Никто не вечен под луной и на огневом рубеже

Биатлонный сезон-2018/19, финишировавший в минувшее воскресенье, безусловно, оставил после себя яркое послевкусие. Но сейчас, разумеется, необходимо разобраться в тех ощущениях, что будут будоражить болельщиков вплоть до последней недели ноября, когда в шведском Эстерсунде вновь закружится карусель Кубка мира. Приступим!

Мартен ФУРКАД обещал вернуться

 

Чувство неловкости

Оно связано с тем, что второй год подряд главные старты сезона – Белые игры-2018 в южнокорейском Пьенчане и чемпионат мира-2019 в Эстерсунде — прошли в погодных условиях, которые поощряли сенсации и даже нелепости. Причём это ещё мягко сказано.

Сразу возникает вопрос: оправданно ли то, что право провести «центровые» соревнования раз за разом получают те места, что априори таят в себе множество метеорологических ловушек, а то и вовсе не особенно пригодны для развития зимних видов спорта, да и не пользуются популярностью у местного населения?

Причём, как ни удивительно, даже в данном контексте речь идёт не только о Пьенчане, но и об Эстерсунде, аборигенам которых, между нами говоря, фиолетов и биатлон, и всё, что с ним связано. Трибуны в большинство дней чемпионата мира так и не заполнялись, а кабы не туристы, то было бы просто пусто-пусто, в варианте «шаром покати».

Конечно, спорить на эту тему можно бесконечно. Если с Южной Кореей всё ясно стало ещё во время Игр, и МОК по горячим следам Олимпиады в Стране утренней свежести дал понять, что прекращает порочную практику «лишь бы денег дали», возвращаясь на стезю устоявшихся традиций в зимних видах спорта, то с Эстерсундом всё сложнее. Да, там ужасная роза ветров, способная заставить внезапно поседеть любого образцового снайпера, но Швеция – биатлонная страна, чья состоятельность не вызывает сомнений. А ведь именно Эстерсунд является основным центром подготовки «Тре крунур». И следует помнить, что аналогичным образом могут в будущем нападать и на белорусские Раубичи, где тоже не бывает так, чтобы не дуло и слева, и справа.

Резюме. Во-первых, чем меньше биатлон будет путешествовать в страны и на стадионы, где его не очень-то ждут, ибо совсем не понимают, – тем лучше. Во-вторых, боссы IBU всё-таки должны заранее проводить мониторинг метеорологического фактора, не допуская, чтобы два кряду сезона на главных стартах преобладало значение его величества случая.

Бренная слава земная

Если вы хоть немного философ, то Мартен Фуркад, провалившийся и в сезоне вообще, и на чемпионате мира в частности, всё равно является центральной фигурой ваших болельщицких рассуждений. Потому как его пример – другим наука, а заодно наглядная иллюстрация темы бренности «славы земной».

Ещё вчера превосходство Мартена было столь безусловным, что перефразирование знаменитого футбольного афоризма Гари Линекера о доминировании в «игре номер раз» немцев не составляло труда: в любой гонке может стартовать любое число гонщиков, но победит всё равно Фуркад.

Разумеется, иногда он мог отдать несколько золотых медалей, как это случилось год назад в Пьенчане. Однако общего впечатления о процветании Мартена эти «крошки с барского стола», просыпанные французом, поколебать не могли.

Однако что мы имели в только что завершившемся сезоне? Разве, наблюдая за потерянными, вялыми отталкиваниями Фуркада и его неточной, неряшливой стрельбой, вы можете поверить в то, что было ещё вчера? Я – нет. Сказки какие-то.

Какой Фуркад, какой Терминатор? И если в начале сезона, когда Мартен, кстати, ещё трепыхался и даже выиграл несколько гонок, не верилось, что это с ним навсегда, то ныне уже мало надежд на его возрождение. Пусть даже француз вернёт прежних наставников и старую систему подготовки, которая ему, видите ли, приелась. Или всё же птица феникс получит брата? Если в это верите, то вы скорее романтик, чем философ.

И, кстати, о братьях. Фуркад-старший, Симон, завершил спортивную карьеру. А сам Мартен, который клятвенно бил себя в грудь, что будет концентрироваться на биатлоне, на днях отметился в парижском музее «Гревен», где презентовали его восковую фигуру.

— С большим удовольствием принял участие в проекте, — признался Фуркад. — Когда ты видишь копию себя, это нечто. Забавно смотреть себе в глаза и при этом понимать, что ты не глядишь в зеркало. От этого немного тревожно, но и замечательно одновременно.

Так вот, Мартен. Видеть копию великого Фуркада совсем не забавно. И ничего замечательного. Одна лишь тревога. И, возможно, напрасно после прошлогодних медалей на Олимпиаде и триумфа в Кубке мира у тебя не появилось ощущения, что следующий сезон будет уже лишним. Но кто знает, возможно, Мартен и совершит чудо, которое обещает уже сегодня: «Сегодня я хочу отдохнуть. Потом приступлю к тренировкам с желанием вернуться на свой уровень и снова составить конкуренцию Йоханнесу Бё».

Что будет с эстафетами?

Вопрос, конечно, немного притянут за уши. В принципе, в том же Эстерсунде на чемпионате мира не случилось ничего сверхъестественного, что низвергло бы эстафеты с пьедестала королевского вида соревновательной программы. Хотя удар по их статусу и имиджу таки не нанесён.

