В четверг Домрачева отдыхала. Организация Пьенчана «отдыхает» всегда

Корреспондент “СП” из Пьенчана

Признаться, первые сформировавшиеся олимпийские впечатления имеют самый противоречивый характер. С одной стороны, корейцы в основной своей массе, если не считать отдельных сумрачных индивидуумов-бук, которые непонятно каким образом угодили в программы Пьенчана-2018, очень доброжелательны и прямо-таки лезут из кожи в желании помочь.

Фото Владимира Нестеровича

Здесь далеки от смыслов

Но компетентность подавляющего большинства волонтёров оставляет желать много лучшего. Это ещё предельно мягкая и корректная формулировка. Причём речь не идёт о «казусе сомнения», что автоматически имеет место быть, когда в одном языковом пространстве «белорусский английский» сталкивается с «корейским английским».

Для прояснения конкретный пример. Специальные корреспонденты «СП» вчера, планируя посетить тренировки биатлонистов, не сразу нашли место отправления автобусов-шатлов в «Альпензию». Но когда нашли, то не поверили своему счастью и захотели уточнить: а найдено ли то, к чему стремились? Или в здешней запутанной транспортной логистике мы опять пошли по ложному следу? Поэтому вступили в диалог с водителем: дескать, скажи, корейский брат, а помчим ли мы с тобой на биатлон? Но потенциальный собеседник к разговору оказался не расположен – вот он, бука! А вот девушка-волонтёр – старшая на стоянке, уже запыхавшись от рывка, включила режим «компенсации».

— На биатлон доедем?

— На биатлон?!

— Ну да, — подтвердили мы, мимически изобразив вначале толкание лыжными палками, а потом и стрельбу.

— О нет, на кёрлинг — нет! – залопотала дивчина.

— Какой кёрлинг?!? Нам надо на биатлон! Это стоянка Т3?

— Да… Вам в Олимпийский парк?

— Нам в «Альпензию»!

— Это – Олимпийский парк, — волонтёр довольно закивала головой. – А куда именно?

— В пресс-центр биатлона.

— В пресс-центр? – Улыбка сошла с её лица. — В пресс-центр – ехать не надо. Он вот там, — старшая по стоянке указала нам на главный пресс-центр, откуда мы и пришли

— Это мы знаем! (удалены несколько крепких выражений. – Примечание Р.В.). Но нам нужен биатлон и тамошний пресс-центр!

— Так вам надо в «Альпензию» на биатлон?!

Опять удалён целый ряд фраз, как минимум трёхэтажной высоты…

Ну, кто ей откажет в желании помочь? В конце концов разобрались, сели в машину и доехали. Тем более что наша героиня оказалась компетентной, а её «торможение» объяснялась боязнью допустить ошибку и отправить дорогих гостей Игр, разговаривающих на таком «не корейском английском», в другую «степь», чем им нужна. Но есть такие ребята и девчата, которые, в принципе, ничего не знают. Уже на биатлонной части «Альпензии» мы спросили дорогу в пресс-центр. В ответ парень и девушка только захихикали, как будто им была предложена явная, хотя и соблазнительная непристойность. И ничего, кроме ужимок. Они не знали правильного ответа. Хотя желаемый объект, как выяснилось через минуту, находился за их спиной… Но вся драма заключается в том, что корейцы очень далеки от зимнего спорта. Они как не понимали, так до сих пор не понимают внутренней кухни, не обнаруживают смысла в очевидных для настоящих ценителей моментах. С этой точки зрения совершенно непонятно, зачем они так бились за право провести в Пьенчане Олимпиаду.

Фото Владимира Нестеровича

Впрочем, имеются и многочисленные технические моменты. Транспортная логистика – тихий ужас. И когда начнутся соревнования, стоит ждать настоящих коллапсов. Так как, не понимая сути той же журналистской работы, корейцы «разгрузили» ночное расписание. Но именно тогда и пробьёт час пик! Однако хозяева хотят спать в привычное для них время.

Подлинный конфуз, к слову, произошёл вчера на «Альпензии». Приехав за полтора часа до начала женской тренировки, мы рассчитывали спокойно освоиться и мирно потрудиться над репортажем и фотографиями. Увы! Прес-центр был закрыт. В четверг он открылся только в минуты поздневечерней мужской сессии. И только давние знакомства помогли получить пропуск на стрельбище, без которого нельзя было бы пройти на «биржу». Общение с тем же Фёдором Свободой висело на волоске!

