Сергей КАБЕЛЬСКИЙ: революцию в моей голове совершил Боровский

Минское «Торпедо» вести к новым вершинам и пытаться завоевать путёвку в высшую лигу отныне будет Сергей Кабельский. Этот специалист поиграл в клубах Беларуси, Украины, России, был помощником таких тренеров, как Леонид Кучук и Сергей Боровский. Сейчас же решил отправиться в самостоятельное плавание. Почему и какими принципами руководствуясь, Сергей КАБЕЛЬСКИЙ рассказал в интервью «СП».

Фото: tarpeda.org

Интересно, что договориться о беседе с наставником минского «Торпедо» оказалось куда проще, чем со многими футболистами. Сергей Марьянович с ходу заявил, что хочет дружить со СМИ и будет открыт для любых вопросов. Именно с такой, во многом удивительной для современного футбола, особенности мы и начали диалог.

ХОЧУ СЛЫШАТЬ МНЕНИЕ ИГРОКОВ

— Многие тренеры заявляют, что будут всё доказывать делом, а разговаривать намерены уже потом. С такой позицией я тоже согласен. И сейчас не собираюсь выдвигать какие-то лозунги. Просто согласился пообщаться, надеюсь, кому-то будет интересно узнать меня поближе, почитать о методах моей работы. Но, повторюсь, что-то декларировать и заявлять, что мы с «Торпедо» будем всех «рвать», не стану.

— Какие у вас принципы в работе? Например, Олег Дулуб, придя в БАТЭ, говорит об уважении футболистов друг другу, к тренерам, журналистам.

— Полностью с ним согласен. Вы можете не дружить, но уважать друг друга обязаны. Это неотъемлемая составляющая профессионализма. Ведь не стоит забывать, что отношения возвращаются бумерангом. Поэтому важно создать в команде единство понимания, ощущений и цели, ради которой мы собрались, то есть настоящий коллектив.

Например в португальской «Лейрии» основной принцип тренерской работы — это так называемая «раздевалка». Нужно создать микроклимат. Работа начинается не с построения игры, не с тренировок, не с теоретических моментов, а именно с объединения коллектива. К счастью, данная тенденция наблюдается и в белорусском футболе. Без этого, считаю, никаких результатов нельзя достичь. Приоритет в моей работе — создать из команды единое целое и смотреть в одну сторону.

— Знаю, что вы после тренировок требуете от игроков говорить своё мнение о занятии.

— Да, это тоже один из моих принципов. Я не задаю вопросы, а даю футболисту слово, хочу услышать его мнение. После тренировки, перед ней, после игры. И я на этом настаиваю. Сразу для игроков это было шоком, но сейчас привыкают, говорят. Мне импонирует, когда человек имеет свою точку зрения, показывает, что он личность и на поле, и в жизни. Я готов выслушать любое мнение, даже негативное. И хочу заметить, что критика (конечно, конструктивная) от подопечного ни в коем случае не повлияет на моё отношение к нему. Нужна коммуникация, которая позволит нам вместе достичь поставленных задач.

— Благодаря этому общению вы стремитесь показать, что не являетесь тренером-тираном, что вас не стоит бояться?

— Если честно, нет такой мысли. Не собираюсь показывать, какой я хороший. Есть принципы работы, и один из них — общение. Когда ты профессионал, не нужно стремиться всеми способами расположить к себе игроков. Они сами потянутся в процессе работы.

КАЖДЫЙ ТРЕНЕР МНЕ ЧТО-ТО ДАЛ

— Вы никогда не были главным тренером, работали только помощником. Сейчас внутренне созрели для новой должности?

— Безусловно. У меня были предложения продолжить карьеру помощником, но мой приоритет — стать главным тренером. В голове мелькнула мысль, что или сейчас, или никогда. Отказался от предложений и ждал, когда позовут на новую должность.

— Владелец «Торпедо» Михаил Мироненков заявил, что вам даже не было важно, в какой лиге работать.

— Это действительно так. Для меня приоритетным остаётся реализация своих задумок, накопленного за 10 лет работы помощником багажа. Он большой, хочется применять на практике свои знания и умения. И тем приятнее делать это в клубе, которому посвятил определённое время. Защищал цвета «Торпедо», выходил с командой в финал Кубка Беларуси. До сих пор помню игры с БАТЭ, с минским «Динамо» при переполненных трибунах, когда с ума сходили фанатские сектора. Хочется всё это вернуть, чтобы «Торпедо» заняло такие же позиции в отечественном футболе, как и раньше.

— Вы сказали, что собираете команду под высшую лигу.

— Не то, что под высшую, просто хотим создать крепкую боеспособную команду, которая поборется за путёвку в элитный дивизион. Конкретно о задачах пока ничего не могу сказать, работаем, готовимся к сезону. Костяк команды сохранён, и это самое главное. Вперёд смотрим с оптимизмом.

— Интересно, что из тех игроков, которые были заявлены на финал Кубка в 2000 году против мозырской «Славии», около 10 человек связали свою жизнь с тренерской работой. Как думаете, почему?

— В тот момент командой руководил Анатолий Иванович Юревич, помогал ему Леонид Станиславович Кучук. И приоритетным желанием у них было выстроить системную работу. Тогда они впервые, наверное, в Беларуси стали применять зонный метод ведения игры. И, соответственно, всё это требовало от футболиста понимания, аналитического склада ума, анализа игры. С футболом в плане многоходовости и количества комбинаций могут поспорить только шахматы. Так что игроки подбирались думающие, соответствующие поставленным требованиям. А если футболист с аналитическим складом ума, то он и наставником будет неплохим. В этом причина, что многие из того состава пошли по тренерскому пути.

