Михаил КУРЛОВИЧ: всё использовали во благ

Его мы и попросили специально для «СП» подвести итоги Игр-2022.

 На Олимпиаде в Пекине за выступление белорусских фристайлистов впервые отвечал старший тренер сборной Михаил КУРЛОВИЧ. Его мы и попросили специально для «СП» подвести итоги Игр-2022.

Начали разговор, конечно, с серебряного успеха Анны Гуськовой, поинтересовавшись, не добавила ли квалификация, оказавшаяся для неё очень непростой, волнения в финале? — Я ожидал, что судить нас будут строго. Поэтому в командных соревнованиях выставили Аню на двойном трамплине. За свой прыжок на нём она получила 85 баллов. А за первое тройное сальто с винтом в финале индивидуальных соревнований, как и предполагал, — немногим больше 89. Но она умница! Не дрогнула, увидев такую оценку, прямо скажем, весьма неожиданную. Тем не менее у нас оставалась вторая попытка и возможность размяться для плодотворного прыжка.

Поэтому шли по плану. И всё использовали во благо.

— Аня сильно изменилась после победы в Пьенчане? — Пожалуй, да. Она стала намного увереннее в себе и ментально очень собранной. Ей не требовалось никаких мотивационных речей. И до Пьенчана Аня отличалась характером бойца, а корейское «золото» ещё больше укрепило её стержень. Самое главное было — на пике формы подвести спортсменку к Играм, избежав всяких рисков.

— Каким в целом находите потенциал команды? — Нашу сборную ждёт смена поколений. Это естественный процесс для любого вида спорта, любой дисциплины. Мы усилим работу над укреплением позиций молодых лыжных акробатов. У нас есть ребята-юниоры, которые уже вышли на большой трамплин. Уверен, нас ждут интересные четыре года. Ребята заряжены, хотят входить в мировую элиту. И работа, которую мы делаем, позволяет рассчитывать на этих спортсменов в будущем.

— На ваш взгляд, Стаса Гладченко судьи «прихватили»? — Да, его очень строго отсудили. За то качество прыжков в воздухе и приземления он явно заслуживал больших баллов, чем получил. Очень тяжело обсуждать решения арбитров. Мы всегда настраиваем спортсменов быть на голову выше. Но в тот день и представители других команд разводили руками, не понимая, что происходит. Он должен был располагаться выше, особенно после второго прыжка, после которого готов был проходить дальше и соревноваться по максимуму.

— Не находите, что он продемонстрировал лучшие прыжки в карьере? — Безусловно. К Олимпиаде он вышел на пик формы и показал очень достойные два варианта тройного сальто с четырьмя винтами — технически чистые, с отличной линией в воздухе. И, подловив приземление, вколотил их оба. Поэтому судейские оценки нас поставили в тупик.

— А как оцените выступление Максима Густика? — От него, не скрою, ожидали большего. Он давно в команде, имеет опыт выступления на предыдущих Играх в Пьенчане. Но, к сожалению, ни в командных, ни в индивидуальных соревнованиях ему не удалось избежать погрешностей, которые не позволили набрать хорошую сумму и занять более высокое место.

— Павлу Дику в лучшей попытке не хватило высоты? — Для него это первые Олимпийские игры. Ему непросто было справиться с эмоциями. Видно было, что спортсмен переживал, очень хотел максимально реализоваться. Но технические ошибки, допущенные на трамплине, как раз высоту и забрали — у него была не до конца правильная постановка на отходе. Всё остальное — следствие. В отличие от Максима, который демонстрировал неплохой уровень в ходе подготовки, Паша только к Олимпиаде раскачался. Но эмоционально всё-таки не справился.

— Макар Митрофанов, увы, не выступал… — С ним всё в порядке. Так получилось, что при приземлении он телом накрыл руку и сильно ушиб её. А у Макара впереди главный старт — юниорское первенство мира, на котором, кстати, ещё три года может выступать. Поэтому умышленно его поберегли, чтобы спортсмен был в безопасности и успел полностью восстановиться. Пусть и не смог в Чжанцзякоу выступить в индивидуальных соревнованиях, но опыт участия в Играх всё равно получил, ведь все тренировки отпрыгал. И атмосферу прочувствовал.

Он всем интересовался, всё впитывал. На командных соревнованиях много снимал. У него хороший теоретический подход. Думаю, Макар взял максимум на Играх. Полученные опыт и знания, уверен, пригодятся в следующий раз, когда он будет ещё более подготовленным. Уже сейчас у него были готовы два варианта тройного сальто с четырьмя пируэтами — «винт-два винта-винт» и «два винта-винт-винт». Они отлично получались у него на тренировках.

