Пора бы белорусов отвезти к счастью!

Корреспондент “СП” из Пьенчана

Завтра в олимпийском парке Пьенчана, носящем гордое название «Альпензия», возобновятся биатлонные соревнования. Причём тем видом программы, который привлечёт огромное внимание белорусских болельщиков: женская индивидуальная гонка на 15 км.

Фото Владимира Нестеровича

Проложить маршрут к фортуне

15 км — это классика биатлона, в которой за каждый промах на огневых рубежах стреляющий лыжник автоматически нагружается штрафной минутой. В нашей команде Домрачева и Скардино уже неоднократно доказывали свою расположенность к этой сложнейшей дисциплине. На предыдущих Белых играх в Сочи они вдвоём поднялись на пьедестал почёта: Дарья на высшую чемпионскую ступень, Надежда на третью — бронзового призёра. Так, что сам Бог велел нам, болельщикам, лелеять мечту о долгожданном выигрыше медали. Тем более что Кривко, также способна выступить достойно. В понедельничном преследовании Ирина чувствовала себя не лучшим образом, но к среде её состояние должно нормализоваться.

Другое дело, что в «Альпензии» чрезвычайно много зависит от случая, расположения фортуны. Конечно, можно снисходительно-иронично относиться к ссылкам на стужу и ураганный ветер, ежедневно гуляющий в «Альпензии», да и не только в олимпийском парке. Точно такая же картина в Канныне. Более того, надеяться на какую-то перемену, остановку перманентного «продува» практически не приходится.

«Здесь климат как на Сахалине, — сказал лидер спортивной журналистики Тюмени Дмитрий Рыбьяков. — Я знаю, что говорю, я там служил». Разумеется, последовал и уточняющий вопрос: «А когда там переставало дуть?» Коллега только рассмеялся: «На Сахалине? Никогда!» Вот и здесь не перестанет. Совершенно бесполезно надеяться, что одним сказочным корейским утром или, точнее, полднем, учитывая график жизни белорусских стреляющих лыжников на Олимпиаде, они проснутся и не услышат, как за окном свищет порывистый ветер. Как ни грустно признавать, но Белые игры-2018 волею МОКа засунули в кромешный метеорологический ад, самая подлая подоплёка которого заключается не в холоде, не в сбивающих с ног мини-ураганах, а в не равных соревновательных условиях для участников одного и того же соревнования.

Поэтому приходится констатировать: для того чтобы завтра в гонке на 15 км белоруски смогли наконец-то получить повод для праздничных эмоций, необходимо выполнение не одного, а двух условий. Во-первых, необходимо, чтобы удача взяла Домрачеву, Скардино, Кривко и Алимбекову (ожидаем дебюта Динары на Играх!) под свою опеку. Во-вторых, сами спортсменки должны показать свой максимум, забыв о том, как била по ним судьба в предыдущих гонках, уже состоявшихся в «Альпензии».

Причём била сильно — наотмашь. Скардино, смущённая фокусами-покусами ветра ещё на пристрелке спринта, похоже, пережила настоящий психологический кризис после неудачи в стартовом виде программы. Только обнадёжившая стрельба в преследовании позволила ей восстановить внутренний мир. Или Кривко. Вроде два 17-х места для премьерной Олимпиады и неплохо, но Ирина ведь знает, что способна на большее. А та «физиологическая яма» в понедельник! А ещё появилось мнение, что в «Альпензии» при таких суровых погодных условиях преимущество имеют гораздо более атлетичные и мощные, чем белоруски (Домрачева — тростинка, Скардино и Кривко — малышки), спортсменки.

Обратите внимание, как основательна в нижней части тела француженка Бескон. Кузьмина — сбалансированный атлет. Дальмайер — крепыш, «мужичок»-альпинист, как её называют за кулисами соревнований. Плюс она так часто «хворала», что сейчас у неё выработался «немецкий иммунитет» к стуже. Как завидно! И никто ни в чём Лауру не подозревает, хотя напрашивается подозревать. Ой как напрашивается!

Очень интересно будет, если она сразу после Пьенчана или через год завершит карьеру. И как станет выглядеть в гражданской жизни. Вот, например, с лицом предыдущей немецкой примы Магдалены Нойнер происходят странные, болезненные трансформации. Схожие с теми, что описывались ещё учёными ГДР в их непубличных докладах по итогам работы в секретных лабораториях… Рано или поздно всё вылезет наружу. Или в документах, или в свидетельских показаниях, или в прыщах и фурункулах.

