Дмитрий НИКУЛЕНКОВ: это были лучшие годы

«Если бы минское «Динамо» не развалилось — ни за что бы не перешёл в другой клуб», — не устаёт повторять мой собеседник. Пожалуй, уникальный случай: разыгрывающий Дмитрий НИКУЛЕНКОВ исполнял обязанности капитана в каждой из трёх главных команд чемпионата Беларуси —  «Динамо», БГК и теперь в СКА. А ведь недавно исполнилось ровно пять лет с момента ухода в небытие некогда гегемона белорусского гандбола. Чем не повод для интервью?

— Вы поиграли в каждой из белорусских команд-антагонистов. В футболе за подобные переходы болельщики бы уже давно «растерзали». В гандболе такого нет, по крайней мере в Беларуси…

— Слышал разные мнения на этот счёт. Я ведь выступал и в «Аркатроне», который в сезоне-2002/03 в борьбе с БГК выиграл титул чемпиона страны. Думаю, у нас попросту нет фанатского движения, которое бы ревностно относилось к переходам игроков в стан соперников. Но главное — в каждой команде у меня была не последняя роль. Всегда старался помогать и приносить пользу коллективу на площадке и вне её пределов. Думаю, потому и заслужил уважение болельщиков.

— В какой из команд исполнять функции капитана было сложнее всего?

— Сто процентов — в БГК. В Бресте вообще тяжело — постоянно ощущается давление со стороны руководства на команду. Это объяснимо, ведь клуб борется в Лиге чемпионов, перед ним стоят большие задачи. Впрочем, в своё время минское «Динамо» выступало в ЛЧ, при этом у нас были отличные взаимоотношения с руководством. В Бресте, честно, я подобного не заметил. Руководство держится обособленно, тренер и игроки сами по себе. Мне кажется, это неправильно.

— Прошло ровно пять лет, как развалилось минское «Динамо». Вспоминаете то время?

— Конечно. У нас сохранились очень хорошие отношения со многими игроками: это Паша Атьман, Сергей Онуфриенко, Сергей Шилович, Денис Рутенко, Ваня Бровко и Макс Бабичев… Боюсь кого-то забыть и не назвать, но одно скажу точно: это были супервремена! Не только я вспоминаю те годы. Все эти ребята, как и болельщики, с ностальгией говорят о минском «Динамо». Думаю, если бы клуб не развалился, вряд ли кто-либо ушёл оттуда.

— Почему это было лучшее время?

— Как уже говорил, взаимоотношение руководства и коллектива, фанатское движение — всё реально сближало людей. Как бы громко ни звучало, но «Динамо» было сродни семье. В этой команде исполнять функции капитана было легко. Я мог положиться на любого человека, как и он на меня. Возможно, секрет в том, что это были наши лучшие годы.

— Сергей Бебешко создал семью в «Динамо». Удалось ли ему нечто подобное в БГК?

— Сергей Васильевич очень этого хотел. В БГК пришло много экс-динамовцев, и всё же коллективы разнились. Главный минус  — в Бресте каждый занимается своим делом, там нет единства. Мне кажется, так, как было в «Динамо», Бебешко уже не смог сделать. Но он старался.

— Помню, как пару лет назад БГК перед матчем со СКА приехал в Минск и проводил тренировки в спорткомплексе на Даумана. Каково было экс-динамовцам под руководством Сергея Бебешко заходить в зал «Динамо»?

— Ностальгия пробирала. Там же ещё эмблемы клуба на стенах висели! Посмеялись от души. Бывало, с Бебешко вспоминали о прошлом. Сергею Васильевичу нравились времена «Динамо». Конечно, руководство клуба сделало большую ошибку, сменив вектор развития в сторону приглашения балканских легионеров. А ведь на этот шаг пошли от безысходности. Не так много было в Беларуси молодых игроков, способных укрепить команду для борьбы в Лиге чемпионов. Разговаривал на эту тему с Андреем Паращенко и Михаилом Маевским. Они в один голос признают: сделали ошибку, когда сменили Бебешко на Денича, а также более половины состава команды. Это было уже совсем другое «Динамо».

— Вы сказали о том, что если бы не распалось «Динамо», то никуда бы не ушли…

— Так и есть. Никакие бы финансовые условия не смогли переманить меня в другой клуб. И это не только моё мнение. Но с приходом Бориса Денича всё стало по-другому.

— Как говорил в интервью «СП» Иван Бровко: «С приходом большого количества легионеров семья развалилась…»

— Мы привыкли к тому, что готовы биться друг за друга. Даже когда возникали финансовые трудности и нам не платили зарплату по четыре-пять месяцев, всё равно выкладывались на каждой тренировке и в каждом матче. У Бориса Денича своё видение гандбола. Помню, как под его началом нам задержали зарплату на пару дней. Несколько легионеров присели на лавку и сказали: не будем тренироваться. Для себя не мог найти объяснение, почему они так себя повели. Может быть, это правильно. Но нам тогда подобное показалось диким. Возможно, всё дело в менталитете. Если мы начинаем что-то делать, то выполняет работу до конца. Легионеры были сами по себе. Мне была непонятна привычка балканцев — постоянные посиделки на кофе. При этом Денич всегда придерживался «своих». Конфликтных ситуаций возникало много. Наверное, за эти полгода их было больше, чем за пять лет существования «Динамо».

