Королева «риксена»

За свою спортивную карьеру эта белорусская воднолыжница только побеждала на мировых чемпионатах 11 раз,  на европейских – 41. А всего в её «неподъёмной» коллекции 122 награды с этих турниров. Кроме того, Юлия ГРОМЫКО-МАЙЕР 17 раз обновляла планетарные рекорды в фигурном катании и прыжках с трамплина. Никто больше из её коллег похвастаться подобными достижениями не может. Не удивительно, что её именуют «королевой риксена».

И в свои 48 (!) она остаётся конкурентоспособной, пусть на недавнем чемпионате Европы за электротягой, прошедшем в Минске, и остановилась в шаге от пьедестала.

— Я уже не первый год думаю, что, наверное, пора уступать дорогу молодым, — признаётся Юлия. — Но, если показываю свой максимум, по-прежнему способна на любых турнирах бороться, в том числе за «золото». И нынче на международных соревнованиях в Словакии установила рекорд мира в фигурном катании по новым правилам.  5510 очков там набрала, опередив и Катю Киселёву, и Машу Белякову, на домашнем европейском чемпионате сейчас завоевавших «золото» и «серебро». То есть я могу ещё на равных бороться с лидерами. В прошлом году на чемпионате мира отметилась «бронзовым» дублем в прыжках с трамплина и в многоборье. Причём накануне на отборочных соревнованиях сильно упала и неделю не каталась, сидела на обезболивающих таблетках. А потом, по сути, с листа, все виды неплохо проехала. Здесь, к сожалению, не получилось. Хотя вроде хорошо готова была. Но в фигурном катании оказалась четвёртой, всего 150 очков уступив бронзовому призёру – россиянке Татьяне Чураковой. И в слаломе не удалось выйти на свой результат, позволивший бы подняться на пьедестал. Видимо, не мой день был.

— Тот факт, что «риксен» на два метра подняли, не мог сказаться?

— У меня столько опыта, что к любому могу приноровиться. В Шанхае и в Днепре столбы были даже выше — 12 метров. И мне это не мешало. Я настолько чувствую любую лебёдку, что уже через два-три круга могу понять, как под неё подстроиться, чему молодёжи ещё нужно учиться. Да, у нас своеобразная электродорога, но на ней реально показывать действительно высокие результаты.

— А почему вы в прыжках с трамплина не выступали?

— После прошлогоднего чемпионата мира я решила окончательно отказаться от них. Потому что падения оказались небезобидными – я сломала два ребра. И меня будто из розетки достали. Если раньше я рвалась на трамплин, во мне горел огонь, то сейчас он погас.

— Хотя этот вид всегда был одним из любимых?

— Он и до сих пор остаётся таковым. Когда Ирина Турец и, другие спортсмены здесь прыгали, внутренне я вместе с ними это делала. Я все ошибки вижу, чувствую каждую стадию. Но сама перегорела. Когда-то это должно было случиться. Врачи ещё десять лет назад рекомендовали мне поберечь свои многострадальные колени. В последние годы на соревнованиях я могла сделать лишь один-два прыжка. Если решалась на третий, то назавтра колени распухали. Поэтому на важных стартах у меня был план «А»: в квалификации первым же прыжком попасть в финал, ведь второй могла просто не выдержать, а, если ты зависишь от чего-то, это непрофессионально. Значит, нужно ставить точку.

— Вам и волноваться теперь приходится не только за себя. Здесь ещё одна Майер выступала…

— Да, моей дочери уже 21 год. На водных лыжах она катается с двух лет. Я надеялась, что ещё в 2018-м Яна Катрин проявит себя на взрослом уровне, но тогда она немного не справилась с психологическим давлением. Мало быть готовым технически, нужно ещё совладать с волнением. А в Минске она уже на все сто показала себя бойцом. Предварительные соревнования в слаломе выиграла, причём с хорошим запасом, на целую трассу всех опередив. Она взяла 2 буя на 11 метрах при том, что в Минске тяжело ходить на коротком фале.

— Тренируете вы дочку сами?

— Да, вместе с мужем Марком. И Яна Виттенброк, нынче в слаломе взявшая 3 буя на 10,25 м, помогает. Хотя Яна выступает за Германию, в Минске у неё была классная поддержка.

— Уступив в финале слалома австрийке Бианке Шаль, она не на шутку расстроилась…

— Да, прямо в воде расплакалась навзрыд. И я поняла, что она не признаёт второе место, что впервые в  ней так явно проявилось. Для спортсмена это отличное качество. И я такая же была, нацеленная исключительно на победу. Немножко опыта наберётся и в полной мере продолжит семейные традиции. На нашем чемпионате наконец-то произошла смена поколений. Пусть Шаль за счёт опыта и выиграла слалом, но вместе с ней на пьедестал поднялись две молодые девчонки – Яна и израильтянка Атив Авив. Так и должно быть. Я дала Яне всё, что могла, и она должна на виток выше подняться.

— Ещё одного вашего ученика  Саймона Хермана уже называют легендарным…

— Можно сказать, что я его и ставила на лыжи, поскольку начала тренировать, когда он катался ещё на скорости 40 км/ч. Теперь он рекордсмен мира – в Польше взял 4 буя на 9,50 м. Здесь в финале, к сожалению, сенсационно упал на 12 метрах. Сам объяснил это тем, что в такую рань – в 7.30 утра не смог «взорваться», каким-то вялым был. В слаломе важно, чтобы мысли бежали не сзади, а рядом с тобой, чтобы контролировать каждую перекантовку лыж, каждое движение. Вообще в Германии через меня уже поколений пять спортсменов прошло.

— Что легче – самой выступать или за учеников болеть?

— Самое сложное, когда свои дети выступают. Если Яна или Фин падают, сердце буквально останавливается. Когда в прошлом году сын в Австрии с  трамплина упал, я, казалось, по воде побегу. Когда же сказал, что ног не чувствует, вообще до смерти испугалась. И сейчас без слёз вспоминать это не могу. Слава Богу, всё обошлось. Это болевой шок был. И Яна в Кошице в прошлом году сильно упала. В таких случаях первое желание – поменяться местами. Видимо, природа берёт своё. Фин немного медленнее развивается. Да у ребят и сложнее пробиться, у них конкуренция больше. В отличие от Яны, уже в 14 лет выигравшей первенство Европы, Фин позже начал кататься. Затем находился в тени мамы и сестры. Но у него тоже  очень хорошие задатки и, думаю, очень хорошее будущее.

212 просмотров