Итак, итальянка Вирер. О её непростых отношениях ещё с одним лидером «Скуадры адзурры» Витоцци давно ходили самые пикантные слухи. И вот на чемпионате мира, сославшись на боли в животе, Вирер отказалась от участия в женской эстафете, что привело к краху итальянских амбиций на ключевом третьем этапе. Зато Вирер уже на следующий день выиграла «золото» в массовом старте, и тем же Кривко и Алимбековой, маявшимся с пищевым отравлением, оставалось только завидовать итальянке: нам бы твои боли, Доротея!

Доротея ВИРЕР стала обладательницей Большого хрустального глобуса

 

И ведь смотрите. Небеса нормально восприняли фортель итальянки: спортивные боги не пометили Вирер как отъявленную шельму. Она и чемпионкой мира стала, и Большой хрустальный глобус пополнил спустя неделю её персональную коллекцию призов, несмотря на очень посредственное выступление в трёх гонках Холменколлена. Но Витоцци в Норвегии соревновалась вообще ужаснее ужаса.

Зато россиянин Гараничев в Эстерсунде на шармачка не проскочил. Возможно, потому, что действовал не хитро, а прямолинейно. Личный наставник Евгения, Кугаевский, в страшном раздрае с коллегами из сборной и боссами СБР, и Гараничев не стал лицемерить, ссылаясь на болезнь. Прямо заявил об отказе стартовать в эстафете. После трёх огневых рубежей в массовом старте он был главным претендентом на «золото». Но тут случились четыре промаха на заключительной «стойке», и Гараничев улетел во второй десяток.

Однако важнее сам факт зарождения очень нездоровой тенденции. Да, биатлон индивидуальный вид спорта, и каждый атлет должен проповедовать идеи здорового эгоизма. Но ведь так было и раньше! А разве можно представить, чтобы Александр Тихонов отказался от участия в эстафете? Или нынешние времена. Сколько могла бы сэкономить сил Домрачева, выступай она в эстафетах хотя бы через раз? Уйму! Но Дарья не мыслила об этом.

И правильно. Потому как эгоизм эгоизмом, но профессиональный спорт не производит ничего материального. Только эмоции. А если их не производить, то и никакого спорта не будет. Нельзя пренебрегать эстафетами, ни в коем случае нельзя!

Кстати, по итогам чемпионата мира больше всего боссов IBU обрадовало, что, похоже, им удалось утвердить новый вид соревновательной программы – сингл-микст. Тот, что развлекает болельщиков мельканием биатлонистов на стрельбище, между тем сохраняя дух настоящего, а не пародийного состязания. Значит, сингл-микст – всерьёз и надолго?

Скорее да, чем нет. Очень многое говорит в пользу цветущей перспективы сингл-микста и реализации его олимпийских притязаний. Другое дело, что гонка в Эстерсунде вдребезги разбила прежние представления о том, для кого более всего подходит «биатлонная карусель».

Ранее существовало устоявшееся мнение: в сингл-миксте главное – стрельба, точная, а ещё лучше и быстрая, так как проиграть много ногами на коротком круге нельзя. Исходя из этого соображения, сформировался, допустим, российский тандем Павлова – Елисеев. Но в Эстерсунде очень быстро выяснилось: как только сингл-микст стал центром притяжения для самых быстрых стреляющих лыжников, так сразу представление о нём претерпело коррекцию. Тот же Бё-младший трижды промахнулся на первой «стойке», но норвежцы всё равно финишировали первыми. Так что при высочайшей конкуренции сингл-микст не будет отдушиной для снайперов, которые ещё обычно и не очень-то скорострельны.

Уйдёт ли Кузьмина?

Сомневаюсь. В её честь, конечно, открывали шампанское в Холменколлене, но я бы не придавал этому такого уж большого значения. Выпив за уход из большого спорта, вскоре можно открыть новые бутылки, чтобы отметить возвращение.

Причину же сомнений подарила сама Анастасия, заявившая следующее: «Думаем над вариантом, что в следующем сезоне я буду бегать эстафеты. В сборной Словакии нет четвёртого человека». Странно, да? Каждый ведь понимает простое обстоятельство. В неподготовленном состоянии на эстафету всё равно заявляться глупо, особенно звезде такого уровня. А если готовишься, как раньше, то зачем игнорировать личные гонки? В общем, не допускаю, что Даниэль Кузьмин – муж и очень умный, жёсткий переговорщик — «крутит хвост» спонсорам и боссам словацкой федерации биатлона.

Но если Анастасия таки уйдёт из профессионального спорта, то буду испытывать сожаление. Да, есть нюансы и не очень приятные. Например, состояние кожи лица биатлонистки, что многими трактуется превратно. Однако! С ней приятно общаться. А уж на олимпийских пресс-конференциях в Пьенчане Кузьмина вовсе произвела фурор. Я помню округлившиеся от удивления глаза серебряной медалистки Домрачевой, когда она услышала, как Анастасия, опередившая её в массовом старте, «жарит» по-словацки. Для своих – на своём!

Кстати, в традиционном подвешенном состоянии находится сегодня немка Дальмайер. Лаура завела привычную пластинку: «Мне нужно взвесить, что для меня важнее, прислушаться к собственному телу. Если я продолжу получать удовольствие от биатлона, конечно, останусь и продолжу стремиться к победам. А если нет – ничего не поделаешь». Недоброжелатели Дальмайер трактуют это заявление на свой лад: если вернёте мне статус терапевтического исключения – остаюсь, а если нет – бегайте сами.

1 005 просмотров