— Клуб распался буквально за три дня. Всё происходило стремительно?

— Даже игроки ничего не знали. Сегодня говорят, что всё хорошо и «Динамо» не пропадёт, а уже на следующий день по дороге домой с утренней тренировки мне звонят и просят приехать в офис. Зная Маевского, Паращенко и Бородича, не верю, что они без борьбы отдали клуб. Но всё действительно развивалось стремительно. Всем пришлось оперативно решать вопросы по трудоустройству. Разгар сезона — как быть дальше? У меня был на руках факс с предложением от «Мотора» на следующий сезон, но где провести ближайшие полгода? И здесь оперативно подключился БГК. Тогда-то мы с Денисом Рутенко и Максимом Бабичевым решились на переезд в Брест. Честно скажу: было очень тяжело. Первый день в новом клубе — сродни катастрофе. Когда мы зашли в зал, казалось, что все на нас косо смотрят. Но ничего, прижились. Однако полностью своими так и не стали. И это больно. С болельщиками никаких проблем не возникало, нас всегда тепло встречали. Но в БГК напряжение постоянно ощущалось. Клуб белорусский, а складывается такое ощущение, что в Бресте существует разделение — на белорусов и брестских. Постоянно отмечают — наш, брестский. Никак не могу понять этого разграничения.

— Только с приходом в БГК экс-динамовцев — Никуленкова, Бабичева, Рутенко и Шиловича — у команды результаты пошли в гору. Но никто об этом не вспоминает…

— Знаете, за четыре года выступления в Бресте я понял, что в клубе существует какое-то табу на «Динамо». В первый раз столкнулся с ситуацией, что ни на местном телевидении, ни в интервью нельзя было вспоминать про столичную команду. Стояла чёткая установка руководства: «О «Динамо» не говорить». Я всё никак не мог понять — почему?! Считаю, что если бы клуб продолжил существовать, это был бы только плюс и для БГК, и для всего белорусского гандбола. Сразу бы увеличилась конкуренция и повысился интерес к первенству. Испытывал неописуемые чувства, когда меня просили не говорить о «Динамо». Это было странно.

— С Маевским и Паращенко видитесь?

— Всегда тепло общаемся, это очень хорошие люди. Знаете, всё познаётся в сравнении. За двадцать лет спортивной карьеры могу сказать, что не променял бы их на других руководителей. Нам всем в «Динамо» было комфортно и хорошо, все бились друг за друга, а главное — команда давала результат.

— В 2017 году в России создали московский клуб «Спартак», собрав там опытных игроков. Если бы Маевский и Паращенко пришли к вам и сказали: «Дима, собираем всех наших и возрождаем «Динамо», — согласились бы?

—  Уже поздно, но согласился бы. (Смеётся.) Думаю, через год-два команде можно будет помочь уже как-нибудь по-другому.

— В воскресенье матч СКА с БГК, который в турнирной таблице интриги не несёт. Дело принципа?

— Прекрасно знаю ситуацию в Бресте — там нельзя проигрывать в чемпионате Беларуси. Уверен, «мешковцы» будут бороться на сто процентов. Понятно, в нынешнем сезоне СКА  проиграл «золото». Но у нас много молодых ребят, которым есть что доказывать. Скоро парни раскроются — они уже это делают. В августе я с квадратными глазами смотрел на молодёжь на тренировках. Сейчас на площадке всё выглядит намного красивее. В этом году нас накрыла череда неудач. Мы готовились к сезону одним составом, вроде нашли свою игру, но потеряли Донцова и Рудя. Ещё и травма Мороза. После отъезд Хадкевича, болезнь и перелом руки у  Алёхина. Колю вообще жалко — только наберёт хорошую форму, с ним случается какая-то напасть. Но чёрная полоса пройдёт. Считаю, в гандболе Алёхина ждёт хорошее будущее.

— Ранее вы говорили, что снимаете шляпу перед Игорем Папругой за работу с молодёжью…

— И ещё раз могу это повторить. Только играя в СКА увидел, какой объём работы проделывает Игорь Николаевич на тренировках. Честно, выступая в других командах, даже не представлял этого. Мне казалось, поставь молодого игрока и скажи ему, что делать на площадке, он выполнит. Но на деле всё далеко не так. Как же это тяжело — работать с парнями, которым по 18-20 лет! Просто немыслимо.

— Вы с Сергеем Шиловичем получаете в БГУФК тренерскую специальность. И это  насмотревшись на мучения Игоря Папруги…

— Теперь я всё меньше и меньше хочу быть тренером. (Смеётся.) Я даже пару раз Папруге говорил: «Игорь Николаевич, я, наверное, уже передумал». На самом деле, мне это нравится.  Вообще, гандбол — это моя жизнь.

— Планы на следующий сезон уже наметили?

— Да, поговорили на эту тему с Андреем Викторовичем Крайновым — остаюсь в СКА. Хочется сыграть в Кубке ЕГФ. Мне этого не хватало. Порой Лигу чемпионов смотрю со слезами на глазах — как же хочется играть там! Но я выбрал свой путь.

ФОТО: relax.by, sport.tut.by, bgk-meshkova.com

2 087 просмотров