Дмитрий ПОЛЯРУШ: меня называют послом мира

 

Как же быстро летит время! Кажется, ещё вчера мы болели за него. Но с тех пор, как шестикратный чемпион мира и семикратный —  Европы по прыжкам на батуте Дмитрий ПОЛЯРУШ завершил карьеру, минуло уже 13 лет. Сегодня он не только судья международной категории, но и влиятельное лицо в Международной федерации гимнастики (FIG) – заместитель председателя технического комитета по прыжкам на батуте. Поэтому именно его мы и попросили по окончании недавнего этапа Кубка мира в Минске оценить старания хозяев.

 

Фото Владимир Иванов

 

—  Турнир прошёл замечательно. Всем участникам очень понравились и основной, и разминочный залы, размещение, питание. Всё было на самом высоком уровне. Даже температура воздуха на арене оказалась оптимальной и свет мягким. Оборудование стояло хорошее.

—  И всё же, поскольку соревнования были тестовыми ко II Европейским играм, на что посоветуете организаторам при подготовке к ним обратить особое внимание?

—  Разве только на какие-то мелочи. Те же распечатки результатов хотелось бы получать быстрее. Что же касается сбоев в компьютерном оборудовании (порой не срабатывала система Time of flight или Horizontal displacement), то, во-первых, они были незначительными, ни на что не влиявшими, во-вторых, белорусская сторона за них не отвечала. А вот чему хозяевам желательно уделить больше внимания, так это рекламе турнира батутистов. Зрителей на этапе было маловато. Понимаю, что «Минск-Арена» намного больше, чем Дворец спорта, который два года назад во время таких же стартов был забит до отказа. Но он и расположен удобнее – в центре города, люди, проходя мимо, могли заглянуть, а тут нужно было ехать специально. Вместе с тем и растяжек было маловато: видел лишь пару штук в центре города и одну на Дворце спорта. Была ли реклама стартов по телевидению и радио, не знаю – слышал только анонс велопробега.

—  Когда вы сами тренировались, могли представить, что в Беларуси батутисты будут выступать на такой арене?

—  Всегда надеялся на это.

—  Уже и в Витебске батутисты обзавелись шикарной базой…

—  Рад за них. Наслышан о тамошнем великолепии. К сожалению, пока видел новый дворец только на фотографиях. Хотел вырваться во время этого приезда в Беларусь, но не успел. Мы в своё время таких условий не имели – скитались по разным залам, прыгали во Дворце пионеров, где я с трёх качей доставал до потолка. Потом с гимнастами тренировались. И вот наконец-то для батутистов построили классный дворец. Здорово! Мечты сбываются.

—  В связи с этим мысли о возвращении в Витебск не допускаете? Или вы уже больше американец?

—  Во-первых, сколько живу в США, никогда от белорусов не отдалялся, напротив, постоянно с ними на связи и, чем могу, помогаю. Моё место жительства здесь не имеет особого значения. Мне  даже кажется, что больше могу сделать для земляков, находясь за пределами страны. Потому что национальная команда сейчас очень сильная, тренерский коллектив работает слаженно и эффективно. В таких случаях лучше не мешать.

—  Вы сами судейством и работой в FIG вроде не ограничиваетесь?

—  Да, работаю в одном из клубов в штате Луизиана. Ещё будучи спортсменом, я сам здесь тренировался и готовился к Олимпийским играм. Теперь готовлю ребят, причём разного возраста.

—  А есть среди них таланты, способные пробиться на главные старты четырёхлетия?

—  Мои воспитанники уже на четырёх Олимпиадах выступали. И в 2012-м Саванна Винсент соперничала с Таней Петреней и заняла шестое место. Остальные в финалы не попадали. Сейчас в Минске у меня три человека выступало. Сын известного гимнаста Алексей Шостак занял 17-е место, и в синхронных прыжках они с Джеффри Глукстейном стали четвёртыми. В индивидуальных прыжках Алексей допустил погрешности, стоившие ему четыре-пять мест.

