Дебютанты не из робкого десятка

Их экипаж стал главным открытием недавнего чемпионата мира. В одну лодку они сели лишь за три недели до старта в Сегеде. Чего ждать от тёмных лошадок из Беларуси, никто не знал. Тем более для Станислава ДАЙНЕКО это был дебют на планетарной регате в элите, а Дмитрий НАТЫНЧИК на них выступал, но звёзд  с неба, как говорят, не хватал. Сами же парни в байдарке-двойке на 500 м, как выяснилось, ни много ни мало, а нацеливались на «золото» и завоевали его!

Д.Н.: Мы только перед отъездом на заключительный сбор в Рачице сели со Стасом в двойку. И она сразу быстро поехала. На контрольных отрезках показали почти такой же результат, как в четвёрке. Несмотря на это, Владимир Владимирович Шантарович до последнего думал, заявлять нас в двойке или сосредоточиться только на четвёрке. Мы её особо и не скатывали, тренировок семь, наверное, провели.

— Однако чуть мировой рекорд не побили?

Д.Н.: Да, в квалификации были близки к нему, проехали за 1.26,7, а венгры в 2017-м в Пловдиве – за 1.26,5.

— После столь лихого начала какие мысли одолевали?

С.Д.: Как бы максимально выложиться в финале. Опасался, что это может не получиться. Помешать мог тот же мандраж, который усилился после фальстарта испанцев.

Д.Н.: Мне, кстати, потом сказали, что это мы его допустили, а перед гонкой этого тоже не знал. И получилось,  мне он, наоборот, пошёл на пользу – сбил волнение. Со второй попытки мы уверенно стартовали и отработали по своему графику.

— А что считали пределом мечтаний?

Д.Н.: Победу, ведь в предварительном круге показали лучший результат среди всех участников. Причём на две секунды опередили ближайших конкурентов. Мы прекрасно понимали, что они могли и не выкладываться на предшествующих стадиях. Вместе с тем, по большому счёту, опасались только сербов. Серьёзную конкуренцию могли составить и россияне, но у них в полуфинале случилась какая-то поломка, оставившая экипаж не у дел. Сербы же в финале стояли слева от нас. И они как-то сразу отстали, на второй половине немного накатили, но всё равно в призёры не попали. А вот от испанцев мы не ожидали такой прыти. Потому что в квалификации они как-то неуверенно «бодались». А в финале собрались и оказали куда более серьёзное сопротивление, чем сербы, которых, возможно, фальстарт выбил из колеи.

— В какой момент вы поняли, что «золото» не упустите?

Д.Н.: Когда к середине дистанции создали приличный задел. На второй половине старались контролировать ситуацию. Увидев, что испанцы приблизились, тоже добавили.

— Сегед – это всегда особая атмосфера. Там гребля возведена в ранг религии. Невероятный шум на трибунах не давил?

С.Д.: Мне доводилось выступать на этом канале на молодёжных чемпионатах мира и Европы. Они тоже собирали немало болельщиков. Так что я был, можно сказать, адаптирован. По крайней мере, такого сильного давления, как в Заславле на Европейских играх, не чувствовал.

Д.Н.: И я, на удивление, спокоен был. В прошлом году на такой же регате в Португалии куда больше волновался. Тогда мы провалились в четвёрке, хотя перед этим на континентальном чемпионате были пятыми и завоевали лицензию на Европейские игры. Нынешний сезон сложно начинался, но в итоге для меня всё отлично сложилось. Потому что Роман Петрушенко собрал другой экипаж, а меня Владимир Владимирович посадил в командную лодку с молодыми парнями. Выиграв национальный отбор на «тысяче», мы и на Европейские игры отобрались, и в Венгрию, где завоевали олимпийскую лицензию на Игры в Токио. Хотя состав у нас, повторюсь, совсем молодой. Владу Литвинову только 19, Стасу Дайнеко – 21. Вместе с тем компания у нас оказалась дружная и целеустремлённая. Конечно, в четвёрке рассчитывали на большее. Но при том уровне конкуренции (пять лодок в 0,3 секунды заехали!) могли ведь и восьмыми, а не седьмыми оказаться. И тогда бы остались без олимпийской лицензии. А так задачу-минимум выполнили. Спасибо  тренеру, врачам, массажистам, которые подвели нас к этому важному старту. Мы сами расстроились из-за того, что не смогли зацепиться за «бронзу» в четвёрке, и Владимир Шантарович, обычно не подбирающий слова в подобных ситуациях, на удивление, не стал ругать, а, напротив, успокоил: мол, лицензию завоевали – и это сейчас главное.

