Домрачева и компания на старте: уже завтра в Пьенчан!

Первыми белорусскими спортсменами, которые разместятся в Олимпийской деревне горного кластера (он же – основной, в отличие от всех прежних прецедентов, в чём надо видеть ноу-хау корейских организаторов Игр-2018!) должны стать биатлонисты. Уже завтра, 31 января, собравшись в единый кулак, отечественные стреляющие лыжники вылетят позднее-утренним рейсом (10.45 по Германии) из Мюнхена в Абу-Даби. Далее – трансфер на Сеул.

То есть если всё пойдёт по плану, то в первый день последнего зимнего месяца (красивая фразеологическая эклектика, не так ли?!) наши биатлонисты начнут узнавать, «почём фунт лиха» на Белых играх с пропиской в Стране утренней свежести. А может, и не лиха? Кто знает, вдруг Домрачевой и Скардино, Кривко и Алимбековой, Чепелину и Бочарникову так понравятся предлагаемые корейцами бытовые и профессионально-житейские реалии, что ни о каком «лихе» вовсе нельзя будет вести речь?! Если только в варианте «лиха беда начала»!

Дай Бог, чтобы так всё и было. Ведь несомненно, что именно старты в спортивном центре «Альпензия» станут ключевыми для белорусской аудитории спортивных болельщиков, которыми в дни Олимпиад становится вся страна. Причём именно «человек с ружьём», а не простой лыжник (такая уж конъюнктура в Синеокой – так что без цеховых обид!) окажется в эпицентре внимания. Разумеется, вместе с мастерами лыжной акробатики, но у тех в розыгрыше всего два комплекта наград – четыре соревновательных вечера, из которых два имеют квалификационный статус. Всё весьма скоротечно, тогда как биатлон на Олимпиадах, к счастью, долгоиграющий проект.

Если 2 февраля Домрачева и компания получат возможность вжиться в корейское время, то уже в субботу состоятся первые официальные тренировки. Всё на биатлонной части комплекса «Альпензия» откроется в 16.45 местного времени (минус шесть часов – и белорусская привязка), когда правом первой пробы пера воспользуются мужчины. Спустя 180 минут пробьёт женский час. После чего всё закрутится в ежедневном режиме! Первая олимпийская гонка, спринт дам, состоится 10 февраля. Последняя биатлонная гастроль назначена на 23 февраля – эстафета парней. И кто знает, может, в этот праздничный мужской день… Не верится?! Напрасно. Олимпиада – всегда сюрпризная история.

Из трёх адресов

В среду в аэропорт Мюнхена белорусские биатлонисты съедутся из трёх адресов. Первый — мужской: белорусские ребята тренировались в итальянском Антхольце, откуда и выезжали по мере методической необходимости в Риднау, где на прошлой неделе проходил открытый чемпионат Европы.

Два других адреса одновременно и австрийских, и женских. Основная группа – Надежда Скардино, Ирина Кривко, Динара Алимбекова и Надежда Писарева — тренировалась в родных пенатах Альфреда Эдера – Хохфильцене. Условия, как и ожидал опытный наставник вместе со своим белорусским шефом Фёдором Свободой, оказались именно теми, что и требовались. Ночные морозцы сменялись дневными потеплениями, которые, впрочем, никак не вредили блестяще подготовленным трассам. Ведь надо понимать, что помимо белорусских женщин в Хохфильцене в конце января работает и австрийская биатлонная гвардия, включая Симона Эдера, Ландертингера и Хаузер. А уж ради своих кумиров тамошние службы традиционно готовы разбиться в лепёшку. Особенно накануне Олимпиады. Да и немцы подъехали…

Так что всё в Хохфильцене проходило сбалансированно, согласно планам. Благо все приехали на сбор с радостью, что понятно, например, из комментария Ирины Кривко, который она дала вашему покорному слуге ещё по завершении шестого этапа Кубка мира.

