ситуация изменилась из-за роста конкуренции?

— Да, в том числе. Входной билет в это дело очень недорогой, поэтому желающих заниматься этим не просто много, а очень много.

Переживаю за Лухвича

— Насколько в целом далеко отошли от спорта?

— Стараюсь держать себя в форме с помощью трёх-четырёх тренировок в неделю. Иногда, когда бываю слишком загружен, занимаюсь один раз. По телевизору смотрю чемпионаты мира, Европы, Лигу чемпионов. Матчи белорусской сборной не всегда удаётся увидеть. Нет такого, чтобы я был уверен: завтра-послезавтра хочу посмотреть такой-то матч.

— Потому что «наелись»?

— Наверное…Если бы было совсем неинтересно, то совсем бы не смотрел.

— Насколько много в вашей жизни белорусского футбола?

— Не очень много. Понятно, что слежу за национальной командой, ситуацией в целом. Но на матчах не бываю, по телевизору тоже не смотрю. Несколько раз ездил на матчи БАТЭ в еврокубках. Читаю белорусские спортивные издания, стараюсь быть в курсе событий. Попадётся какой-то матч на глаза – посмотрю, но не более того.

— Представьте, что у вас есть свободное время, в это время идёт матч «Славия» — «Нафтан». Будете смотреть?

— Нет. Не интересно.

— Считаете, дело в том, что вы «наелись» или просто отечественный футбол – это недостаточно привлекательный продукт?

— Думаю, скорее, второй вариант. Потому что когда смотришь отрывки поединков и видишь трёх человек, сидящих на трибуне, — это печальное зрелище. Люди стали меньше интересоваться футболом. Даже 20 лет назад белорусам он был интересен в большей степени.

— Интерес к сборной Беларуси сохранился?

— Стараюсь по возможности следить, но на матчи пока не ездил.

— За кого персонально из бывших знакомых персонально переживаете?

— За тех, с кем играл раньше. Ребят хватает. Радуюсь, когда у них что-то получается. Многие из нашего поколения сейчас работают тренерами. Переживаю за Александра Лухвича, который недавно возглавил «Минск». Хочется, чтобы он стал хорошим наставником.

— Назовите события в белорусском футболе за последний год, которые произвели на вас впечатление.

— Из положительного – борьба за чемпионство до последних секунд в национальном чемпионате, из отрицательного – ситуация с тремя очками, которые у БАТЭ то забирали, то возвращали обратно. Сборная показывает не самый хороший результат, сложно даже что-то добавить. Стойкого впечатления по этому поводу нет.

— Наверняка после завершения карьеры у вас освободилось определённое количество времени. На что стали обращать внимание больше, чем раньше?

— Я бы не сказал, что у меня появилось большое количество времени. Да, первые полгода отдыхал, приходил в себя, готовился к новому этапу в жизни, переменам. А потом начались рабочие вопросы. Переключился на ребёнка, который тогда только родился. Однако много времени всё же занимала работа, которая иногда превращалась в рутину. Стал изучать новое для себя направление в спорте. Это бокс. Мне интересно, что происходит в мире баталий мастеров кожаной перчатки. Слежу за этим даже больше, чем за футболом. Сразу, как закончил, начал заниматься и сам. Нашёл индивидуального тренера, с которым мне комфортно работать. Мы уже, можно сказать, стали друзьями. Слежу за боями в Интернете. Жаль, что в основном они проходят так, чтобы было удобно смотреть жителям США. Всё-таки в основном рынок находится именно там. Допустим, утром воскресенья посмотреть не всегда удаётся. Однако в целом стараюсь следить за интересными боями.

Бокса больше чем футбола

— Есть боксёр, за которым следите персонально?

— Очень нравится казахский боксёр Геннадий Головкин, проведший очень  много боёв на любительском уровне. И он до сих пор остаётся непобеждённым. Их противостояние с Альваресом – одно из лучших явлений, которые происходили в современном боксе. Да и как человек, персона он импонирует, нравится, как он себя ведёт.

— Не так давно состоялось наделавшее также много шума событие – это бой между представителем ММА Конором Макгрегором и Флойдом Мэйвезером. Следили?

— Это раскрученное и разрекламированное событие, но для тех, кто немного понимает, всё было ясно ещё до начала самого поединка. Шансов у неирландца не имелось изначально. Я воспринимал это как шоу. Думаю, заинтересованные люди своего добились, собрали огромную кассу. Но я этого боя не видел.

— Какие моменты карьеры вспоминаете с особой теплотой?

