«Золотая» Анна: с медалью, рюкзаком и чувством выполненного долга

Корреспондент “СП” из Пьенчана

Таково расписание интересующих белорусских болельщиков олимпийских соревнований, что вся программа лыжных акробатов пришлась на прошедший уикенд. А к нему, уикенду, мы подошли, прямо скажем, в не лучшем настроении. Несколько досадных разочарований на биатлонном стадионе в «Альпензии» болью отозвались в сердцах.

Фото Владимира Нестеровича

Поэтому женский пятничный финал в экстрим-парке «Феникс», в котором завоевали право выступить две подопечные Николая Козеко – Алла Цупер и Анна Гуськова, ожидался как едва ли не последний шанс поменять олимпийское настроение белорусов с «минуса» на «плюс». Со своей стороны специальные корреспонденты «СП» соблюли все приметы.

Полностью поменяли «лузерский гардероб», сделав ставку на яркие носки красного цвета. Скрестили на удачу пальцы перед тем, как отправиться в неблизкий путь на горный курорт из медиа-деревни в Канныне. Сели на правильные места в шатле, выйдя из него с нужной для приманки фортуны правой ноги. Но каково было наше разочарование, когда мы узрели на трансфере в главном пресс-центре подготовку к банкетному мероприятию – празднованию китайского Нового года, что близко и корейским праздничным порывам!

И не потому, что мы быстро поняли: угощение не про нас, ибо старт дегустации местной кухни был назначен на время, когда Цупер и Гуськова уже должны были готовиться к тренировочным прыжкам. Просто такой казус «мимо пайки» уже с нами случался. Точно так же мы пускали слюнки и облизывались, но так и отправились в «Альпензию» не солоно хлебавши перед женским преследованием, в котором Домрачевой не удалось реализовать своих шансов…

Однако! Подопечные Козеко отринули все субъективные страхи! Причём это касается не только ставшей олимпийской чемпионкой Гуськовой, но и Цупер, чья сверхсложная программа не просто украсила олимпийскую соревновательную программу, но и в целом продвигает фристайл на новый гроссмейстерский уровень!

Как это было

Разъяснение состязательных нюансов ищите в соседних материалах. Здесь — концентрация на эмоциях, которые били пятничным вечером ключом. Погода добавила своих дров в костёр переживаний. Было не так холодно, как несколько дней назад, но всё равно к суперфиналу на четырёхградусном морозе все, естественно, приближались к состоянию сосулек. Особенно мёрзли ноги, хотя над их утеплением все перед выходом на арены колдуют особенно тщательно, используя обогревающие стельки. Но холод ещё ладно.

Ветер – вот главный интриган! Бури не было. Но коварства порывам не занимать. Самое обидное, что более всего он насолил Цупер. Алла надолго застряла на горе разгона перед своим вторым прыжком (тогда же начало снежить). Аналогичная ситуация, только в ещё более драматичной трактовке запуска секундомера, ждала её в заключительной сессии. А ведь она работала «три с двумя» и «три с тремя»! Последний прыжок в итоге оказался сорван: Алла из-за нехватки скорости не смогла прийти в ноги, полетев кувырком. Но даже при этом Цупер благодаря коэффициенту 4.050 до последнего рассчитывала на «бронзу». Не завоевала её, что, конечно, обидно, тем более что в этом нельзя увидеть происков арбитров, оценивавших сам прыжок. Но тому рефери, что запустил секундомер при таком порыве, должно быть стыдно.

К счастью, все удалось компенсировать Гуськовой. Конечно, за Анну, горевшую каким-то неистовством, было тревожно. Не перегорела ли? Ведь раньше это случалось. Причём, к сожалению, неоднократно. А ведь нам так был нужен успех после всех неудач в биатлоне! И Анна справилась! Она уже другая. Гораздо более уверенная в себе. Взрослая. Надёжная.

Её программа тоже нешуточная – тройные сальто с одним и двумя винтами. Первый прыжок вышел отличным – его белоруска выиграла. Второй судьям не понравился, но у Гуськовой оказались четвёртые баллы, гарантировавшие ей право бороться за награды. Третий – блестяще выписанные фигуры в воздухе и приход в ноги, пусть правой рукой Аня, спасая приземление, и коснулась снега.

Но! Во-первых, судьи оценили степень риска и баланс всей работы белоруски. Повторимся, воздух оказался на загляденье. Во-вторых, конкурентки Гуськовой либо упали, либо избрали осторожную тактику с двойными сальто. А на Олимпиадах такие тактические ходы не в чести! Наша Анна – чемпионка!