— В Антхольце пришлось тяжело, но я всегда здесь чувствую себя проблемно. Где бы ни жила – вверху, внизу, всё одно дискомфорт. Не моё место, не моя трасса. И можно продолжать жонглировать частицей «не». (Смеётся.) Допустим, только стрельба и помогла удержаться на плаву в массовом старте. Правда, на неё я изначально делала ставку. Функционально я сейчас «плыву», нуждаясь в некой передышке. Ещё хорошо, что избежала здешней желудочной инфекции, которая выбила из обоймы Надю Скардино. Но ведь в Рупольдинге помучалась. Поэтому, возможно, кто-то там наверху сказал: «С неё хватит!» Спасибо за это «хватит»! Но приключений в Антхольце, тем не менее, хватало. Уходя со второй «лёжки» в массовом старте, потеряла гоночные очки, незадачливо смахнув их рукой. Потом эти снежные обвалы с лап деревьев. Испугалась. По-настоящему. Ничего же не было видно со спуска. Куда едешь и где успокоишься – неизвестно. Поэтому мысль «скорее в Хохфильцен!» — моя.

Наверное, «скорее в Хохфильцен» мысль и Скардино, для которой нынешний Антхольц вовсе не сложился. Уже чувствуя недомогание, Надежда выступила в спринте, чтобы тем же вечером по-настоящему познать симптомы «желудочной инфекции». В итоге вместо того, чтобы бороться за топ-15 в общем зачёте Кубка мира, один из лидеров белорусской сборной пропустила и преследование, и массовый старт. Обидно? Конечно. Но тот же Альфред Эдер изначально говорил о том, что намерение зарезервировать за собой место в олимпийском массовом старте по итогам Антхольца не есть идея-фикс. От чего наши тренеры, доктора и сама Надежда отталкивались при выборе решения.

Тот же Эдер так объяснил пропуск стартов Скардино: «Можно сказать, что Надя уже в порядке. В последний день Антхольца даже приехала на стадион, чуть покататься. Но в гонку мы её не заявили. Мотивация обыденная: за дни неприятного недомогания спортсменка ослабела, и просто не было смысла напрягать Скардино соревновательной нагрузкой. В Хохфильцене Надя возвратит свои боевые кондиции».

Для Надежды СКАРДИНО этап в Антхольце не сложился, но есть время вернуть боевые кондиции. Фото: Global Look Press

Надеемся, что так и случилось! Сама Надежда оптимистична в своём текущем австрийском резюме: «Всё хорошо!». Включая, видимо, и питание. По крайней мере, судя по отзывам, еда в отеле Леоганга, где квартирует до среды наша команда, на сей раз просто шикарная. Биатлонисты с точки зрения эпикурейства чаще всего совсем не взыскательные люди, далёкие от гурманской привередливости. Но если даже в их среде кулинарному мастерству шефа кухни делаются комплименты, да какие (!), то, значит, повар знает своё дело и готовит «пальчики оближешь». Судя по рассказам, маэстро придерживается стиля «фьюжен», смело дополняя альпийские блюда китайскими «напевами» и особенно тщательно колдуя над соусами. Благодаря чему даже априори пресные вегетарианские этюды приобретают в его исполнении неповторимое послевкусие.

Но если вернуться на трассу Хохфильцена и к белорусским тренировкам на ней, то задачи предолимпийского сбора формулировались понятно даже для дилетантов. Идея – найти баланс между отдыхом и работой, чтобы восполнить резервуары выносливости, которые, разумеется, исчерпываются после большого количества стартов. Именно об этом и говорила ещё в Антхольце Кривко.

Два микроцикла – базовый и развивающий. Наверняка так же будет вестись работа и непосредственно в «Альпензии». Ибо все перелёты и адаптации к непривычному времени (от Европы вовсе «плюс восемь часов») опять потребуют восстановления – сон, свежесть, питание, а затем ребром станет скоростной вопрос, что и есть задача «развивающего микроцикла».

В Хохфильцене, повторимся, всё прошло неплохо. И ту же Алимбекову не стали везти на спринтерскую гонку чемпионата Европы, посчитав, что Динаре лучше пробежать один из женских этапов в воскресной смешанной эстафете. Правда, тут случилась корректировка из-за внезапного покраснения горла Писаревой (это почти традиция), но старт состоялся. Динара «продышалась».