Я бы не сказал, что какой-то конкретный миг. Скорее, промежуток времени. Допустим, для меня это период работы в сборной Беларуси с Эдуардом Малофеевым. Интересная команда была и при Байдачном. Вспоминается атмосфера вокруг сборной, как люди ходили на футбол. Ради этого и надо играть, потому как такие моменты незабываемы. Да, мы не решили задачу, не пробились ни на один из топ-турниров, но, как мне кажется, наше поколение игроков помнят именно по этим выступлениям. По крайней мере, мы боролись и оказались близки к успеху. Скажем так, должны были все звёзды сойтись, чтобы мы успешно квалифицировались и решили задачу. Хотя, я считаю, нам было по силам добиться своего. Тем не менее то время вспоминаю только с теплотой. Думаю, это был хороший период. Всегда было приятно приезжать в коллектив, который состоит из лучших игроков страны. Это хорошо для самооценки, самосознания. Как и борьба в конкретном матче за результат, так и в группе за право поехать на топ-турнир. И при Малофееве, и Байдачном был хороший сплав молодости и опыта. Думаю, если бы Анатолий Николаевич продолжил работу…Ладно, что толку рассуждать…

— При немецком специалисте Бернде Штанге вас перестали вызывать в сборную…

— Готов был к тому, что новый тренер может не увидеть меня в составе. Не понравилось отношение людей из АБФФ, которые могли бы позвонить и объяснить ситуацию. Как-никак, я столько лет отдал команде. Наверное, заслужил хотя бы звонок. Но ни со Штанге, ни с федерацией после этого не общался. Мне сложно судить, как изменилось отношение за прошедшие годы. Надо находиться внутри, знать, что происходит. Сейчас много людей, которые, не находясь в стране, рассуждают о том, как работает АБФФ. Я этого делать не буду. Чтобы давать какие-то оценки, нужно знать наверняка ситуацию.

— Можно ли о нынешней сборной Беларуси сказать, что туда вызываются сильнейшие?

— Опять же, не могу судить со стороны. Я половину футболистов команды даже не знаю. Не думаю, что главный тренер будет вызывать игроков, которые заведомо слабее.

В Англии всё по-другому

Чем запомнилась атмосфера английского футбола?

Помню, что, когда приехал, увидел, что там и как, впечатления были сплошь со знаком «плюс». Это касается отношения людей, болельщиков к футболу. Стадионы построены таким образом, чтобы полностью окунуться в атмосферу спорта. Чувствуешь её. Помню, как после английского периода вернулся в Россию. Играли в Ярославле. На стадионе около 15 тысяч человек, но их даже не слышно.

— За английским чемпионатом, который не чужой вам, следите?

— Если попадается что-то на глаза, есть свободное время, то могу глянуть. Слежу за статистикой в премьер-лиге и низших дивизионах. Мне интересно. Допустим, включаешь телевизор — играет «Хаддерсфилд», команда, которая играла со «Сток Сити», за который я выступал, в одном дивизионе.

— За выступлением «Сток Сити» следите?

— Да, конечно. Знаю, что команда борется за выживание, испытывает определённые трудности. До этого ребята постоянно находились в середине таблицы, уверенно сохраняли прописку в премьер-лиге.

— С кем-то из тех, с кем вас свела жизнь, пока играли на Туманном Альбионе, общаетесь?

— Потерял телефон, поэтому на некоторое время пропала база контактов. Есть хорошие знакомые, которые сейчас живут в Лондоне. Во время английского периода карьеры они помогали мне.

— Есть ощущение, что даже по телевизору футбол смотрится по-особенному…

— Да, именно из-за таких деталей футбол в Англии на высоком уровне. Телевидение там работает таким образом, чтобы зритель получал хорошую картинку.

— Вас даже болельщики признали лучшим игроком сезона…

— Да, уже начался следующий сезон. Я даже не понял, за что именно мне вручают. Оказывается, в Скандинавии есть клуб болельщиков «Сток Сити», который признал меня MVP сезона. Для меня это стало настоящим сюрпризом.

— Что ещё запомнилось?

— Всё по-другому. Даже подготовка к матчам. В Беларуси команда обычно заезжает за день до матча в гостиницу, готовится к предстоящему поединку. В Англии никто никуда заранее не прибывает. Дома готовишься, потом собрался и отправился на стадион. Никаких заездов, ограничений. Каждый считает себя профессионалом и готовится самостоятельно. Будешь в плохом состоянии – не попадёшь в состав. Всё просто.

— Традиции были в команде?

— Много было мероприятий по сближению членов коллектива: ходили играть в гольф, на картингах ездили, в пейнтбол играли. Перед Рождеством ходили в бар, клуб, позволяли себе выпить вино, пиво. Вспоминаются игры 1 января. Мы же привыкли в это время салаты доедать, а тут надо на поле выходить. Помню, что даже мяч забил в одном матче.

— Если бы предложили остаться в Англии на постоянной основе, согласились бы?

Мне предлагали. Уговаривали остаться, чтобы продолжил сотрудничество с клубом, продолжил играть, в будущем стал тренером. Никакого сожаления не испытываю по этому поводу.

975 просмотров