Но вернёмся к нашим отношениям с фортуной. Тот же австрийский наставник сборной Беларуси Альфред Эдер, желая войти в компанейские отношения с госпожой Удачей, перестал бриться в Пьенчане, отрастив пикантные белобрысые усики. Они издали незаметны, но тренер не для красоты пустился на эксперимент. Однако и эта мера пока не в помощь его с Фёдором Свободой подопечным.

И тут стоит задуматься: а может, этот Пьенчан и вовсе проклятое место? Может, заколдованы для нас трассы и стрельбище «Альпензии»? Ведь именно здесь свои последние гонки в статусе главного тренера белорусской сборной отработал недавно ушедший от нас Владимир Плаксин. Именно здесь у нас по-прежнему нет ни одного медального успеха, хотя даже для Дарьи Домрачевой это четвёртый приезд в Южную Корею, о чём «СП» писала за день до церемонии торжественного открытия Олимпиады. Но надо продолжать верить в лучшее, как верил в него герой песни «Зеленоглазое такси»: «… И отвези меня туда, где будут рады мне всегда».

«Кто не работает, тот ест»

Правда, приметы… Знаете, чем начинался рабочий биатлонный вечер понедельника для специальных корреспондентов «СП»? Мы оказались на трансфере в Главном пресс-центре, где коллеге Нестеровичу надо было произвести ротацию фотографического объектива у «фирмачей», аккредитованных на Играх. Кроме того, мы рассчитывали принять участие в приёме, который губернатор здешних окрестностей устраивал для прессы. Начало мероприятия было прописано конкретно — 17.00. Мы успевали перехватить на лету угощенья от его превосходительства и выдвинуться уже с гораздо более бодрым настроением на «Альпензию». Увы…

Фото Владимира Нестеровича

Нам досталась только чайная церемония: дегустация жасминного чая и всяких засахаренных цукатов. А вот суши и какие-то аппетитные шашлычки, варианты здешней пасты и прочее, прочее, прочее — мимо кассы, точнее, не солоно хлебавши. Все деликатесы местной кухни уже манили взор и дразнили обоняние, но корейцы были непреклонны: мероприятие начнётся в 19.00 и ни секундой раньше. Так какого раз такого вы всё вынесли на общее обозрение и писали о 17.00?! Неужели был прав Федя из новеллы «Напарник» — первая часть «Операции «Ы» и других приключений Шурика», который говорил: «Кто не работает, тот ест. Учись, студент!»

А знаете, чем закончился для нас тяжёлый понедельник с поражением женщин-биатлонисток в гонке преследования? Когда мы поздней ночью вышли из Главного пресс-центра, чтобы отправиться на остановку автобуса в Каннын, то обнаружили, что идёт снег, запорошивший плитку. Разумеется, никто и не думал в два часа ночи делать уборку. В общем, не убился — уже хорошо, хотя за продранные при падении штаны досадно. Тем более что водитель заблудился и плутал по окрестностям Каннына, пока мы сами не стали его штурманами. Но ехали не 45 минут, в полтора часа! Такая Олимпиада в Южной Корее. Но надо вырваться из заколдованного круга. У нас должно получиться избавиться от сглаза.

Сергей Минин: ждём 5000 метров

Однако пока вырваться из зачарованного леса никак не удаётся. Во-первых, если этот материал окажется-таки дописанным, то только благодаря журналистской солидарности. Коллеги пришли на выручку и помогли запитать компьютер, так как его подвёл под монастырь собственный кабель. Во-вторых, если вернуться опять-таки в понедельник, то у белорусской сборной произошла ещё одна неудача, помимо биатлонных результатов в преследовании.

На конькобежном овале в Канныне Зуева подверглась дисквалификации на дистанции 1500 метров, и её результат был аннулирован. Учитывая, что, по собственному разумению, это китаянка Тян Руинин — оппонент Марины по третьей паре — агрессивно подрезала нашего скорохода, мы обратились за разъяснениями к тренеру Сергею МИНИНУ.

