Александр ПАВЛОВ: не помогая команде, глупо что-то требовать от неё

Год назад Александр Павлов решил помочь давшему ему дорогу в большой футбол «Днепру» застолбить за собой место в высшей лиге. Могилевчанам удалось сохранить прописку, однако главный тренер команды Александр Седнёв команду покинул. Недавно подписавший новый контракт с клубом Павлов в интервью «СП» поделился мнением о развитии футбола в практически родном городе, рассказал о парадоксах, которые происходят в «Днепре» и предположил, почему молодым белорусским игрокам редко находится место в командах отечественного чемпионата.

Полузащитник Александр Павлов (справа) готовится ко второму подряд сезону в составе Днепра после возвращения в могилёвскую дружину

ЗАДАЧА СТОЯЛА ПО УМОЛЧАНИЮ

— Ехал в Могилёв не на один год. Посмотрим, как будут развиваться события дальше, однако рад, что в итоге удалось продлить контракт с клубом. Мне это удобно, не буду скрывать. Всегда хочется оказаться в таблице выше, чем сейчас. Тем не менее считаю, что задача выполнена, и я также внёс свою лепту. С другой стороны, мы могли выступить и лучше. Конечно, после матча с «Ислочью» уже на финише первенства начали посещать мысли, мол, а если бы там больше очков набрали, тут не проиграли…Всегда хочется забраться выше.

— Руководство «Днепра», по вашим словам, не ставило перед командой конкретных задач на минувший сезон. Игроки имели представление о том, за что они сражаются?

— Задача стояла по умолчанию: остаться в высшей лиге. Больше об этом говорил тренерский штаб, в частности Александр Сергеевич. Нужно было поставить интересную и атакующую командную игру. При этом все понимали, что после первой лиги нужно было остаться в высшей. Это даже озвучивать не стоило.

— Не было ощущения, что всё пущено на самотёк?

— Нет. Случались определённые вопросы по выплатам, однако не сомневался в том, что всё сложится благополучно. Конечно, я считаю, что команде стоит уделять больше внимания, потому что проблем хватает. В частности, есть вопросы по месту проведения тренировок. Хочется тренироваться не на твёрдой синтетике. Сборы желательно проводить в тёплых краях. И так далее. Уже не говорю про задержки зарплат. Если помощь команде не оказывается, то глупо от неё чего-то требовать.

— Вас не радует то, сколько внимания уделяют футболу в Могилёве?

— В целом меня устраивает. Однако как человеку, который встречал и лучшее отношение, хочется, чтобы так было и в нашем городе. Чтобы игроки были одеты, обуты, тренировались на качественном поле, жили на хорошей базе.

— Не обошлось и без финансовых санкций…

— Руководство можно понять: болельщики ходят на матчи и видят, как команда проигрывает 0:5, 0:4, 0:3. Тем не менее иногда получалось довольно комично: некоторые ребята, не получив ни одной зарплаты, были оштрафованы. Однако я как капитан могу сказать, что мы не должны были так опускаться в своих результатах. Особняком стоит поражение от «Славии» в Мозыре со счётом 0:4. Нас просто разбили. Игра надолго засела в сердце.

БЫЛ БЫ НЕ ПРОТИВ, ЧТОБЫ СЕДНЁВ ОСТАЛСЯ

— Задача по сохранению прописки выполнена, а тренер команду покинул. Почему, как считаете?

— Этот вопрос лучше задать ему. У Седнёва есть определённые мысли на этот счёт и своя мотивация. Наверное, после общения с руководством города было принято такое решение. Может быть, он свои задачи ставил. Я поблагодарил его за проделанную работу, поздравил с Новым годом, однако причин ухода не знаю. Но я был бы не против, чтобы он остался.

— В одном из интервью вы упоминали, что до второго прихода в «Днепр» с Александром Седнёвым в одной команде не пересекались. Какие впечатления остались после работы под руководством этого специалиста?

— Знаете, он тренер, я игрок. Причём игрок довольно взрослый. Даже старый. (Улыбается.) Поэтому задачи оценивать тренера, его работу передо мной не стоит. Александр Сергеевич готовил команду в межсезонье, руководил ей в течение всего сезона. Меня всё устраивало. Со стороны казалось, Седнёв знает, что делает. Несмотря на его признание, когда результаты пошли вниз, что не имеет понятия, как дальше поступать. А состояние тогда было действительно плачевное, потому что в определённый момент сезона мы начали много проигрывать, особенно в домашних матчах. Тем не менее уверен, что Седнёв ошибок не допускал: и в подготовке команды к сезону, и в руководстве ей в течение чемпионата.