Причём не ради какой-то проверки, экзамена – нет! Алимбековой необходима спортивная практика. Это молодая спортсменка, а значит, её тонус вкупе с психологией нуждаются в особенно тщательном «ведении по сезону». На сам результат в Риднау, не шибко удовлетворительный, попробуем закрыть глаза. Других спортсменок у нас всё равно нет.

…Но вы не забыли, что, помимо мужского Антхольца и женского Хохфильцена, есть и ещё один – третий адрес? Персональный. Дарьи Домрачевой.

Вместе с мужем

Трёхкратная олимпийская чемпионка Сочи-2014 последнюю неделю тренировалась в австрийском Обертиллиахе, где находится альпийская резиденция её супруга Оле Эйнара Бьёрндалена, именно там хранящего свою впечатляющую коллекцию биатлонных наград. И это правильный, надо полагать, выбор.

Во-первых, высота Обертиллиаха соответствует тем задачам, что решала в конце января в своём тренировочном процессе Домрачева. Причём всё у неё прошло по плану с хорошей переносимостью нагрузок. Это, разумеется, отрадно. Во-вторых, дома – это не в гостях. Особенно в такие непростые дни. Причём не только для Дарьи, готовящейся к третьей в карьере Олимпиаде, но и для Оле Эйнара, не отобравшегося на седьмые в своей грандиозной карьере Белые игры.

Тем более что 27 января Бьёрндален отмечал 44-й день рождения, что всегда лучше делать в тех пенатах, которые можно назвать родными. Обертиллиах – именно такое место. И ведь ещё интрига. Вполне возможно, что норвежец таки не пропустит Белые игры-2018, пусть и окажется на них в непривычном статусе… тренера белорусской сборной.

Надо сразу сказать, что шаг, который предприняла Белорусская федерация биатлона, очень сильный, со всех точек зрения, включая и пиар в международных СМИ. Им, пиаром, конечно, сыт не будешь, но есть и практическая сметка, если всё получится так, как задумано. Итак, мы официально попросили предоставить МОК тренерскую аккредитацию Оле Эйнару, и очень трудно предположить, что функционеры олимпийского движения не пойдут в этом желании навстречу легендарному норвежцу, так много сделавшему для «пяти колец».

Если честно, то ваш покорный слуга, реагируя в Антхольце на первые разговоры о путешествии Великого и Ужасного в Пьенчан, поддерживал двумя руками это намерение, но видел иную реализацию проекта. Дескать, Оле попросит VIP-аккредитацию, не дающую, впрочем, права находиться в Олимпийской деревне рядом с Дарьей. Но биатлонный Минск решил всё мудрее, рассчитав «комбинацию» на пару ходов вперёд! Действительно, а почему нет?!

В любом случае сегодня Оле на вполне адекватных основаниях можно возводить в ранг тренера-психолога ДД. От его мужской и профессиональной мудрости и понимания будет зависеть очень многое. Да и для самого Бьёрндалена этот вариант – белорусская отдушина, которая, как знать, ещё и перспективна на будущее.

По крайней мере, женившись на Дарье, став отцом дочки Ксении, Великий и Ужасный стал к нам много ближе и почти родным. Все прежние неприязни, досады и обиды – забыты. Появилось и новое адаптированное прозвище – Олежка. С обязательным уменьшительно-ласкательным суффиксом. За Бьёрндалена стали по-настоящему переживать, по-болельщицки «топить», забыв вчерашний скепсис. Да и в прозвище Великий и Ужасный не было ничего уничижительного.

