Роман ТИШКОВ: соперникам было не слаще

Не секрет, что пробиться на пьедестал в олимпийских дисциплинах намного сложнее. А в омниуме, состоящем из четырёх, пусть и групповых, гонок, но абсолютно разных по содержанию, тем более. Допустил одну ошибку — и уже не у дел. Белорусский велогонщик Роман ТИШКОВ на собственном примере убеждался в этом не однажды. В том числе и на финальном этапе Кубка мира в Гонконге, где лишь из-за тактического просчёта в темпо гонке ограничился  итоговым шестым местом.

Зато на предпоследнем турнире розыгрыша подопечный Юрия Юрченко, наконец-то, все пазлы сложил верно и завоевал «серебро». А благодаря  стабильному выступлению на всех стартах Роман также впервые в карьере замкнул тройку сильнейших и в общем зачёте мирового Кубка. О том, как далась спортсмену заключительная связка из двух этапов, наш сегодняшний с ним разговор.

И французский этап вспоминал

— На недавнем чемпионате страны вы держались в тени. Это не настораживало в преддверии предстоящих стартов мирового Кубка?

— Нет. Поскольку выступал на «Минск-Арене» с оглядкой на них, не в полную силу, чтобы раньше времени не выпустить пар. Можно сказать, ехал в удовольствие. Что касается индивидуальной гонки, то определил для себя такую тактику — вначале выхожу на определённую скорость и, если состояние позволяет, держу её до конца, а нет, как и случилось, — тогда  бросаю.

— Сами верите, что в Кембридже удалось пробить эту твёрдую стену?

— По крайней мере, неожиданностью медаль не стала. Ведь уже не раз был близок к пьедесталу, шёл в лидерах, но на последнем виде откатывался назад. И вот наконец-то смог удержаться на призовой позиции.

— Каким нашли трек в Новой Зеландии?

— Похожим на наш. Каких-то особенностей не увидел. Тягучий, более-менее скоростной.

— Перед непредсказуемым скрэтчем пришлось поломать голову, какую передачу поставить?

—  Нет. С ней быстро определился. Как и обычно, выбрал её с акцентом на финиш. И не ошибся. Гонка довольно спокойной оказалась, никто особо не дёргал. Только за километр до финиша начались разборки.

— Темпо гонка, напротив, получилась куда более весёлой?

— Да. В ней восемь человек смогли уехать на круг. На первой половине  я решил «отсидеться» в группе, а в середине атаковать. И моя тактика сработала. Мы уехали втроём с японцем и датчанином. Чтобы экономить силы, спринты выигрывали  по очереди. В итоге, пока влились в группу, у меня их набралось четыре. А вслед за нами контратаковали ещё пятеро спортсменов, ближе к финишу также замкнувшие кольцо. Четвёртое место меня вполне устроило.

— Гонка с выбыванием, несмотря на отсутствие сверхзвуковых моторов, получилась такой же быстрой, как и на первом этапе во Франции…

— Да, средняя скорость оказалась аналогичной — почти 53 км/ч. Пока не осталось 10 человек, я, как обычно, старался держаться впереди. А потом сместился в хвост и на промежуточных финишах старался обгонять одного-двух человек. На пятом месте думал, что меня отцепят. Сил, казалось, не осталось. Но соперникам, как выяснилось, тоже было несладко. В итоге продержался до последней дуэли. Как и всегда, гонка была полна неожиданностей. Многие, откровенно рискуя, пытались протиснуться в малейшую щель. Падений, правда, чудом, слава Богу, избежали. А на этапе в Канаде, где Евгений Королёк омниум ехал, три завала было. Некоторые даже по два раза в переделку угодили. И сильный грек Кристос Воликакис в итоге сошёл.

— Перед заключительной групповой гонкой вы шли вторым. Страх не появился, что не удержитесь в тройке?

