Василий КИРИЕНКО: главное – быть полезным

Ещё зимой из-за возникших проблем с сердцем Василий КИРИЕНКО не исключал, что может завершить карьеру. Благо, вылечился, успел набрать оптимальную форму и на II Европейских играх стал главным героем обеих шоссейных гонок.

Хотя в групповой и ограничился 15-м местом, именно он на последних двух кругах увёз отрыв, в итоге и разыгравший награды. А в индивидуальной «разделке» затем уверенно защитил чемпионский титул, добытый на дебютном мультиспортивном форуме в Баку. Делясь затем впечатлениями, речичанин отметил:

— Самое важное в этом виде  – проехать как можно быстрее. Случается, что даже не сильнейший побеждает, а быстрейший. Тот, кто грамотно срежет повороты и таким образом сделает дистанцию чуть короче. А за этим нужно следить, как и за направлением ветра. С опытом я уже лицом чувствую, откуда он дует. И благодаря этому прижимаюсь к какой-то конкретной стороне, используя для защиты растения, здания и т.д. А главная тактика заключалась в равномерной езде. Я постарался вначале не превысить свои способности. Потом волей-неволей вышел на максимальный ритм. Из-за того, что соперники опередили меня на первой отметке, не переживал. Понимал, что показал пусть не эксклюзивный, но довольно высокий результат, который этим парням будет сложно превзойти. Уже на второй отметке это и подтвердилось.

— Какой нашли трассу для «разделки»?

— Технически она была не сложная – довольно академичная, с небольшим перепадом высот, не самыми коварными поворотами. Но… Поскольку соревнования проводились в городе, отдельные повороты совпадали с перекрёстками, во время остановок на которых машины порой теряли масло. И это важно было учитывать, ведь на внешне сухом асфальте гонщик мог запросто упасть. Кроме того, были участки с колеёй. На повороте в районе Немиги приходилось притормаживать и входить чуть ниже, чтобы не улететь в отбойник. Если в групповой гонке я успевал заметить болельщиков, переживавших за конкретных спортсменов, то индивидуальную ехал в своей закрытой капсуле, слыша только рацию. Моя семья тоже болела, но я не видел её. Всё внимание было приковано к дороге. Где-то старался выбрать получше асфальт, чтобы неровности не выбивали из ритма и не снижали скорость. Нужно было бороться до последнего за каждый сантиметр. Ведь случалось, на чемпионате мира на 50 километрах я проигрывал семь секунд после того, как вёз на предыдущей отсечке 20. В этой борьбе через «не могу» ты можешь неэстетично выглядеть. Но вся фишка в том, что иначе тебе подиума наверняка не видать.

— То, что гонка проводилась за два дня до 38-го дня рождения, придавало мотивации?

— Я не думал об этом. Но победа стала, конечно, в первую очередь подарком  семье, моим детям. Они увидели мою работу. И затем в центре Минска поднялись вместе папой на подиум. Кто ещё из Речицы может этим похвастать?! У них останутся фотографии на память. Они смогут, надеюсь, гордиться отцом.

— Накануне на французской многодневке «Критериум Дофине» в аналогичной индивидуальной «разделке» вы показали совсем невзрачный результат. Это как-то связано с тем, что на просмотре трассы упал и получил сразу несколько переломов капитан вашей команды Фрум?

— Нет. О случившемся с Крисом я узнал после гонки. Когда первые спортсмены проехали, мы отправились в отель. И, просматривая новости, я увидел сообщение о Фруме, которому должен был помочь выиграть общий зачёт. В командном автобусе об этом на удивление никто не говорил. Но в тот день, скажу честно, я и не готов был показать высокий результат. Мог «упереться», выложиться, но не имел состояния, позволявшего развить высокую скорость.  Потому что в предыдущие дни, что в телевизионную картинку не попало, пришлось пахать, как лошади.  До финиша мы со Станнардом «догребали» на погашенных фарах. Поэтому в «разделке» старался просто вложиться в лимит. Ехать её в таком ритме было неприятно. Потому что привык в этой гонке бороться. А здесь она показалась бесконечной. С другой стороны, в команде понимают, что выложился на предыдущем этапе и должен так же отработать на следующем. Ну занял бы я 15-е место. Кому оно интересно? То есть нужно вести себя правильно. А проезжая место, где упал Фрум, кстати, и заметив «скорую», я ещё удивился, что на обычной прямой в жилом квартале кто-то упал. Потом оказалось, это был Крис.

— В нынешнем сезоне у вас много происшествий с капитанами: сначала Берналь не поехал на «Джиро», но его неплохо подстраховал Сиваков, теперь Фрум не сможет выступить на «Туре». Как вы воспринимаете это и то, что показывает молодёжь?

— В последнее время я стал больше переживать за свою команду. Это действительно отличный коллектив, и это классные условия для работы. Мне бы хотелось закончить карьеру именно в Ineos. А чтобы в ней остаться, нужно быть полезным. Пока вроде удаётся. Несмотря на то, что поздно начал сезон, я был полезен почти во всех гонках, которые ехал. Даже где-то отстав, непроизвольно помог нашему спринтеру переложиться вперёд, после чего он этап выиграл и в общем зачёте стал вторым. Что касается молодёжи, то она к нам всегда приходит очень сильная – чемпионы мира, победители самых престижных андеровских гонок. Это команда, в которую люди мечтают попасть. И, естественно, в неё берут только лучших. Я горжусь тем, что гоняюсь с такими ребятами. И они ко мне, как к чемпиону мира, с уважением относятся.

А происходящее с капитанами объясню тем, что люди порой переоценивают свои  возможности. Я уже возрастной спортсмен. И более трезво оцениваю обстановку – где-то даже перестраховываюсь, что может не лучшим образом повлиять на результат. Ведь если хочешь выиграть, нужно рисковать. Потому что зачастую стартует несколько спортсменов, одинаковых по силам, и выигрывает тот, кто больше рискнул. Фрума в этом не упрекнёшь. Он несколько «Туров» выиграл. И со спусков быстро ездит, и по острию ножа ходить не боится. Здесь же имело место глупое падение. Я тоже, кстати, на просмотре трассы для индивидуальной гонки накануне хотел почистить нос. И боковым сильным порывом ветра меня так хлестнуло, что сразу Фрума вспомнил. В такие моменты нужно быть осторожным. И Берналь в Андорре наверняка на спуске упал, сломав ключицу. Он ещё молодой, где-то на драйве рискует, что порой приводит к неприятностям. Конечно, это незапланированные и досадные потери. Но это часть велоспорта, с чем нужно мириться.

— Ближайшими планами поделитесь?

— По-моему, первым номером я стою в резерве и жду решения команды по поводу участия в «Тур де Франс». Кого включать в состав на оставшиеся вакансии, будет определять не один человек, а целая группа специалистов – несколько тренеров, менеджер, медики. Они соберутся вместе и обсудят, кто будет полезнее. Учитываться будет далеко не только сила спортсменов. У нас, бывало, не стартовал на «Тур де Франс» Брэдли Уиггинз, перед этим выигравший «Тур Калифорнии» и затем ставший чемпионом мира в индивидуальной гонке. А всё потому, что под лидера подбираются люди, между которыми должны быть хорошие отношения. Если же есть конфликты, во благо же команды могут сильного гонщика не взять. И никакой блат не поможет. Кроме того, состав должен быть сбалансированным. Если не получу вызов, смогу больше времени уделить семье, которую в последние полгода почти не видел.

Фото Владимира НЕСТЕРОВИЧА

450 просмотров