— Нам хорошо была известна стратегия китаянки, благо Зуева уже соревновалась с ней в одной паре. Тян имеет один из лучших разгонов и стремится использовать этот свой козырь, чтобы затем терпеть на второй части дистанции. Но мы были готовы к быстрому первому кругу китаянки, знали, где добавить, чтобы её обыграть. Задача ставилась следующая: так поработать на первых двух кругах, чтобы на последнем выйти вперёд. Зуева — стайер, и это её законная стратегия на «полуторке». Но Марина и разгон, и первый круг сделала отличный: её график превышал национальный рекорд, установленный на высокогорье в Северной Америке. Китаянка явно такого не ожидала. Она стала выдыхаться, а Зуева её буквально прошивала.

— Но тут и случилась переходная прямая.

— Да. Правило гласит, что приоритет имеет скороход, бегущий по внешней дорожке. На ней находилась китаянка. Однако у спортсменов есть солидарная уважительная по отношению друг к другу позиция — мирно расходиться на дорожках, грамотно оценивая оперативные ледовые ситуации.

— Получается, что формально китаянка права, хоть и подрезала Зуеву?

— Да, но такие действия в нашем виде спорта не приняты. Однако, действительно, формальная правота за ней. В этом меня убедили и судьи, и высокопоставленные чиновники ИСУ, которые хоть и признали, что Тян проявила агрессию, но отговорили подавать протест на дисквалификацию Марины. Его не могли удовлетворить. Без шансов. Да и результат Зуевой уже был не тот, на который она делала заявку. Китаянка буквально «перекрыла кислород», вынудив уйти вбок и практически остановиться. Просто доехала дистанцию.

— Хоть какое-то удовлетворение заключалось в том, что Тян на финише осталась за спиной белоруски.

— Это да. Но в итоговом протоколе, учитывая факт дисквалификации, этот факт не отражён… Всё досадно. Марина в понедельник чувствовала себя очень хорошо. После раскатки сказала, что можно пробовать побить национальный рекорд — 1.56,8. Всё к этому и шло, ибо на последнем круге Зуева, как стайер, держит скорость. Отсюда двоякие впечатления. С одной стороны, дисквалификация — это однозначная неудача. Но с другой — порадовало, что к Марине пришли нужные кондиции, хороший ход. Зуева однозначно почувствовала свою технику, с чем были проблемы на 3000 м. Теперь же есть обратная связь с коньками. А значит, и уверенность с ней. Перед стартом на основной дистанции 16 февраля это крайне важно.

— Всё-таки главная ставка на «пятёрку», а не «трёшку»?

— Конечно. Она в роликах марафонка, у Марины есть успехи в тамошнем Кубке мира. Поэтому, чем длиннее дистанция, тем больше перспектив.

— Кто будет конкурентками Зуевой?

— Конечно, голландки. Но тут очень любопытная ситуация. Подлинная сенсация грянула на внутреннем голландском отборе именно на дистанции 5000 м. Ни Вюст, ни Де Йонг не смогли завоевать право бежать в Канные «пятёрку». Нонсенс. Но для нас, на мой взгляд, лучше, что случилось именно так.

— «Оранжевая» молодёжь традиционно очень злая…

— Всё так, но будем верить в Марину.

— Кроме голландок?

— Японки, канадки и неизменная немка Пехштайн.

— Поговорим о соревновательных условиях. Лёд на овале стабилен или он меняет день изо дня свои качества?

— Как ни странно — второй вариант. Хотя над ним колдует профессиональная канадская бригада из Калгари, которая блестяще справилась со своей задачей год назад на предолимпийской неделе. На «трёшке» был просто ужас, что отметили все: вязли, как в масле. Графики ужасающие.

— И на корейцев это не списать…

— Ну как сказать… Технологи по климат-контролю на овале ведь местные. В любом случае высокотехнологичные голландцы замерили температуру надо льдом и выяснили, что она втрое превышала ту, что была год назад. Видимо, из-за большого количества зрителей на трибунах. Канадские ледовары, обмишулившиеся с местными условиями, приняли меры, и уже на «полуторке» скольжение было образцовым. Зуева это подтвердила.

— В Канныне хоть не так студёно, как в Пьенчане, но тоже и холодно, и ветрено. Как ваши подопечные переносят такую погоду?

— Нормально. Мы крутим на улице «велосипед» — погода не мешает. Конечно, в тёплое дневное время суток. А живём мы уже практически по корейскому времени, хотя и у нас вечерние старты. Ложимся спать около двенадцати ночи.

180 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.