Так что спасибо профессионалам из ИБУ, хотя запустить людей работать в пресс-центр они так и не решились, ссылаясь на режим работы, разработанный клерками МОК и хозяевами Игр. И каких только эпитетов на различных языках они не наслышались, в принципе, разделяя суждения о «глупости» и «бардаке». Но биатлонный пресс-шатёр пустовал до вечера, зато в лыжном наблюдалось настоящее столпотворение.

Но сейчас — о ещё более волнительном эпизоде. Попытка вашего покорного слуги подключиться к Интернету в главном пресс-центре завершилась неудачей. Точнее, компьютер обнаружил нужную сеть, но после ввода логина и пароля – появлялась надпись «некорректный ввод». И «бан»… Конечно, каждый может ошибиться в наборе цифр. Но не десять же раз подряд! Тем более речь шла о семи цифрах с карты аккредитации – логин, и собственном дне рождения — пароль!

Слава Богу, что, несмотря на это, большинство необходимых сайтов каким-то чудесным образом открывались. Однако не все. Поэтому было принято решение обратиться за поддержкой к здешним специалистам. И началось. Вначале пришёл один эксперт — молодой человек. В результате — только уничтожение всей, интернетовской истории моего белорусского компьютера. Затем появились две девицы – всё то же самое. Наконец, в два часа ночи местного времени оказался вызван некий босс.

Он что-то объяснял, крутил, вертел и всё порывался залезть в системные настройки, против чего услышал резкие возражения. Ибо в Олимпийской медиа-деревне всё было нормально, и смысл проблем очевидно заключался в том, что на системном уровне был неправильно введён в профайл либо день рождения, либо номер карточки аккредитации. Но донести эту простую мысль до босса удалось лишь после вызова спавшей (кстати, почему?) дежурной-волонтёра из Петербурга, которая остудила пыл господина Бо. Дескать, нет – и всё. Она даже повысила голос, что смутило корейцев.

Потом они запросили помощь «третьего уровня», но и от неё пользы было, что мёртвому от припарки. В общем, было сочтено за лучшее обнять господина Бо за плечи, поблагодарить его, назвать «выдающимся компьютерщиком» и спровадить. Как было, так и осталось, если не считать уничтожения всех закладок, подсказок и прочего полезного инструмента, позволяющего экономить время.

Причём, это не единичный случай, о чём рассказала та же соня из Питера. Свои доказательства «многогранности корейской неустроенности в Интернете» были получены именно в минуты написания данного текста. К нам в лыжном пресс-центре подошли коллеги из российского издания «Спорт-экспресс» Наталья Марьянчик и Андрей Иванов.

— Как вы подключились?

— Ха-ха-ха!

— Нас не пускают в систему – «некорректный ввод».

— Ха-ха-ха!

— Может, попросить помощи?

— Ха-ха-ха!

В своё извинение и оправдание заметим, что в нашем смехе присутствовала истерическая нотка… Мы не чёрствые к чужим проблемам. Но нам хватает и своих.

Одно заселение в номер Олимпийской медиа-деревни стоило скольких нервов! Правда, здесь уже корейцы вправе попенять нам на нашу же тупость. Дескать, вам выдали ключи – три штуки, а вы не смогли открыть дверь. Какие недалёкие. Но это ведь такой хитрый замок. Электронный, с подоплёками «секрета». Могли бы производить в месте выдачи наглядные учения.

А то 15 бесплодных минут завершились лишь выражениями, которые опять необходимо удалить. После тяжёлой дороги, занявшей 21 час, бессонной ночи и уже проявившегося олимпийского цейтнота (поэтому репортаж в четверг получился таким куцым на оперативную информацию и подлинный корейский нерв – простите!), иного сложно было ожидать в принципе.

И нам ещё повезло! В эти минуты в этот же 501-й дом Олимпийской медиа-деревни в Канныне дуэт симпатичных волонтёров сопровождал коллегу-ветерана из Германии по имени Антон. Парень даже немного говорит по-русски. Выручили! Сезам открылся!

К слову, само жилое помещение достойно уважение. Надеемся, в бытовом отношении жить нам будет удобно. Просторные, светлые комнаты. Тепло. Холодильник, так обрадовавшийся белорусскому салу, что даже издал звук, похожий на счастливое хрюканье. Наконец, телевизор, со всеми олимпийскими каналами. У спортсменов в номерах подобной роскоши нет. ТВ – только в штабе!