— Опасения, конечно, были. Потому что прежде не раз упускал реальный шанс. И тот же французский этап, на котором с первого на седьмое место «съехал», вспоминал. Но постарался отогнать от себя плохие мысли, настроился на борьбу. И это сработало. В середине гонки почувствовал, что могу бороться, стал пробовать в отрыв уезжать, очки собирать. Кругов за 30 до финиша увидел, что по-прежнему иду вторым, потом даже в лидеры вырвался. В итоге уступил швейцарцу Имхоффу всего одно очко.

— Вас не удивило, что за всю гонку никто круг преимущества не нарисовал?

— Сейчас просто так никто никого не отпустит, все друг за другом  смотрят: пятое место — за четвёртым и шестым, шестое — за пятым и седьмым и т.д. по цепочке. Бывает, конечно, что кто-то, как испанец Барчелло, идёт ва-банк и уезжает, подловив группу в самый тяжёлый момент. Это его обычная тактика. Все это знают. А найти управу не могут. Уникум.

В поисках золотой середины

— Как расцените 9-е место в мэдисоне?

— Конечно, хочется большего. Мы разбирали эту гонку и пришли к выводу, что допустили немало технических ошибок. Прежде всего, это касается передачи смен. Да и поведения в группе тоже. Лучше всего держаться в её «голове», но не на первой позиции, ехать ровно, экономя силы, и ускоряться только на спринтах. А мы либо  в хвосте, либо впереди работаем. И никак не можем найти золотую середину. Из-за этого тратим много сил, которых не хватает на концовку.

— Чем это объясните?

— Наверное, теснотой на полотне, нередко и толкотнёй. И всё это на усталости происходит, на высоком пульсе. А нужно и подумать успеть, и подкрутить, и смену грамотно передать. Чтобы делать это на автомате, нужно много гонок проехать, мы же, можно сказать, только начали постигать азы. В отличие от соперников, на протяжении многих лет выступающих в популярных шестидневках, лишь пару раз попробовали себя в них.

И не думал опустить руки

— В Гонконге скрэтч выдался и вовсе самым быстрым в нынешнем кубковом розыгрыше?

— Да, он прошёл на невероятно высоких скоростях. И по другому, нежели в Кембридже, сценарию. Получился рваным. Было несколько атак с прицелом на отъезд. Мне удалось стать участником одной из них и замкнуть кольцо. Хотя передача стояла не совсем для этого подходящая.

— В темпо гонке это затем аукнулось?

— Нет, сил хватало. А тактику просчитать не удалось. Я прозевал результативную атаку. Там было несколько попыток уехать в отрыв. В некоторые я подсаживался, но их ликвидировали. А эту шестёрку неожиданно отпустили. Тут уж ничего не поделаешь.

— 14-е место в этом виде заметно осложнило ситуацию…

— Естественно. Но я и не думал опускать руки. Понимал, что могу бороться. Постарался настроиться и как можно лучше проехать гонку с выбыванием. Старался придерживаться той же тактики, что и в Новой Зеландии. Правда, на последних десяти кругах Мейер решил навязать свои условия игры. А мы с Томасом, Стюартом и греком Кристасом Воликакисом этим воспользовались. Там завал случился. Гонку остановили. А когда запустили заново, Кэмерон стал на первую позицию и работал без смен. Причём он держал такой темп, что сзади никто не мог выехать. А мы вчетвером контролировали его. За километр до финиша силы у Мейера иссякли. Мы остались втроём с французом и новозеландцем. Первого из них на следующем спринте мне удалось обыграть. А на последнем финише сильнее оказался Стюарт.

— На очковую гонку порох остался?

— Да. Но в ней, опять же, всё решал Мейер, к которому регулярно подключались Стюарт и также находящийся в хорошей форме датчанин Никлас Ларсен. Мне уехать на круг не удалось, хотя пытался это сделать, но не пускали, понимая, что в таком случае кого-то выбью из тройки. В итоге один спринт выиграл и на другом отметился вторым. Этого хватило для сохранения шестого места.

529 просмотров