Александр БЫЧЕНОК: в «Тракае» сыграл на всех позициях

Последние три сезона полузащитник провёл в литовском «Тракае», но большим количеством новостей не радовал. Однако сейчас напомнил о себе тем, что покинул клуб, в котором, казалось, мог ещё играть долгие годы. В чём истинная причина расставания команды с футболистом, какие дальнейшие у него планы и хочет ли он вернуться в Беларусь, Александр БЫЧЕНОК рассказал в интервью «СП».

fkt.lt

Фото: fkt.lt

ПРИШЁЛ К РУКОВОДСТВУ — ВСЁ ПОНЯЛ

— Как и с какими мыслями встречали Новый год?

— С положительными. Отмечал праздник с друзьями, у Миши Афанасьева. Антон Матвеенко был, с которым давно дружу, Федя Черных приезжал. С семьями посидели, отдохнули.

— А если говорить о карьере, мысли тоже были положительные?

— Конечно, всё нормально. Это работа, обычная ситуация. У кого-то заканчивается контракт, кто-то продлевает. Я же сейчас буду искать новую команду.

— Честно говоря, ваш уход из «Тракая» оказался несколько неожиданным.

— Так и в Литве многие говорят. А в чём причина? Не могу понять. У меня был контракт ещё на год, но президент клуба вызвал меня на встречу, начал рассказывать о том, что лимит на легионеров сократили на одного человека. Но все прекрасно понимают, что причина расставания со мной не в этом.

— А в чём?

— Возможно, финансовая сторона. Зарплата у меня была не 700 евро, как говорится. Может, это сыграло свою роль. Впрочем, что и как на самом деле, я не могу сказать.

— А в СМИ была информация, что причина расставания только в ужесточении лимита.

— Даже не стоит на это обращать внимания. По факту я пришёл к президенту и сразу всё понял, не просто так меня вызывали. Разговаривать не стал.

— Кстати, расскажите об этом лимите поподробнее!

— Я так понимаю, можно было на сезон заявлять шестерых легионеров. Кто попадает под этот статус? Граждане Евросоюза не считаются, в «Утенисе» так вообще в старте было по 11 испанцев. Легионеры — это футболисты, например, из Африки, Украины, России, Беларуси.

— Кто остался в «Тракае» из числа легионеров?

— Три африканца, два украинца. Плюс есть белорус Паша Крук, который ещё не уволен. Динияр Билялетдинов из России. В общем, и после моего ухода осталось достаточно иностранных игроков. Что будет дальше, никто не знает.

— Вы говорите, что Павел Крук не уволен. Всё впереди?

— Понимаете, его на три месяца отправляли играть за вторую команду «Тракая». И сейчас понятно, что чего-то положительного ожидать не стоит.

— Вы говорите, что пришли к президенту клуба и сразу всё поняли, не разговаривали с ним. Такое ощущение, что даже не держались за место в команде.

— В принципе, так и есть. Почему? Три года провёл в этом клубе, немного приелось, устал. Хотя в бытовом плане было комфортно. Плюс мы сами понимаем, что нужно думать о финансах, тем более в моем возрасте, а мне уже 32 года. Конечно, если бы была зарплата заоблачная, переживал бы, разговаривал. А так были обычные деньги, которые можно получить и во многих других клубах. Всё в итоге сложилось так, что настало время уходить из «Тракая». Главное, что никаких ссор между мной и руководством не было, обид не осталось. Пожелали друг другу удачи, мне сказали, что в любой момент будут рады видеть в команде.

— Уйдя из «Тракая», можете сказать, что ни о чем не жалеете?

— А я вообще никогда ни о чём не жалею. Отыграл три года в Литве, познакомился с хорошими людьми, узнал другую страну, футбол. Так что никакого сожаления.

— Ощущаете, что стали своим в клубе?

— Смотря как это понимать. Свой — это Тотти, который отыграл всю жизнь в «Роме», это Капов из «Днепра». А применимо ли такое ко мне? Как к литовцу ко мне не относились. У меня со всеми сложились чисто рабочие отношения.

ТРЕНЕР ДО СИХ ПОР НЕ ПОЗВОНИЛ

— Как оцените прошедший сезон «Тракая»? Всё-таки после двух серебряных медалей взяли лишь «бронзу»…

— В Литве второе и третье места на пьедестале ничем не отличаются, всё равно добыта путёвка в еврокубки на следующий сезон. По сути, можно год и четвёртыми закончить и играть потом в Лиге Европы. В общем, говорить можно лишь о «золоте», о чемпионстве. Вот оно ценится. А вторая, третья строчки…

— Тренирует сейчас команду Олег Василенко, которого многие помнят по непродолжительной работе в минском «Динамо».

