Когда невозможное возможно

Белорусские пловцы с ограниченными возможностями феерически выступили на недавнем чемпионате мира, прошедшем в Лондоне. Они добыли  10 наград, семь  из которых – из металла высшей пробы. А могли, как отметил в интервью «СП» старший тренер национальной сборной Геннадий ВИШНЯКОВ, зацепить и ещё пару-тройку:

— Я никогда не планирую количество медалей. Паралимпийское плавание получило огромное развитие. Появилось немало талантливых молодых спортсменов, способных выйти на очень высокие результаты. Вместе с тем, исходя из реалий, мы, конечно, наград недобрали. К сожалению, не смог пробиться на пьедестал среди тотально слепых пловцов Гриша Зудилов. Тому были свои причины. В процессе подготовки он получил серьёзную травму шейных позвонков, которая потребовала длительного лечения. Во время тренировок ничего не видящих спортсменов на противоположных сторонах бассейна должны стоять помощники с удочкой, которые лёгким прикосновением ею по голове заранее предупреждали бы о повороте. Удочки мы сделали сами. А вот проблему финансирования этих сопровождающих пока решить не можем. Данная травма усугубила и другую проблему – и без того слабый вестибулярный аппарат Гриши. Он перестал понимать и чувствовать свою технику. Вернуть её даже на прежний уровень пока не удалось. Спортсмен очень старался, попал во все финалы, но выйти на свои лучшие результаты не смог.

— А его родная  сестра Настя на чемпионате в полной мере себя реализовала?

— У неё основная дистанция – 100 м брассом, которую тщательно и тренировали. Но подготовка тоже прерывалась. За последние три месяца Настя  перенесла три операции в связи с частичным отслоением сетчатки. Когда летели на сбор в Болгарию, ей стало плохо. И мы были вынуждены на следующий день отправить её в Минск для подшивания сетчатки, потому как промедление в этом вопросе могло привести к полной слепоте. Тем не менее на своей коронке она обновила «личник», сбросив с прежнего две секунды и заняв достойное шестое место. Она боролась и, я бы сказал, невозможное сделала возможным. Вообще, 95 процентов команды у нас превзошли персональные результаты. Это очень высокий показатель. А Игорь Бокий на четырёх дистанциях вплотную приблизился к мировым рекордам. Ему не хватало буквально несколько сотых.

— Из-за простуды?

— Да. Почти все соревнования он температурил. Каждый раз я спрашивал, сможет ли при таком неважном самочувствии выступать, а в ответ слышал неизменное:  куда, мол, денусь. Поскольку вода в бассейне всю неделю была холодная, мы не рисковали, ограничивались минимальной разминкой. Но никто из соперников не догадывался о болезни Игоря. Он всегда выходил на старт бороться и достигать максимального результата. Кроме того, ему важно было распределить силы на все семь дистанций. Ещё и поэтому на мировые рекорды не нацеливались. На таких соревнованиях куда важнее завоевать медаль. Он мог пару высших достижений превзойти, но тогда бы на следующие дистанции наверняка  вышел недовосстановленным. Поэтому я предпочёл его поберечь. Игорь здорово выступил в финале на 100 м брассом. Завоевав «бронзу», он проплыл на полторы секунды быстрее своего прежнего «личника», установленного на Паралимпиаде в Рио, — за 1.05,50. Мы усовершенствовали его технику, сделали её более эффективной,  благодаря чему он до самого последнего момента боролся за победу, не хватило одного гребка. Вообще, Бокий сегодня – это мудрый, совсем другого формата пловец, который знает, чего хочет. Я только помогаю ему.

— А с ним легко работать?

— Ни одного конфликта у нас не было. Мы хорошо друг друга понимаем. Он нередко задаёт профессиональные вопросы. И это позволяет ему расти. То есть он не просто исполнитель, а думающий  пловец. Его «почему» и меня держат в тонусе.

— И симптомов звёздной болезни у Игоря никогда не замечали?

— Если только мимолётно на самом раннем этапе карьеры. Сейчас он понимает, что это недопустимо. Игорь очень дорожит своим именем и репутацией. Поэтому не позволяет себе вне бассейна как-то показывать своё превосходство.

