Когда небо манит

Не так давно я совершила «необдуманный» поступок – дважды прыгнула с парашютом: в тандеме и самостоятельно. Теперь я знаю, как манит небо. Хотя раньше никогда о нём не мечтала. И даже не понимала тех, кто испытывает судьбу, считала: бережёного Бог бережёт. Но когда сына в 16 лет столь оригинальным способом поощрили в спортивно-историческом клубе святого Довмонта, запрещать не стала. И, конечно, гордилась им. Тогда же, увидев его неподдельный восторг, впервые поймала себя на мысли: может, и самой попробовать? В последние шесть лет не раз возвращалась к ней. И, когда друзья, узнавшие об этом, подарили прыжок, не скрою, обрадовалась и… испугалась.

Но, на удивление, перед самым прыжком я не тряслась как осиновый лист и спала как убитая. Даже сидя в вертолёте у открытого проёма, страха не чувствовала. Просто на сто процентов была уверена в старшем инструкторе парашютной подготовки Минского аэроклуба ДОСААФ Юрии Стефановиче, которого неплохо знала и с которым предстояло прыгнуть в тандеме. В своё время он был победителем чемпионата страны среди юниоров в парашютном двоеборье, участвовал в I мировых авиационных играх в Турции, где вошёл в десятку, совершил уже 5300 прыжков.

Самостоятельный дебют назавтра дался мне, конечно, сложнее. Тут уже с 4 утра пришлось вести борьбу со страхом. Боялась не того, что не раскроется парашют, а сделать что-то не так и получить травму на приземлении. Опасения оказались напрасными, а впечатления фантастическими! И поскольку Юрий СТЕФАНОВИЧ с 1997 года занимается подготовкой спортсменов-парашютистов, я не могла не расспросить его о том, как ими становятся:

— Набор мы проводим всегда в январе. Информацию о нём заранее публикуем на сайте ДОСААФ и в разных СМИ. А вообще те, кто действительно хочет попробовать себя в парашютном спорте, сами нас находят, звонят, уточняют и с собой ещё кого-то приводят. Берём парней и девчат от 15 до 20 лет. Как правило, на первом собрании бывает 30 — 50 человек. Они проходят медкомиссию и двух-трёхмесячную подготовку, после чего делают три прыжка. Занятия проводятся два раза в неделю: одно в будний день вечером и второе в субботу или воскресенье днём. Это первая программа. Некоторые, правда, уже после первого или второго прыжка уходят. Как правило, это те, кто никогда спортом не занимался. Даже, если поначалу останутся, им тяжело будет даваться и акробатика, и прыжки на точность. Куда больше шансов быстрее адаптироваться и начать показывать результаты у бывших гимнастов, акробатов, прыгунов в воду, у тех, кто занимался прикладными видами, скажем, рукопашным боем или биатлоном, из которого пришли Татьяна Маруга, Юля Жабракова.

— И сколько человек остаётся из «полтинника» после первой программы?

— Не больше десяти. Они должны пройти медобследование в РНПЦ спорта и получить допуск к занятиям нашим видом. Вторая программа предусматривает 200 прыжков за 2 — 3 года. Параллельно изучают теорию управления парашютом, телом в свободном падении, методику укладки парашютов, особенности оформления парашютных документов, судейства индивидуальной акробатики и прыжков на точность, авиационные документы и правила прыжков с парашютом, меры безопасности, действия парашютистов в особых случаях и т.д. Что касается практики, то на спортивном парашюте Д-1-5У прежде всего нужно научиться отделяться от самолёта, ложиться на поток и сохранять стабильное положение тела в свободном падении.  После этого отрабатываем подводящие упражнения к прыжкам с парашютом «крыло», на которое должны перейти к концу первого года. Учим делать спирали, т.е. развороты вправо и влево, останавливаться на ориентир, сальто вперёд и назад, контролировать высоту, открывать парашют на заданной высоте. Тренируем точность приземления,  стараемся попасть в цель на земле, для начинающих это выложенные крестом полотнища. Перед тем, как перейти на «крыло», спортсмены изучают его устройство, как им управлять и на специальном тренажёре до автоматизма отрабатывают действия при отказах парашюта.

— А часто они случаются?