С.Д.: Хотя нам самим, как сказал Дмитрий, очень хотелось получше проехать именно в четвёрке. Мы основной упор делали на неё. Но пока имеем то, что имеем. Чувствуется, что нужно ещё расти и расти.

— Каково это – всю дистанцию идти нос в нос не с одной лодкой, а почти со всеми финалистами?

С.Д.: Лично я на это не обращал внимания. Просто смотрел вперёд и делал свою работу.

— Что сказал Владимир Шантарович после вашего триумфа в двойке?

Д.Н.: Похвалил, подчеркнув, что теперь мы чемпионы мира. Поблагодарил, ведь в мужской байдарке-двойке давно не было «золота». Поскольку мы со Стасом не совсем обычные спортсмены, у него и отношение к нам соответствующее – как мне кажется, более требовательное. Вместе с тем в четвёрке чувствовалось, что тренер нам больше доверяет, чем напарникам, хотя Влад Литвинов и Алексей Мисюченко тоже очень сильные спортсмены.

— Станислав, вы уже в 16 лет заявили о своём завидном потенциале, выиграв юношеские Олимпийские игры, затем — юниорские первенства мира и Европы. Но до взрослого пьедестала в Сегеде могли и не дойти?

С.Д.: Да, я бросал греблю. С одной стороны, надо полагать, подцепил звёздную болезнь. С другой мыслил как пацан. Возомнил себя чуть ли не королём гребли, которому всё позволено. Мог запросто пропустить тренировку. Или отработать её спустя рукава. В юношестве это порой прокатывало. А в основной сборной – нет. Поскольку результаты снизились, из нацкоманды вывели. И ставку, естественно, сняли. И я забросил тренировки. А через неделю без них заскучал. Понял, что люблю греблю. Да и, столько лет отпахав, грех было останавливаться на полпути, так ничего и не добившись.

— Жалко стало зарывать талант в землю?

С.Д.: Не знаю, как насчёт таланта… В любом успехе, мне кажется, он составляет лишь один процент, а всё остальное —  это труд. Всё обдумав, я вернулся на базу и стал нормально работать. Сначала съездил на сбор в Белоозёрск, затем в Турцию взяли. А там и соревнования начались.

— А как вы попали в греблю?

С.Д.: Друг привёл. Он через месяц бросил, а я так и остался. В первый день мы лодку утопили, не смогли её перевернуть. Неделю, если не больше, я только и делал, что выворачивался. Но постепенно стал всё больше и больше сидеть в лодке. В конце концов «обуздал» её. Мною двигал исключительно азарт. О том, что у нас в Мозыре звёздная команда, понятия ещё не имел. Когда немного повзрослел, стал следить за выступлением одного из самых наших титулованных байдаристов Вадима Махнева. Мне импонировала и его гребля, и чисто человеческие качества. Минувшей зимой, кстати, довелось немного поработать с ним. И это был очень интересный период.

— В юниорском возрасте вы и в одиночке здорово выступали. Какая лодка больше нравится?

С.Д.: Не знаю. Одиночка немного престижнее, но я с удовольствием работаю и в двойке, и в четвёрке. Выигрывать одинаково приятно в любой.

— С Димой вы легко нашли общий язык?

С.Д.: Да, сразу. Он постарше меня, всегда поддержит, поможет, что-то подскажет. А при надобности – и на место поставит.

— Дмитрий, для вас это вообще первая медаль с официальных стартов?

Д.Н.: Да, в юниорских и молодёжных чемпионатах я даже не участвовал, потому что поздно пришёл в греблю – почти в 16 лет. Меня и брать-то не хотели, считали переростком. Полтора года потренировался и поступил в Институт пограничной службы. Там на полтора года, пока был в учебке в Сморгони, о тренировках пришлось забыть. Вернувшись в Минск на втором курсе, возобновил их. Затем служил в Пинском погранотряде на заставе «Дивин». Но очень хотел грести, и тогдашние заместитель председателя ЦС «Динамо» Дмитрий Толкачёв и начальник заставы Максим Трошко помогли мне перевестись в Минск в спортивную команду органов погранслужбы, хотя это было очень непросто. И вскоре на Кубке Беларуси меня заметил главный тренер сборной Владимир Шантарович. Несмотря на отсутствие выдающихся результатов, он, видимо, разглядел во мне какой-то потенциал, взял на подготовку. Буквально через полгода на дебютном чемпионате мира я 5-м стал в одиночке на 500 м, а ещё через два года мы со Стасом завоевали «золото». Хотя первое время в сборной мне очень тяжело давались нагрузки. Я с трудом восстанавливался после них. Но терпел. А когда однажды Владимир Владимирович сказал, что сделает из меня олимпийского чемпиона, решил, что всё выдержку на пути к  цели. Эти слова стали лучшей мотивацией.

257 просмотров