— Он меня очень удивил. 18 декабря я уволился, а до сих пор звонка от главного тренера не дождался. Очень странно. Тем более хорошо с ним общался, никаких конфликтов не было. Не понимаю, с чем связано такое отношение. Впрочем, если человек не может позвонить, что-то сказать, возможно, его вина есть в том, что со мной решили расстаться,  от него шла инициатива.

— А какие у него отношения с другими футболистами?

— Честно говоря, не знаю. Может, он в отпуске со всеми каждый день созванивается. Единственное, могу сказать, что во второй половине сезона игроки и тренер плохо ладили между собой. Ребята просто потеряли к нему доверие. Когда Олег Василенко пришёл в команду, он всем говорил, что за каждого «порвёт», будет горой за футболистов. Но интересно, что до его появления в клубе у нас никого из игроков не убирали, а в период работы россиянина уволили шестерых. И ни за кого он не заступился. Из-за этого ребята начали на него по-другому смотреть. Что будет сейчас, как он будет работать в команде, не знаю… Но отношения футболистов к нему не самое лучшее.

— Как можете охарактеризовать сезон в личном плане?

— Всё нормально, отыграл почти все матчи. Пропустил лишь несколько из-за перебора карточек.

— Если смотреть статистику, то 2017 год у вас получился похуже, чем 2016-й — всего один забитый мяч.

— Всё зависит от позиции. В «Тракае» смеются, потому что в этой команде за три года я сыграл на всех позициях, только в качестве голкипера не выходил. Поэтому и статистика не слишком яркая. Получалось так: знал, что буду играть, но не знал, на какой позиции. Поэтому какие-то личные цели не преследовал, всегда старался ради команды.

— А как работать и тренироваться, не понимая, где будете играть?

— На самом деле ничего сложного. Любой футболист должен владеть основами игры на любой позиции. Если ты нападающий, это не значит, что не должен опускаться в защиту и помогать там своим партнёрам. Нужно всегда уметь подстраиваться под схему, которую предлагает тренер. Так что в этом плане у меня никаких проблем не было.

— Вы провели три сезона в Литве. Какой для вас стал лучшим?

— Наверное, второй. Нравилось, как мы играем, нравилась команда, коллектив. Да и год получился лёгким, без психологического давления, каких-то спадов. Тогда первую половину сезона нас тренировал литовец Вальдас Урбонас, работающий сейчас с юрмальским «Спартаком». А после него пришёл украинец Сергей Ковалец, ушедший затем в чемпионат Словакии. Стоит отметить, что у обоих тренеров я пользовался доверием. Вообще, за три года я провёл за «Тракай» больше 100 матчей.

Кстати, обидно было то, что, когда преодолел знаковую отметку в сотню игр, ни один человек из клуба не поздравил. Только капитан Дейвидас Чеснаускис подошёл, подарил коллекционный виски, в уникальной бутылке с его фотографией. Ему самому вручили такой подарок в период выступления в чемпионате Шотландии. Главный тренер не поздравил даже. О чём тогда говорить…

— А какой год можете назвать худшим?

— Тяжело так выделить. Первый сезон был хороший, мы взяли серебряные медали чемпионата, прошли первый раунд квалификации Лиги Европы. О втором сезоне я уже сказал. Третий? Его тоже нельзя назвать плохим, потому что заняли третье место, преодолели два раунда Лиги Европы. Так что не скажу, что какой-то сезон для меня был хуже остальных.

— Вы же вошли в историю «Тракая» как автор первого гола команды в еврокубках?

— Да, есть такое. Отметили как-то в клубе это достижение? Ничего такого не было, да я и не рассчитывал.

Фото: fkt.lt

В ЛИТВЕ БЫЛИ РАЗГОВОРЫ О «ДОГОВОРНЯКАХ»

— Вы хотите остаться в чемпионате Литвы?

— Могу прямо сказать: всё будет зависеть от финансовых условий, сколько предложат другие клубы. Сам я не против продолжить выступление в этом чемпионате.

— А как же амбиции и большие задачи?

— Это неотделимо. Хорошие финансовые условия могут предложить лишь те команды, которые преследуют большие цели. Это, например, «Жальгирис», «Судува».

— Что касается первенств других стран?