— Для вас будет особенным матч с «Энергетиком-БГУ», которым руководит Анатолий Юревич?

— Если честно, даже не думал об этом. Наверное, особенным будет в том плане, что «Энергетик-БГУ» очень сильно прогрессирует, будет интересно сыграть с командой, которая ставит высокие цели. А рассматривать поединок как дуэль между мной и Анатолием Ивановичем не стоит. Приоритет — показать хороший футбол, матч, который доставит удовольствие болельщикам.

— Принципы работы какого тренера из тех, с кем вы сталкивались, больше всего в себя впитали?

— Может, у каждого были свои нюансы, но главное — это системный подход. И вот этот аспект я впитал. Нужно планировать научный подход к тренировочному процессу, практические моменты. Футболиста необходимо обучать, чтобы он развивался. Причём как в игровом плане, так и в человеческом. А кто и что дал мне? Каждый тренер что-то оставил. Почему-то все вспоминают Леонида Кучука, но основную революцию в моей голове произвёл Сергей Боровский. Когда я с ним начал работать после завершения карьеры, столкнулся с системным подходом. До этого не представлял, что можно так проводить тренировку. Данный специалист дал понимание, как нужно работать, показал это на своём примере.

— К работе днём и ночью готовы?

— Конечно. Тем более я и в качестве помощника так трудился. Просто сейчас ответственности добавилось. Но, как раньше работал, так всё и осталось.

— Вы же были тренером-аналитиком?

— Вы знаете, это было просто на бумаге. В том же московском «Локомотиве» все помощники числились тренерами-аналитиками, занимались разбором соперников, своих футболистов. Но уделяли внимание и время и другим вопросам, участвовали в тренировочном процессе. Я работал с защитниками, с молодыми игроками.

КОРОНЫ НА ГОЛОВЕ НЕТ

— Вы как-то говорили, что раньше трудности сплачивали, а сейчас развращают игроков, они становятся сами по себе.

— В сегодняшнее время своих детей заниматься на асфальт не приведут, как когда-то это было в минском «Динамо». Родители будут искать, где хорошие условия, где тепло, комфортно. И современные реалии в какой-то степени отбивают у молодых игроков желание интенсивно работать и выкладываться на 100%. Раньше мы не могли представить, что кто-то кроме нас будет стирать форму. А сейчас всё совсем по-другому. Я не хочу сказать, что хорошие условия приносят какой-то вред. Просто, если ты профессионал, они тебе, наоборот, только помогут. А вот некоторых расслабляют, что не есть хорошо.

— В Португалии вы встречали ужасные поля, которые тяжело представить даже в Беларуси. Но футболисты растут в таких условиях.

— Да, было пару случаев, но это, скорее, исключение. Просто с финансовой точки зрения команды не совсем благополучные, не могли себе позволить хороший газон. Впрочем, само наличие футбольного поля уже о многом говорит. Вообще, там в каждой деревне, посёлке, городке есть условия для игры. Очень много искусственных газонов. И это понятно: лучше постелить поле за 100 тысяч долларов, играть и тренироваться потом долгие годы. А за натуральным покрытием же нужно постоянно ухаживать, это определённые финансовые затраты.

— В Беларуси также вкладывают деньги в футбол, открывают новые стадионы, но заметного развития в виде спорта нет.

— Много вопросов, конечно, в этом плане. В частности, почему бронзовые призёры молодёжного чемпионата Европы не выросли в высококлассных игроков. И сейчас, насколько я понимаю, в национальной сборной хотят сделать костяк из тех футболистов, которые добывали путёвку на Олимпиаду. А почему футболисты не растут, не прогрессируют, для меня загадка. Хотя, как мне кажется, до 23 лет спортсмен должен работать в развивающем режиме, то есть постоянно подвергаться увеличению нагрузок, интенсивности работы. Но у нас молодые игроки попадают в поддерживающий режим, и это результата не приносит.

— Мне вас характеризовали как человека, стремящегося постоянно учиться, узнавать что-то новое, работать и работать.

— Это неотъемлемая часть тренерской профессии. Как только ты остановился, подумал, что всё знаешь, всё умеешь, остановишься на месте. Поэтому нужно развиваться и стремиться к новым вершинам.

— Кому-то может показаться, что ваш переход от работы в РФПЛ, пусть даже в должности помощника, в первую лигу Беларуси — это шаг назад.

— Я так не считаю. Повторюсь, у меня в приоритете была работа главным тренером. И не важно, в какой лиге, в какой стране. Хочется реализовывать свои идеи и задумки. И когда от «Торпедо» поступило предложение, я был несказанно рад. Ведь приглашал легендарный клуб, с именем. И если бы стоял какой-то выбор, «чёрно-белые» всё равно были бы в приоритете. Так что очень рад, что оказался в этом клубе.

— Вы вернулись в Беларусь, а некоторые отечественные специалисты, наоборот, едут в Россию. Евгений Чернухин стал помощником Дмитрия Парфёнова в «Тосно», Александр Ермакович отправился к Виктору Ганчаренко в ЦСКА…

— И это говорит о том, что белорусские специалисты действительно востребованы за рубежом. Потому что у них есть неотъемлемое желание развиваться, расти, работать, не стоять на месте. За счёт этого они и привлекают руководителей клубов в той же России.

— Вы же не намерены останавливаться на минском «Торпедо»?

— Давайте так далеко не загадывать. Личные амбиции, конечно, есть, но о них говорить не хочется.

— Став главным тренером, будете обращаться за помощью к своим наставникам, спрашивать совета, например, у Леонида Кучука, Сергея Боровского? Корона не упадет?

— У меня этой короны ещё нет, падать нечему. Так что никакого труда позвонить им и спросить не составит. Главное, чтобы итоговый результат работы был хороший.

747 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.