Литературная отсылка понятна: речь идёт о замечательной и во многом превосходящей оригинал русской версии Александра Волкова сказки «Волшебник Изумрудного города». Именно к этому чародею, называвшемуся Великим и Ужасным, и топали по дороге из жёлтого кирпича девочка Элли с друзьями. Она мечтала, что волшебник отправит её и пёсика Тотошку из сказочной страны домой – на ранчо в Техас. Но тот не оправдал её надежд, оказавшись просто человеком…

Но каким! Выдумщик, фантазёр, смелый экспериментатор, инженер, престидижитатор, воздухоплаватель и, конечно, добряк, умница. А ещё стратег и тактик, что и помогло ему не просто выжить, а утвердиться в мире, где злые волшебницы способны на любую пакость. То есть титул Великого и Ужасного – это как орден за интеллектуальную доблесть и крепость духа. Резюме: Бьёрндалена у нас могли поругивать, но на деле всегда уважали, видя в нём уникального спортсмена и неординарного человека. А уж когда в Изумрудный город к Оле пришла белорусская Элли – тем паче.

И сейчас, отметив свой день рождения, он нам должен помочь. Всё говорит, что Дарья подведётся к своей третьей Олимпиаде в боевых кондициях. Но в победной «химии» на Играх всегда нужен секретный компонент. Чаще всего — любовь близких, любовь любимых. И здесь важно находиться рядом. Да и парадный костюм норвежцу уже сшит. Должен подойти, пусть наши портные работали и без примерки. Но у нас замечательные портные!

Никаких камней

Впрочем, вариант включения Оле Эйнара в белорусский тренерский штаб породил ряд слухов, которые ещё и оттолкнулись от перемен в мужской команде. Хотя на самом деле всё просто. Разумеется, Бьёрндален, если получит рабочую, а не гостевую аккредитацию, сосредоточится на Дарье. Если что-то надо будет подсказать – подскажет, поможет, подстрахует. Но навязываться не станет. Он, к слову, человек деликатный, прекрасно понимающий фабулу этического начала в профессиональных отношениях.

Другое дело, что в мужской команде, действительно, произошла ротация специалистов. Василия Большакова и Николая Лопухова уже не было на этапе Кубка мира в Антхольце. Но говорить об отстранении этих специалистов вряд ли позволительно. Например, Большаков находился в Риднау на чемпионате Европы. Лопухов вполне может вернуться в команду на этапы Кубка мира.

Но на Олимпиаде, как и в Антхольце, с мужчинами предстоит работать дуайену Юрию Альберсу. И только совсем предвзятый болельщик не увидит в этом здравомыслящей мотивации. Сезон у наших парней получается рефлексирующим. Хотя не стоит забывать, что Бочарников обновил-таки персональный рекорд карьеры, а Чепелин зафиксировал свой лучший спринтерский результат, лишь во второй раз в приватной истории пробившись в десятку лучших в Кубке мира. Однако неудач был много, причём болезненных, в первую очередь в эстафетах.

То есть критическое отношение к работе дуэта Большаков/Лопухов – объективная реальность. Перемены напрашивались. Они и произошли в режиме «кадровой ротации». Причём современная задача формулируется просто: в кратчайшие сроки улучшить стрельбу, стрельбу и ещё раз стрельбу. А кого звать для её решения, как не Альберса?!

Что же касается лыжного хода, то, во-первых, сегодня уже невозможно кардинально повлиять на состояние спортсменов. А во-вторых, со скоростью всё не так уж плохо, и к Николаю Петровичу у нас не должно быть претензий. В конце концов, Лопухов не волшебник. Увы, баланс в биатлоне белорусских парней присутствовал не часто, но тут уж есть и другие факторы…

В общем, к дуайену, его работе надо относиться с неизменным уважением – никакого забрасывания камнями. Но даже ради эмоциональной встряски спортсменов метод перемен – дежурный вариант. И ведь нашёл себя в спринте Антхольца Чепелин. После чего, правда, в своей манере зарвался в преследовании и массовом старте. Но в теории может дерзнуть и в Пьенчане, если будет точен.

Что же касается чемпионата Европы, то надо понимать, что гонки в Риднау являлись тренировками в соревновательном режиме, не более того. Отсюда пропуск преследования. Нагрузка «две гонки за два дня» была просто не нужна.

1 195 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.