Геннадий БЛИЗНЮК: есть что рассказать детям

До недавнего времени Геннадий Близнюк был одним из самых возрастных футболистов Беларуси, но всё равно давал фору многим молодым игрокам. Однако после полугода в минском «Энергетике-БГУ» нападающий принял решение завершить карьеру. С декабря 38-летний Близнюк постигает секреты тренерского мастерства, работая с дублирующим составом столичного клуба. В интервью «СП» четырёхкратный чемпион Беларуси и лучший игрок чемпионата страны сезона-1997/98 рассказал о новом поприще, планах на будущее и сожалениях из прошлого.

Фото Сергея Козельского

 

ПРОСТО ТАК СИДЕТЬ НЕ БУДУ

— Впервые вы встретили год не в роли действующего футболиста. Какие ощущения?

— Действительно, есть такой момент. Хотя, когда встречал год, даже и не задумывался, в какой я роли. Наверное, в глобальном плане ничего не поменялось, особой разницы не почувствовал. Переход к тренерству получился не резким, а по ходу прошлого сезона. Мысли о завершении карьеры посещали, но было и желание, и возможность поиграть. Однако ближе к концу года состоялся разговор с Анатолием Ивановичем Юревичем, он меня убедил, что лучше не терять время, а попробовать себя в новом качестве — задатки во мне он видит. В итоге я принял решение повесить бутсы на гвоздь. Тем более в Беларуси для меня мотивации нет, всё выиграно, уже, по сути, стремиться не к чему.

— В середине прошлого сезона вы настраивались ещё полтора года в высшей лиге поиграть.

— Да, были такие слова. В принципе, и до сих пор так считаю, силы есть. Но вот мотивация… К тому же нужно смотреть вперёд. Анатолий Иванович убедил меня принять соответствующее решение. Были разные мысли, но в конце сезона принял окончательное решение.

— После ухода из «Ислочи» были какие-то предложения от клубов высшей лиги?

— Две-три команды вроде как звали поиграть, но ничего конкретного не говорили. Но однажды позвонил Анатолий Иванович, сказал, чтобы я не торопился принимать решение. На следующий день, перед встречей с представителями одного из клубов, я пообщался с ним, он дал мне три-четыре дня на размышления. Однако я уже через два дня всё решил. Договорились, что полгода доработаю вместе с «Энергетиком-БГУ», а затем любое моё решение будет воспринято с пониманием. Захочу дальше играть — пожалуйста, захочу быть тренером — без проблем. В любом случае меня хотели видеть в структуре клуба. Получилось так, что полгода поиграл, помог команде завоевать путёвку в высшую лигу, а уже с декабря сконцентрировался на тренерской работе.

— Когда-нибудь думали, что сразу же после окончания карьеры перейдёте на этот этап?

— Никогда о таком не задумывался. Более того, ни разу не отмерял себе срок, сколько буду играть, не устанавливал возрастной лимит. Считал, что пока буду нужен команде, пока позволит здоровье, буду тренироваться и выходить на поле. Но уже не раз говорил, что не хочу просто приходить в команду, работать с ней и сидеть на лавке, занимать чьё-то место. Если на моей позиции будет футболист посильнее, пожалуйста, пусть играет. Но я просто так сидеть не хочу. Лучше перейду в другой клуб или вовсе закончу карьеру.

— Вас сразу отправили трудиться с дублем «Энергетиком-БГУ»?

— Кстати, да. Думал, что мне дадут детей, буду с ними начинать свою тренерскую карьеру. Представлял, что получится катастрофа, с ума сойду. Но в клубе как построена работа? Ты помогаешь основной команде по мере возможностей и необходимости и при этом одновременно отвечаешь за своё поле деятельности, где можешь воплощать в жизнь свои задумки. Но мне Анатолий Иванович уже в декабре сказал, что я войду в тренерский штаб дубля в тандеме с Павлом Петровичем Роднёнком. И, конечно, мы оба будем помогать основной команде.

— Для вас лично это хороший вариант?

— Считаю, что на данном этапе — да. Пока я, можно сказать, вообще ничего не понимаю в тренерской работе, нужно многому научиться. Как в теоретическом, так и в практическом плане. Так что дубль для меня — первый шаг в новой карьере. Надеюсь, в карьере с неплохими перспективами.

ХОЧЕТСЯ ИМЕТЬ СВОЙ СТИЛЬ

— Учитывая то, какой вклад вы внесли в историю БАТЭ, «Гомеля», было желание после окончания карьеры остаться в одном из этих клубов?

— Возможно, и было. И если бы поступило соответствующее предложение, был бы и разговор. Но никто не звал, а навязываться не хочу. Хотя, когда с 2013 по 2015 годы выступал за «Гомель», были определённые разговоры. Тогдашний директор клуба Евгений Поболовец высказал желание, чтобы Геннадий Близнюк, немало отыгравший за команду, когда-то её возглавил. Кто знает, может, когда-нибудь я там и окажусь. Но пока «Гомель» тренируют заслуженные люди, которые в своё время хорошо там выступали, вносили свой вклад в гомельский футбол. Это и Алексей Меркулов, и Саша Кульчий. Хочется пожелать им удачи.

— Как к вам относятся молодые игроки «Энергетика-БГУ»: как к тренеру или как к футболисту, поигравшему в Лиге чемпионов, не раз становившемуся чемпионом страны?

— Разные моменты бывают. Допустим, когда в раздевалке объясняю тренировочный процесс, парни слушают меня как наставника. А вот когда некоторые упражнения объясняю на поле, показываю, что и как нужно сделать, демонстрирую неплохое исполнение (пару раз отправлял мяч за шиворот вратарю), ребята видят во мне футболиста, игрока, который что-то выигрывал и где-то поиграл. А так, если честно, отношения в команде отличные, все молодцы. Интеллигентные, воспитанные, чувствуют разницу между игроком и тренером, как нужно общаться и вести себя. Иногда мне приходится быть жёстким, иногда — мягким. Но парни всё понимают и субординацию соблюдают.