— Анастасия Андрианова на дебютной для себя Олимпиаде в финал пробилась… — Это огромный шаг вперёд, показатель работы всего нашего подразделения белорусского фристайла. Насте всего 17 лет, Ане Деруго — 18. А они уже квалифицировались на Олимпиаду. Настя, как вы правильно заметили, и в финал попала. Это здорово! Аня на воду уже прыгала двойное сальто с тремя винтами. С Анастасией на лонже собрали и ряд программ по тройным сальто. В то же время нужно понимать, что они очень молоды. Им 3 — 4 года ещё в юниорках выступать. Поэтому раскрывать потенциал будем пошагово, ничего не форсируя.

— Слышала, ваш вылет в Китай из финской Руки получился нервным? Как его пережили? — На мой взгляд, достойно. Уже второй сезон все наши переезды проходят через призму тестов на коронавирус. На профессиональный спорт это, конечно, накладывает свой отпечаток. Никогда не знаешь, попадёшь на соревнования или нет. Можешь быть готов, напрыган, всё на свете просчитать. Но, если даже не ты, а сосед «плюсанул», весь труд может быть перечёркнут. В Руке мы просто пересдали тесты, и проблема снялась. Благо, оперативно сработали тренерский и медицинский составы, решив этот вопрос и избавив от лишних переживаний.

— Для вас самого это был первый самостоятельный тренерский экзамен. Каково это? — Да, действительно, но вообще Игры для меня третьи. И все они проходили в очень непростых местах. В данном случае самым сложным было то, что мы не имели представления, куда едем. Я давно и хорошо знаю всех спортсменов, много лет с ними работаю. Но когда не знаешь, что тебя ждёт — какой там склон, какой ветер (а он у нас вносит серьёзные коррективы), невозможно продумать разные варианты действий.

Фристайлистам очень важно понимать локацию. От этого зависит выбор тактики. С той же Аней Гуськовой мы по ходу сезона готовили два плана действий. Вы знаете, мы и с тройными прыжками на этапе Кубка мира в Финляндии взяли «бронзу», и с двойными в Солт-Лейк-Сити — тоже. То есть старались подготовиться ко всему. И это позволило Ане в командных соревнованиях в Чжанцзякоу отработать на 99 %.

— А почему, выйдя на втором этапе в Руке на тройной трамплин, потом вернулись на средний? Осторожничали? — Безусловно, работа с девушками на тройном трамплине не прощает ошибок. Любая помарка может иметь радикальный эффект в будущем. Поэтому учитывали всё — погоду, форму, переезды, перелёты, акклиматизацию. В Америке погода была сложная. И не было смысла идти ва-банк — прыгать тройные сальто. Ведь любая ошибка отбрасывала, по сути, в категорию двойных. На этом, кстати, погорели австралийки. Мы же, считаю, тактически грамотно сработали, не рискуя, а действуя в зависимости от ситуации.

— Какая из трёх Олимпиад для Вас оказалась самой сложной? — Даже не знаю. Все были очень непростыми. В Сочи головной боли добавляла слишком тёплая погода. Мы на склоне без преувеличения ночевали. Потому что всё нужно было забрасывать сухим льдом, руками выкладывать. Это тяжелейшая физическая работа. Кроме склона и кровати мы ничего не видели. В Корее было другое испытание — постоянно менявшийся ветер со встречного на попутный, потом на боковой. Кто смотрел женский финал, наверняка, помнит, что условия были тяжелейшие, просчитать которые представлялось нереальным. Благо, нашему тренерскому штабу удалось как-то справиться, подстроиться под них. А в Китае главным вызовом явилось, как уже сказал, полное незнание, куда едем, и слишком суровые условия.

— А разве не отменяют соревнования в 20-градусный мороз? — Не помню, чтобы у нас такое случалось. Фристайлисты не из робкого десятка. Нас холодом не испугаешь. Да и отступать было некуда. Благо, для спортсменов оборудовали домики, где можно было согреться между попытками. Хуже, когда не знаешь склон. Увидев по приезду эту стену, не скрою, заволновались. А ещё и мороз, и снег непривычный.

— А эмоционально, какие Игры тяжелее дались? — Конечно, нынешние, где пришлось нести полную ответственность, как за происходящее на склоне, так и за дальнейшую жизнь коллектива и фристайла в целом. Ведь именно от выступления на Играх, от завоевания медали во многом зависит, какое будет выделено финансирование на вид, как он будет жить и развиваться в следующие четыре года. И это заставляло быть предельно внимательным ко всему на протяжении всего сезона.

Елена ДАНИЛЬЧЕНКО

Последнее

подписка

Подписка оформлена! Ждите наших новостей

Любителям

Иван Прокопьев: План – зарабатывать на боях

В Узде торжественно открыли многофункциональную спортивную площадк