—  В Беларуси тренеры всё чаще жалуются на то, что дети отдают предпочтение компьютерам и телефонам, а не спорту. В Америке есть такая проблема?

—  Конечно. Но там и спортивные приоритеты другие. К таковым относятся футбол, бейсбол, теннис, гольф. Там каждый мальчик видит себя футболистом, а девочки рвутся в чирлидинг. И само отношение к спорту отличается. В Беларуси дети хотят чего-то добиться, кем-то стать, а в Америке тренируются ради удовольствия, которое в любой момент может закончиться. В любом случае большинство из них бросают тренировки в 17 лет, поступив в колледж, потому что это их будущее. Совмещать же учёбу и спорт, если твой вид, к каковым относится и батут, не входит в студенческую программу, почти невозможно. Единственное — студенты сами составляют расписание занятий и, если хотят чего-то добиться в спорте, могут планировать  по две пары в день или неделю, но тогда и учиться лет 10.

—  Свою карьеру вспоминаете? Как правило, какой турнир?

—  Она остаётся частью меня. Ни с чем не сравнимы, естественно, Олимпиады. А ещё запомнилась Спартакиада народов СССР 1986 года. На ней сначала показали, будто я стал четвёртым, затем оценки пересчитали. Та «бронза» мне очень дорога.

—  А Олимпиады, ради которых возвращались в спорт, по-прежнему остаются ноющей занозой?

—  Безусловно, это травма. Сейчас, конечно, уже боль утихла. Но особенно после Игр в Сиднее  был близок к депрессии. Тем более считался тогда фаворитом. И ехал только за «золотом», не допуская мысли о других местах. За это, наверное, и был наказан. Долгое время потом даже разговаривать на эту тему не хотел. Конечно, жаль, что так получилось. Ведь огромный кусок жизни посвятил прыжкам на батуте, всего себя отдавал им. И хотелось покорить главную вершину. Но не всегда бывает так, как ты хочешь. К сожалению, это случилось и со мной.

—  А кто из нынешних батутистов вам особенно импонирует?

—  Очень нравится техническое исполнение и уверенность Влада Гончарова и россиянина Дмитрия Ушакова, а у женщин даже не знаю, кого выделить. На данный момент у них нет такого яркого лидера, каким ещё пару лет назад была китаянка Ли Дан.  Вот её стиль и комбинации нравились.

—  А каково это – судить своих учеников на соревнованиях?

—  Очень непросто. Мир батута вообще небольшой. Хочешь или нет, а ты связан практически со всеми: кого-то тренировал, кому-то где-то помогал, с кем-то общался. Поэтому переживаешь за всех.

—  С соблазном «набросить» кому-то оценку приходится бороться?

—  Безусловно. Кто-то мне, и как судье, и как человеку, нравится больше, кто-то – меньше. Поэтому и волнуешься за них по-разному. Но при этом стараюсь быть объективным. Не зря меня, наверное, называют послом мира. Я всегда считал, что, побеждать должен действительно сильнейший, независимо от того, мой он ученик или чей-то другой. Никогда никому не желал ошибок и поражений, а всегда хотел, чтобы каждый спортсмен показал свой максимум и добился поставленных целей. Даже когда сам побеждал, получал двойное удовольствие, если и соперники выступали в свою силу. В случае же падений сильных конкурентов расстраивался и за них, и за себя, потому что выиграл, что называется, лёгкой кровью – отчасти за счёт их ошибки.

—  В Беларуси вы проводите свой турнир…

—  Да, «Славянские игры» с периодичностью раз в два года. Но поскольку нынче календарь насыщен ответственными стартами – и квалификационный на Олимпиаду этап Кубка мира прошёл, и Европейские игры в июне состоятся, решили нынче мои соревнования не проводить, перенести их на сентябрь 2020 года.  Это довольно крупный и престижный турнир. В 2017-м он собрал спортсменов из 20 стран. То есть по своему уровню почти не отличался от кубковых этапов. И при этом он даёт возможность не только элите, но и юношам, юниорам себя показать.

 

556 просмотров