— Вы поиграли под руководством многих тренеров, от каждого брали что-то своё. Сейчас черты какого из своих наставников замечаете в себе?

— Не задумывался об этом. Пока никого не копирую. Ведь сам не знаю, какой из меня получится тренер. Впрочем, мне лично хочется иметь свой стиль, почерк, ни под кого не подстраиваться. Да, понятно, что мы сейчас работаем в шаг с основной командой, чтобы переход зарекомендовавшего себя молодого футболиста прошёл безболезненно, чтобы он сразу понимал все принципы и предъявляемые требования. Перед тренерским штабом не стоит задачи выиграть первенство дублёров. Главное — это подготовить трёх-четырёх игроков, которые в дальнейшем будут помогать основной команде в осуществлении каких-то целей.

— Больше работаете с нападающими?

— Да, занимаюсь с группой атаки. В нашем штабе есть Коля Бранфилов и Миша Еремчук, за которыми закреплены свои обязанности. Я же в основном контролирую форвардов.

— И как вы смотрите на нынешних нападающих?

— Есть перспективные и очень даже неплохие молодые люди, которые при должной работе, подходе, усердных тренировках, с их данными, умением забивать и чувствовать голевую позицию вырастут в хороших нападающих.

— Такие слова говорятся каждый год о разных футболистах, но сколько лет уже прошло, а второго Геннадия Близнюка, а уж тем более связки Близнюк — Родионов, нет и близко. Почему?

— Была же и другая пара форвардов: Василюк — Стрипейкис. Хотя, впрочем, это другая история. А что касается нашей связки с Виталием, то действительно и не припомню, чтобы кто-то так же результативно играл. Почему? Тяжело найти объяснения. Чтобы появлялись такие связки, нужно очень много работать, в том числе индивидуально.

Кстати, к вашему вопросу. Недавно обсуждали с Анатолием Ивановичем, что сейчас можно встретить игроков, которые вроде бы на поле заметны, но вот конкретно в отборе или в завершении действуют плохо. Возникает вопрос, сколько раз в неделю тот или иной футболист работает над проблемным компонентом. Да, во время тренировок уделяется внимание данным моментам, но индивидуально ни с кем не работают. И вот когда в игре возникает соответствующая ситуация, футболист не знает, что ему делать, теряется. Чтобы быть хорошим бомбардиром, реализовывать хотя бы один шанс из двух, нужно над этим трудиться. А этого не делают, поэтому, наверное, и нет таких связок, которая была у нас с Родионовым. Когда мы с ним играли, понимали друг друга без слов, отдавали пасы не глядя. Но всё это — через тренировки, через долгую и кропотливую работу, спустя годы.

ПОСТОЯННО УЗНАЮ ЧТО-ТО НОВОЕ

— В тренерской работе какие ставите перед собой задачи и насколько далеко заглядываете?

— В далёкое будущее не смотрел, если честно. Просто для себя хочется понять, что это такое, готов ли я к тренерству, смогу ли тут трудиться и как быстро у меня получится перестроиться. А задачи? Естественно, быстрее адаптироваться в качестве наставника, получить необходимый багаж знаний, которым располагают в «Энергетике-БГУ», который может дать Анатолий Иванович. Честно говоря, за месяц работы я узнал очень много нового. Получается так, что, будучи футболистом, поиграв на каком-то уровне, толком ничего и не знал. Сейчас нужно учиться. Масса нюансов, которые интересны. Каждый день прихожу на работу и что-то новое впитываю. И появляется определённая уверенность в собственных силах. Если в первые дни проводил одно упражнение и думал о том, как сделать второе, то сейчас понимаю и вижу по играм, когда достаточно, когда нужно сделать паузу и переходить к другой фазе. Времени прошло немного, но определённые знания уже появились.

— Оглядываясь на свою карьеру, о чём вы жалеете?

— Наверное, о том, что в середине 2009 года ушёл из БАТЭ. Лучше бы вместо отъезда во «Франкфурт» поиграл бы несколько сезонов за борисовскую команду. Поднял бы себе немного планочку и уехал в более солидный клуб. Иногда прокручиваю именно этот момент. А о чём ещё жалею? В принципе, за свою карьеру выступал в коллективах приличного уровня, поиграл в России, Германии. Были, конечно, и свои нюансы, когда, например, в том же саратовском «Соколе» мы боролись за путёвку в премьер-лигу, но не хватило нескольких очков, а на следующий год клуб стал банкротом. В итоге из России я переехал в БАТЭ, с которым, будем откровенны, получился лучший этап карьеры. И, как уже сказал, возможно, стоило бы остаться в стане «жёлто-синих». Но захотел попробовать что-то новое… Что ж, сложилось как сложилось. Значит, это нужно было. А так, по большому счёту, жалеть не о чем.

— Есть что рассказать детям.

— В принципе, да.

— И в завершение хочу вспомнить о футбольной школе в Светлогорске, которую вы курируете. Легко ли будет совмещать этот вид деятельности с работой в минском клубе?

— В основном всеми вопросами занимается супруга, на мне только документация. Лишней работой меня никто не напрягает, супруга и с тренерами созванивается, обсуждает, что кому нужно, и другие какие-то вопросы решает. Если что-то необходимо от меня, то подключаюсь. Уверен, что в светлогорской футбольной школе всё в порядке. Мне же остаётся концентрироваться на своей тренерской карьере, учиться и работать.

1 052 просмотров