— С удовольствием бы уехал. Более того, есть предложения. Правда, всё на уровне разговоров. Есть интерес от клубов из чемпионата Швеции (не высший дивизион), Латвии, Словакии.

— Беларусь?

— Один вариант есть, но не буду говорить какой.

— В 2016 году вы как-то сказали, что устали от чемпионата Беларуси, поэтому и уехали в Литву. Готовы вернуться?

— Если ничего другого не будет, то, конечно, вернусь. Уже отдохнул, поездил. Так что ничего не исключаю.

— Насколько внимательно следили за нашим первенством?

— Каждый тур отслеживал, смотрел обзоры матчей. Так что был в курсе.

— Сейчас много размышляют о том, деградирует белорусский футбол или стоит на месте, а может, и прогрессирует. Что можете скажите вы?

— Могу высказать мнение только как болельщик. Если выделять что-то положительное, то стоит отметить брестское «Динамо». Клуб сделал колоссальный шаг вперёд и в плане инфраструктуры, и игры, и работы с болельщиками. Что касается самого первенства, мне понравилось, что была чемпионская интрига до последнего тура. Если же говорить о минусах, то вспомним, что «утонул» «Нафтан». Всё к этому шло, на самом деле, а в 2017 году клуб совсем зачах.

— Вы уезжали из Беларуси три года назад. По сравнению с тем временем наш чемпионат стал сильнее? Футбол стал зрелищнее?

— Понимаете, о зрелище можно говорить в единичных случаях. Если берём матч «Нафтан» — «Крумкачы», то о каком зрелище можно говорить? Поединок между БАТЭ и минским «Динамо» или «Шахтёром» — совсем другое дело. Конечно, может, были захватывающие матчи и между середняками. Но так получалось, что не все встречи я мог смотреть в Литве.

— Как вы реагировали на новости о «деле Веремко», договорных матчах?

— Что касается разбирательства по Веремко, то, считаю, не моё дело комментировать такое. А что касается договорных матчей, то я не сторонник таких поступков. И для меня эти новости не несли ничего приятного. В Литве тоже иногда ходили разговоры о «договорняках». Но в итоге на уровне разговоров всё и затухало. И близко ничего криминального не было.

 

ЧУВСТВУЮ СЕБЯ НА 26 ЛЕТ

— Если продолжаем говорить о вашем возможном возвращении в Беларусь, есть вариант перехода в «Гомель»?

— Никогда не пойду туда. Все же знают, как я судился с клубом за то, что не заплатили мне зарплату. И пусть там уже всё поменялось, не хочу возвращаться в «Гомель». Более того, мне этот клуб в принципе не интересен.

— В вашей карьере был период выступления и в Казахстане. Оттуда интереса нет?

— Нет. Да и там по-другому уже выстраивают футбол, несколько иные принципы приглашения футболистов. Уровень чемпионата вырос, клубы смотрят в паспорт игрока, хотят иметь в своем составе сборников.

— Кстати, 32 года для футболиста — это ветеранский возраст?

— Если у кого-то всю жизнь что-то болит, мучают травмы, то в 32 года можно считаться ветераном. Но про себя могу сказать лишь то, что как в 26 лет себя чувствовал, такое же состояние сейчас. Полон сил и энергии на большие свершения.

— Может, увидим вас и в сборной Беларуси? Как смотрите на такие перспективы?

— Ничего нового не скажу в этом плане. Кто сильнее на данный момент, тот и должен получать вызов в «националку». Независимо от возраста и чемпионата, в котором выступает игрок. В главной команде страны должны играть все сильнейшие футболисты с белорусским паспортом.

— К слову, недавно Михаила Гордейчука назвали лучшим футболистом страны.

— Всё справедливо и заслуженно. Он отлично играет, забивает, отдаёт передачи. Впрочем, могу вспомнить и Ваню Маевского из «Астаны». Он также отлично провел сезон. Вообще, считаю, эти два футболиста на равных претендовали на звание лучшего. И если бы дали награду Ване, также бы сказал, что всё справедливо.

— Об этих игроках в течение сезона всегда было много новостей и разговоров. А вот о вас говорят нечасто, мало пишут.

— Так а что писать? Сыграл, забил. И хватит. Зачем кому-то меня расписывать? Не говорят — и ничего страшного.

— Когда ждать новостей о заключении контракта с новым клубом?

— В ближайшее время, думаю. Пока веду переговоры. Будет бомба? Посмотрим. (Смеется.)

382 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.