Это уже тепло!

Признаться, условия, в которых прошли вчера биатлонные тренировки, комфортными не показались. Солнце светило для тех же дам ярко, но было и прохладно, и ветрено. Мужчинам, чья официальная сессия состоялась вовсе поздно вечером, было ещё холоднее. Однако! Всё познаётся в сравнении. Общее мнение наших стреляющих лыжников, что с 1 февраля находятся в Пьенчане, таково: значительно потеплело и перестало задувать так, как задувало в первые дни.

Старший тренер женской команды Фёдор СВОБОДА разделил эту позицию.

— Всё у нас, к счастью, нормально. Здоровье у всех спортсменок в порядке – и это сейчас главное. У Скардино были кое-какие проблемки с голеностопом, а потом с тазобедренным суставом, но это – прошлое. Тренировки проходят строго по плану. Сегодня, в четверг, день отдыха предоставлен Дарье Домрачевой. Все остальные поработают над выполнением конкретных заданий.

— Оцените подготовку трасс?

— Хорошая. В этом вопросе нареканий пока нет. Конечно, из-за морозов они медленные – это медицинский факт. Но именно в четверг стало значительно теплее, а кроме того, ждём нового похолодания.

— То есть нынешняя промозглая метеорологическая реальность — цветочки?

— Безусловно. Если вы прилетели в среду, то с ягодками пока разминулись. В том числе и в отношении ветра. Здесь он дует всегда, постоянно меняя направление. Есть у него основной тренд – слева, но необходимо быть внимательным при каждом приходе на огневой рубеж.

— Азиатский Эстерсунд?

— Аналогия уместна. Что-то общее, действительно, есть. Но! Ничего из ряда вон выходящего. Сложностей ветер добавляет, но не критических. На тренировках получается вполне приемлемо закрывать мишени. Тем не менее принципиально важно относиться к стрельбе, будучи готовым к тем условиям, что имеются в Пьенчане.

— Это же можно сказать и о факторе «часового пояса»?

— Разумеется. Мы по-прежнему не стремимся полностью перейти на корейское время, помня о позднем начале всех соревнований. Специально приехали с запасом для того, чтобы иметь страховку на случай запроса организма на полную перестройку. К ней, перестройке, готовы. Однако, пока есть возможность, просыпаемся к обеду, чтобы сохранять свежесть к вечеру. Согласитесь, что даже ничего не делая, накапливаешь и физическую, и эмоциональную усталость.

— А общая адаптация?

— Если вы подразумеваете привыкание к холоду, то оно состоялось.

— Корейская организация?

— Сразу оговорюсь, что хозяева Игр очень радушны, доброжелательны и внимательны. Но из песни не выкинешь и других слов: Корея – не биатлонная и не лыжная страна, что сразу становится очевидно. Подлинного понимания, что надо сделать, для чего это надо сделать и как надо сделать то, что сделать необходимо, – нет. Далеки, весьма далеки. И это никаким старанием не компенсируешь. Поэтому есть накладки. В том числе в организации работы транспорта. Расписание шатлов из Олимпийской деревни до «Альпензии» составлено с огрехами. В автобусы устремляются биатлонисты и лыжники. Все не помещаются. Вынуждены ждать, раздражаться. Хозяева стараются вводить дополнительные рейсы, но получается не всякий раз. В принципе, ничего страшного, и это не жалоба, а простая констатация.

Фото Владимира Нестеровича

— Поговорим о снеге.

— Очень специфический, порошкообразный. Ребята из сервиса трудятся не покладая рук и, надеюсь, эффективно. Они, естественно, тоже ждут потепления и готовятся реагировать. В общем, все верим в хорошее скольжение белорусских лыж.

— Какой будет ваш приоритет по группам в женском спринте?

— Есть два варианта. Первый: если будет холодно, то очевидно, что снег по мере укрепления мороза становится более медленным. Значит, лидеров имеет смысл заявлять в первую группу. Второй: если прогноз о потеплении в воскресенье окажется верным и этот процесс зацепит вечер субботы, то всё кардинально поменяется. Особенно если пойдёт снег. В этом случае первая группа окажется самой сложной.

— Вероятность осадков?

— 50 процентов. (Смеётся.) Так что ждём. Ведь если будет теплеть значительно, к последним номерам может и вовсе глянец появиться.

— По составу на спринт без перемен?

— Да. Планируем заявить Домрачеву, Скардино, Писареву и Кривко.

813 просмотров