— Седнёв – один из самых сильных специалистов, с которыми вам доводилось работать?

— Не хотелось бы разделять тренеров на сильных и слабых. Тренеры в любом случае знают больше, чем футболисты. Я таким опытом не обладаю. Играл под руководством хороших тренеров и в «Днепре», и в БАТЭ. Даже от казахского наставника я почерпнул многое. Все оставляли какую-то частичку. Тем не менее всё же отмечу, что наибольший след оставили те главкомы, с которыми вместе работали в Борисове и Могилёве: Виктор Ганчаренко, Александр Ермакович…Даже последний год под руководством Александра Сергеевича был для меня очень продуктивен.

НЕ НА ПРЕДЕЛЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

— С возрастом футболисты начинают всё чаще смотреть на футбол тренерским взглядом?

— Да, и за собой такое же замечаю. Раньше была молодецкая удаль и неудержимость. Конечно, целиком как тренер я игру пока не оцениваю, однако какие-то первые признаки уже появляются.

— Обычно футболистов, которым уже за 30, спрашивают о дальнейших планах на футбольную карьеру и о том, что будет после неё. Как вы на это смотрите?

— Наверное, отвечу, как и все, штампом. Пока здоровье позволяет, буду продолжать играть. Конечно, не всё зависит от меня. Многие тренеры смотрели и будут смотреть в паспорт. Но пока я профпригоден как футболист, поэтому заканчивать не собираюсь.

— То есть дальше пока не заглядываете и не задумываетесь о том, чем планируете заняться после того, как повесите бутсы на гвоздь?

— Подобные мысли уже давно посещают, однако их содержание — это секрет, и раскрывать его пока не хотелось бы.(Смеётся.)

— Вы нормально относитесь к тому, что тренеры, перед тем как подписать контракт с игроком, обращают внимание на его возраст?

— Мне кажется, философию наставников в этом вопросе можно понять. Любому тренеру нужны прежде всего игроки в максимальном расцвете сил, полном здравии и хороших физических кондициях. Поэтому, конечно, все сомневаются в функциональной готовности более опытных исполнителей. Иногда приходится принимать решения в ущерб игрокам постарше. Не знаю, насколько это правильно. Со своей стороны пока что могу сказать, что я способен приносить пользу.

— В вашей карьере были случаи, когда возраст влиял на дальнейшее продолжение карьеры?

— И не только в моей. Допустим, того же Лихтаровича списывали лет пять, наверное, а он всё держался и держался.

— Готовы играть до аналогичного возраста (Лихтарович завершил карьеру в 38 лет. – Прим.«СП»)?

— Это очень философский вопрос…Даст бог здоровье — я буду не против достичь этой планки.

— В своих интервью Александр Седнёв много внимания уделял взаимоотношениям с игроками. Читая высказывания бывшего главного тренера, складывается впечатление, что идеальными их нельзя было назвать.

— Александр Сергеевич не строил общение с игроками так, чтобы это было похоже на разговор двух друзей. Для него есть тренер, а есть игрок. И он этому принципу следовал. Никого не ставил выше остальных, все были одинаковы. Не знаю, была ли какая-то предвзятость. Это лучше у него спросить. Работа была построена лишь на взаимоотношениях игрок – тренер.

— Тем не менее слова главкома о «зажатости» и «непонимании» говорят о том, что не все реплики воспринимались на «ура».

— Не думаю, что здесь дело в каких-то личных отношениях. Представьте себе ситуацию, когда команда стоит на грани вылета. Поэтому игроки в этой обстановке в любом случае будут чувствовать себя не в своей тарелке. В середине сезона мы потерпели несколько крупных домашних поражений. Нас немного «прибило» этим. Некоторые игроки так и не вышли из этого состояния до конца сезона.

— Это была эмоциональная яма?

— Если есть зажатость из-за неудовлетворительных результатов, это, конечно, ямой не назовёшь, но позитивно подобное явление тоже никак не могло сказываться на настрое футболистов, не все в полной мере демонстрировали свои возможности.