— В разгар подготовки у него была свадьба. В связи с этим Игорь пропускал тренировки?

— Я понимал, что это важнейшее событие в жизни любого человека. Поэтому при надобности шёл навстречу, на компромисс. Но чаще он старался решать все вопросы после тренировок. И только за три дня до свадьбы я его от них освободил, что потом окупилось сторицей. После торжества Игорь был невероятно заряжен на работу.

— Ещё одним героем чемпионата стал Дмитрий Солей, завоевавший «золото» и «бронзу»…

— У меня проходит подготовку и его младший брат Рома, хотя и выступает за Азербайджан и тоже в 12-м классе среди слабовидящих. На 50 м вольным стилем они показали абсолютно одинаковый результат, вместе поднявшись на третью ступеньку. Такое крайне редко случается. Даже для меня это стало неожиданностью. Я думал, что Дима выиграет.

— Изотов мог на 100 м брассом не ограничиться «серебром»?

— Да. Володя больше всех меня удивил. Тем, что приобрёл вторую молодость. Он на 2,5 секунды поднял свой «личник», доведя его до 1.05,03. Это невероятно, что в 31 год он так прогрессирует. Для победы Володе не хватило одного гребка. Прибавить удалось благодаря тому, что мы улучшили технику, и он стал серьёзнее готовиться. С Володей у нас и споры порой возникали, и непонимание. Но, видя, что прав, я гнул свою линию. В итоге мы всегда находили компромисс. Если же он действительно устал, я всегда давал ему возможность восстановиться. Даже порой в выходной день во время сбора разрешал съездить домой, чтобы пообщался с семьёй, сменил обстановку.

— Талай не попал в призёры, но установил мировой рекорд…

— Это уникальная личность. Алексей — очень позитивный человек, сильный мотиватор. И в жизни, и в спорте он ставит перед собой максимальные цели. Его высшее достижение было закономерным. Он прошёл переклассификацию. Если раньше плыл брассом в самом тяжёлом S1, а остальными способами — во втором, то теперь его полностью перевели в S1. Это значительно увеличит шансы на попадание на Паралимпиаду и завоевание самых высоких мест. Но брасс ему предстоит плыть со спортсменами из S2, имеющими более длинные конечности, с которыми ему даже с мировым рекордом конкурировать нереально.

— Удивляет спортивным долголетием и Наталья Шавель?

— На мой взгляд, травма Наташи больше соответствует четвёртому классу, а не более льготному S5, к которому её отнесли. К тому же в этой группе появилось несколько сильных молодых пловчих, ещё больше обостривших конкуренцию. Догнать их возрастной спортсменке практически нереально.  Всё-таки ей уже 45. Но она трижды была шестой и на одной дистанции обновила «личник». Это говорит о характере спортсменки.

— А что скажете о наших дебютантах?

— Владимиру Сотникову из группы S 12 ещё только 14. Он был самым юным участником чемпионата. Два года назад ещё даже плавать не умел. Нынче вымахал до 199 см. И в результатах сильно прибавил. На 100 м на спине больше 4 секунд сбросил, на 50 м – почти 3 сек. 18-летний Егор Щелканов, выступающий среди «опорников» в S 9, за год тоже сделал огромный скачок в результатах. К примеру, на 100 м дельфином сбросил 3,5 секунды,  на 200 комплексом – 9 секунд. Уже сейчас он был конкурентным на 50 м кролем, где от медали отделили всего 0,04 секунды. Эти ребята — наше будущее.

— Кто-то из пловцов уже завоевал допуск на Паралимпиаду?

— Персональные приглашения на данный момент получили три человека: ставшие в Лондоне призёрами Бойкий, Солей и Изотов. Остальные, хотя и выполнили основное требование – попали в восьмёрку, пока лицензий не получили. Их судьба прояснится позже – по итогам мирового рейтинга. Он закроется 31 января. А за неделю до этого мы проведём в Минске открытый чемпионат страны с участием пловцов из 12 — 13 стран. В зависимости от того, сколько Беларуси ещё в итоге выделят квот, и будем по спортивному принципу решать, кому они достанутся.

445 просмотров