— Нет, в этом году их было два на почти 2000 прыжков. Но к этому нужно быть готовым. Студенческое крыло, на которое переходят после учебно-тренировочного парашюта Д-1-5У (круглой формы), не имеет опасных режимов и свала, который может обернуться проблемами на приземлении. Кроме того, сейчас начинающие парашютисты используют  шлем со встроенной радиостанцией, по которой им можно что-то подсказать. Перед прыжками на «крыле» изучаем схему захода на посадку, как держать его против ветра, как «подушку» выполнять – мягко приземляться на ноги. Когда всё это освоят, даём спортивный парашют «Мальва» российского производителя или «Аккурат» белорусского. Они приблизительно одинаковые. Довольно тихоходные, предназначенные для прыжков на точность приземления, то есть позволяющие прилететь, вертикально снизиться на мат и попасть пяткой в датчик.

К концу сезона из 10 человек остаётся пять. В основном это студенты. Потому что совмещать активные тренировки и работу трудно, особенно на начальном этапе обучения, т.к. нужно проводить много времени на аэродроме.  На второй год они делают прыжков 100 — 150, большая часть из них – на точность приземления. И потихоньку начинаем вводить индивидуальную акробатику. С января по апрель уже обязательна два раза в неделю физподготовка. Она довольно разноплановая – включает и ОФП, и эстафеты на координацию, и волейбол, настольный теннис, упражнения на скорость реакции и т.д.

— Назовёте спортсменов, которыми аэроклуб особенно гордится?

— Олег Фомин, Антон Гуринович — неоднократные чемпионы мира. Такой же титул по точности приземления имеет Наталья Никитюк. Дарья Шестакович — двукратная абсолютная чемпионка мира среди юниоров. Анна Боковая, Илья Поздняков, Антон Быстров – неоднократные призёры планетарных форумов. В настоящий момент национальная сборная процентов на 80 состоит из воспитанников Минского аэроклуба. Мы развиваем классический парашютизм. Он и самый массовый в мире. Наиболее сильными считаются школы США, Китая, России, Франции, Германии и наша.

— Парашютисты, как я понимаю, зависимы от погоды?

— Да. Нам нужны солнце и облачность выше 800 метров.

— Тренируетесь в основном в Липках?

— Нет. Здесь можно прыгать только при идеальных метеоусловиях. Потому что рядом лес, а от него идут завихрения ветра, при которых легко получить травму на приземлении. Даже опытным инструкторам при сильном ветре со стороны леса бывает сложно выполнять прыжки в тандемах на этой площадке. Для спортивного парашютизма этот аэродром вообще не приспособлен. Просто приземлиться в условиях турбулентности можно, а прыгать на точность нет. Круглые парашюты здесь вообще бросать нельзя: не позволяют размеры площадки. Поэтому мы вынуждены тренироваться в Молодечно, а это – немалые дополнительные расходы.

— Выкручиваетесь за счёт коммерческой деятельности?

— Да. Зарплаты в аэроклубе совсем невысокие. Поэтому в основном у нас работают военные пенсионеры. Среди инструкторов исключение составляют я и Елена Сталькова, которая сама ещё параллельно спортом занимается. Если раньше бюджетная программа предусматривала 4 тысячи спортивных прыжков, то теперь 1000. То есть мы без проблем можем совмещать их с коммерческой деятельностью – организацией платных прыжков для любителей. Проводим их не 4 — 5 дней в неделю, как раньше, а три — один в Липках и два в Молодечно. В связи с тем, что и коммерческая программа сокращается, многие инструкторы уехали работать за границу. Я сам в прошлом году вступил в американскую федерацию парашютного спорта и, получив лицензию USPA, зимой на три месяца летал в Америку. Перенимал их опыт. Там прыгают 365 дней в году.

— Во сколько это удовольствие обходится любителям экстрима у нас?

— Для новичков самостоятельный прыжок с десантным круглым парашютом Д-6 или Юниор стоит 130 рублей, в тандеме с инструктором – 235 руб. Для тех, кто прошёл обучение и получил сертификат парашютиста, прыжок стоит 40 рублей с высоты 1км, 50 – с 2 км и 45 – с самолёта ТВС с 4 км. Плюс 15 рублей аренда парашюта. Но истинные поклонники нашего вида покупают свои, а это порядка 4,5 тысячи долларов. На приобретение высотомера потребуется ещё где-то 200 у.е., парашютный комбинезон стоит около 100 у.е, шлем — от 100 до 300. В зависимости от производителя. Но их, как и очки, шлем, один раз купил и постоянно пользуешься. И таких любителей у нас немало.

186 просмотров