Быть единой командой!

Вчера в австрийский Рамзау, где уже несколько дней тренировалась большая часть белорусских биатлонистов, выдвинулись ещё несколько отечественных лыжников – Дмитрий Лазовский и Виктор Кривко, которым по различным причинам пришлось-таки побывать дома, чему они вряд ли огорчились.

Дарья ДОМРАЧЕВА выступит в Рождественской гонке в Германии

Дела текущие

Но необходимость активно трудиться на тренировках – прежде всего, и нет никаких сомнений, что это прекрасно понимают в наших национальных командах. Как в женской, так и в мужской, тем паче что парни Олега Рыженкова и Владимира Королькевича пока ничем не смогли порадовать болельщиков, в отличие от девчат Василия Лещенко и Виктора Корчагина.

Впрочем, биатлонные предновогодние реалии отнюдь не целиком и полностью сконцентрировались на тренировках. В России, например, продолжается бурное обсуждение ухода из большого спорта Антона Шипулина, который на самом деле повёл себя достаточно странно. То закончил, то возобновил и даже приступил к подготовке, на которую оказались затрачены солидные средства. А теперь вновь закончил. Как-то чересчур много парадоксов для одного человека в столь сжатый отрезок времени.

Между тем в Ижевске в эти дни проходят отборочные для российских стреляющих лыжников соревнования (определяется, кто отправится на январские этапы Кубка мира). Они привлекли наше внимание выступлением Кристины Ильченко. Той самой, что два предыдущих сезона выступала за белорусскую команду и не сумела доказать свою стрелковую состоятельность. После олимпийского сезона было принято полюбовное решение расстаться, Ильченко вернулась в Россию, где произвела фурор на летнем чемпионате.

Кристина отобралась для подготовки в первой команде, что стало поводом для многих «диванных аналитиков» хулить белорусских тренеров, не сумевших научить спортсменку точно закрывать мишени. Правда, в зимних реалиях настоящая международная проверка Ильченко в декабре не состоялась, ибо Международный союз биатлонистов разрешил ей, как и всем другим «сменщикам спортивного гражданства», участвовать в соревнованиях под эгидой IBU только с 1 января 2019 года.

И вот «Ижевская винтовка», индивидуальная гонка на15 км. Ильченко совершила 9 (!) промахов и заняла 36-е место. Всего же стартовало 38 спортсменок. Поэтому, не злословя, желаю Кристине исключительно добра и точности, но, преследуя интересы правды, зафиксирую: научить Ильченко метко стрелять до сих пор никто не сумел.

Наконец, ещё об одном событии. В субботу в немецком Гельзенкирхене состоится традиционный рождественский фестиваль биатлона, который пройдёт на футбольном стадионе клуба «Шальке-04». Он нынче интересен тем, что во владениях «кобальтовых» состоится прощание с большим спортом Антона Шипулина, а кроме того, свою семейную гастроль предъявят на суд зрителей Оле Эйнар Бьёрндален и Дарья Домрачева. Тоже, как говорят, прощальную, хотя это несколько непонятно. Неужели ДаДо не думает выходить на старт «Гонки легенд» в Раубичах, что состоится вечером открытия февральского чемпионата Европы-2019? Впрочем, безусловно, есть разница соревноваться с действующими атлетами и на ветеранском полупрофессиональном уровне.

Дела вечные

Но 29 декабря 2018 года одновременно будет являться и днём памяти в белорусском биатлоне. Год назад мы потеряли Владимира Плаксина, под чьим началом, как главного тренера сборной Беларуси, та же Домрачева добилась своих первых международных успехов. Например, стала, серебряным призёром чемпионата мира-2008 в смешанной эстафете.

А ведь у Владимира Николаевича было два периода работы с национальной командой. Первый – в 90-х годах, когда наш биатлон утвердился на мировой арене, стабильно войдя в топ-10 в неофициальном ранжире IBU. Тем не менее после чемпионата мира-99 в финском Контиолахти, который завершился победой мужской белорусской команды в эстафете, да такой яркой, что тот же Оле Эйнар Бьёрндален со вселенской печалью глазел в спину нашему финишёру Олегу Рыженкову, радостно размахивавшему красно-зеленым флагом, Плаксин принял решение уйти в отставку.

Он успешно нашёл применение своим организаторским талантам на других административных спортивных поприщах, но во второй половине «нулевых» после Игр-2006 и резкого ухода из команды почти всех заслуженных асов стало ясно, что отечественному биатлону нужен, точнее, необходим такой организатор, такой главный тренер, каким являлся Плаксин.

Сила и мощь Владимира Николаевича заключалась в том, что он мог «коллективизировать» любой набор ярких индивидуальностей, заставив их таланты служить единой, главной цели. И кто только не симпатизировал Плаксину, подчиняясь его улыбчивости, но и строгости, требовательности, порой откровенно дидактической постановке проблемы. Например, Андриан Цыбульский считает его своим учителем, многое объяснившим и конкретизировавшим.

Не удивительно. При Плаксине, разумеется, тоже были и тренеры женской команды, и наставники мужской сборной. Но все это было формально: по-настоящему функционировал единый штаб. Пусть не методически, но совершенно точно эмоционально. Если выигрывали, то все, если терпели крах, то не в одиночестве. Каждый жил интересами всей команды целиком, не деля спортсменов, не отчуждая смежную проблематику. Самый наглядный пример – Клаус Зиберт, который адаптировался в белорусской команде именно при патриархе.

Благодаря этому и состоялось возрождение белорусской сборной, которая, даже опять потеряв Плаксина после чемпионата мира-2009 с той роковой мужской эстафетой в Пьенчане, продолжила прогрессировать. Благо те же идеи семейственности стали претворять в жизнь преемники мастера.

Но когда работать со сборной перестал и Андриан Цыбульский, то есть, считай, после Сочи-2014 и следующего сезона Большого хрустального глобуса ДаДо, в белорусскую сборную (не хочу уточнять, с чьей подачи) пришла совершенно иная, чем раньше, философия. Разумеется, профессиональные требования обязывали мужских тренеров работать на женских гонках, а женских – на мужских, но этими пассивно-ассистентскими услугами партнёрство и ограничивалось. Появились «мы» и «они». С разными интересами, задачами и мечтами. Более того, любая попытка сблизить, заразить некими общими интересами воспринималась как кощунство, что-то недопустимое, ибо глупое и бесполезное.

В этом сезоне мне повезло поработать на первом этапе Кубке мира в словенской Поклюке. И первое, что я заметил, это новое, точнее, старое, а-ля эпоха Плаксина, общение наставников. На тренировке смешанных эстафет не было никакого деления на женщин и мужчин. В национальную дружину вернулся тот особый дух, когда «и хлеба горбушку – и ту пополам: тебе половина и мне половина».

Поэтому на сборе в Раубичах Владимир Королькевич консультировал Инну Костюченко, и Василий Лещенко с Виктором Корчагиным не имели ничего против. Поэтому Олег Рыженков в контакте со всеми коллегами, не делая круглые глаза, когда кто-то высказывает свое мнение о проблеме. И, слава богу!

Это и есть лучшая память, самый низкий поклон Плаксину. Его уже год нет с нами, но он до сих пор никуда не ушёл. И не уйдёт. Пока в Беларуси будет биатлон, а биатлон будет у нас всегда. Вот ведь в «нулевых» годах возрождение началось с чемпионата мира в Эстерсунде. Напомню, что и ближайший ЧМ состоится в этом шведском городке.

1 013 просмотров