— Вы чувствовали, что ваши партнёры скованны на поле?

— Конечно. Где-то излишне сильно прижимались к воротам, где-то не хватало точного удара в завершающей стадии. Не были в нужной степени уверены в себе, поэтому вместо того, чтобы завершать эпизод, зачем-то дальше искали партнёров. Поэтому мячей не так много забито.

— Причина в молодости и неопытности?

— Когда я приходил в команду, мне казалось, что это будет молодой коллектив. Но игроков, которых можно было бы назвать таковыми, я не увидел. Для меня 22-летний игрок не является молодым. Это должен быть футболист со своими принципами. Назовите хоть одного молодого игрока в команде. Может быть, только Денис Левицкий, другие ребята в конце сезона начали выходить. Но это был конец сезона, разовые случаи. И то в некоторых моментах вводили молодых игроков искусственно.

У ТРЕНЕРОВ ПРИСУТСТВУЕТ ЗАЖАТОСТЬ

— На ваш взгляд, когда начинается и заканчивается молодость игрока?

— Мне, не будучи тренером, сложно рассуждать о физиологии футболистов. Возьму за основу себя. Начал играть в 17 лет. Да, меня, может быть, подводили искусственно к основе. И тем не менее считаю, что до 20 лет игроки должны уже привлекаться в главную команду.

— Что, на ваш взгляд, должен показывать футболист в 22 года, который уже, как вы говорите, не является молодым?

— Он должен понимать футбол, а не бегать по полю. Это базовые принципы. Кроме того, надо демонстрировать очень большое стремление и желание проявить себя.

— Вспомните молодого футболиста, который вам больше всего запомнился.

— Много таких было. Тот же Саша Глеб рано заиграл. Просто не всем даётся легко переход во взрослый футбол. Наверное, это две главные ступени в карьере спортсмена: прийти во взрослый спорт и уйти после него. Попасть в профессионалы очень тяжело, поэтому талантливой молодёжи много, а остаются в спорте единицы. Ещё бы вспомнил Антона Путило, одного из представителей очень успешного динамовского поколения. Это индивидуально очень сильный футболист, которых не хватает нашему чемпионату. Таких в нашем первенстве на моей памяти никогда не было. К сожалению, индивидуальности в нашем футболе сейчас в большом дефиците.

— По мнению многих, Путило не смог реализовать свой потенциал…

— Конечно, всегда хочется построить яркую и запоминающуюся карьеру. Да, Антон был весьма перспективным игроком. И его карьера могла сложиться более удачно. Почему ему не удалось полностью раскрыться, лучше спросить у самого Путило или людей, которые к нему близки.

— Почему молодым игрокам не удаётся себя проявить в Беларуси?

— Наверное, это вопрос к нашим тренерам. Как я уже упоминал, меня вводили в состав «Днепра» искусственно. То есть была возможность проявить, раскрыть себя. Сейчас, наверное, у тренеров присутствует зажатость из-за того, что нужно показывать сиюминутный результат. И молодых игроков в таких условиях подпускать тяжеловато.

— С какими чувствами следили за выступлением БАТЭ в прошлом сезоне?

— Хватало своей головной боли. (Смеётся.) Конечно, переживал за ребят в Лиге чемпионов. К тому же очень интересная получилась концовка с борьбой за золотые медали первенства.

— У вас вызвала недоумение ситуация, которая произошла с вашим бывшим партнёром по команде Сергеем Веремко?

— Всё в жизни бывает. Начался какой-то кавардак, на Сергея начали всё сваливать. Не знаю, как на самом деле развивалась ситуация, платил он этот штраф или нет. Поэтому сложно судить о том, насколько всё справедливо.

— Один экс-наставник БАТЭ Александр Ермакович не так давно отправился помогать тренировать московский ЦСКА другому бывшему главному «жёлто-синих» Виктору Ганчаренко. Как думаете, получится добиться успеха?

— Думаю, что проблем с адаптацией у Александра Владимировича возникнуть не должно. Тем более что оба тренера долго вместе работали. Думаю, Ермакович даже по-дружески сможет Виктору Михайловичу что-то подсказать. Всегда проще, когда рядом «свой» человек.

312 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.