И с ней сразу стали приключаться весёлые истории. По пути в шатёр, где проходят пресс-конференции, Гуськову остановили для одного обязательного телевизионного интервью. Белоруска смиренно вздохнула и стала ждать вопросов, которых долгое время не было. Всё потому, что интервьюер, явно нежившийся в предолимпийское время под жарким солнцем Африки, оказался не компетентным.

— Итак, с нами Ханя Карасёва!

Гуськова прыснула.

— Стоп! Стоп! – вмешался Козеко. – Она – Анна Гуськова.

— Сорри! — журналист смутился. – Итак, с нами Хана Карасёва…

Гуськова давилась от смеха, хотя и с недоуменным выражением лица.

— Елки палки, — возмутился Козеко. – Я же тебе говорю – Гуськова. По слогам: Гусь- ко-ва. Повторить сможешь? Давай.

— Хусь-ко-вя. О`кей?

— Гуськова!

— О, понял… Итак, с нами Хана Карасёва…

Почему у коллеги в мозги запала фамилия Карасёва — загадка его подсознания, которую, возможно, необходимо решать фрейдистскими методами. Но он ещё раз пять плутал в произношении, пока наконец-то не выдал хоть что-то похожее на правду и провёл-таки флеш-интервью.

Но благодаря ему нам стало весело. Вначале мы все тревожились, потом горели соревновательным огнём, затем кричали до хрипоты и, наконец, развеселились. Включая и Карасёву… То есть, конечно, Гуськову.

Анна Гуськова: я – добрая!

Фото Владимира Нестеровича

В общении с нашей героиней Пьенчана, разумеется, принимал участие и Николай КОЗЕКО, который уже шестые кряду Белые игры выиграл для страны медали.

— Мы очень волновались, как бы Анна не перегорела…

— Она такая энергичная, темпераментная всегда – это её стиль жизнь. Но на этот раз я был спокоен за её психологическую готовность. Вот если бы зажалась, ходила угрюмой из угла в угол — всерьёз обеспокоился. Этого не было – и замечательно. Её открытость – её сила. Волновался. Но, в принципе, была уверенность, что всё сложится благополучно.

— Как был построен её день перед соревнованиями?

— Обычно у нас взвешивание в восемь утра. Но сегодня оно состоялось на два часа позже. Дали девчатам поспать после вчерашнего вечера квалификации. Остальное уже шло в обычном ключе. А вот и наша олимпийская чемпионка!

Анна ГУСЬКОВА: Я возвращаюсь домой 22 февраля…

— Мы не с этого хотели начать разговор!

— Это кто-то у меня спросил другой… Немного растерялась от всех этих поздравлений, аплодисментов. Голова идёт кругом с той секунды, когда поняла, что стала чемпионкой и, по-моему, упала от избытка эмоций на колени. Волнуюсь, переживаю, но… похоже, счастлива. Всё, как будто не со мной произошло. Поэтому для начала я скажу то, что должна сказать обязательно: спасибо моим тренерам, болельщикам, всей стране!

— После квалификации вы прекрасно понимали, как важно абстрагироваться от только завершившихся состязаний. Удалось!

— Если выиграла, то – да. А мысли материальны. С ними надо быть аккуратной. Мне действительно удалось вычеркнуть квалификацию из головы, в пятницу начала всё сначала.

— Как вами выбиралась программа на финал?

— Всегда заранее обсуждаем с Николаем Ивановичем, что буду прыгать. Разногласий не было. Решение общее, и оно себя оправдало.

Николай КОЗЕКО: Не смущайся, привыкай, ты теперь чемпионка.

— Тяжело было ожидать прыжков конкуренток?

Анна ГУСЬКОВА: Я принципиально концентрируюсь на себе. Особенно перед исполнением прыжков: только я сама и мои тренеры, выводящие на попытку. Что происходит на склоне – проходит мимо. Ну а сегодня, когда стала лидером… У меня нет особо чётких воспоминаний, что происходило в те минуты.

— Расскажете о своей чемпионской программе?

Н.К. — Рассказывай, не стесняйся, Переводчик здесь не нужен – свои хлопцы.

А.Г. — Вначале тройное сальто с одним пируэтом. Сделала достаточно хорошо, да?

Н.К. — Да.

А.Г. — Дальше – другая версия того же прыжка, с пируэтом во втором сальто. Получилось, но могла и получше. Наконец, в суперфинале исполнила самый сложный прыжок в моей программе – «три с двумя». Были помарки, которые частенько у меня проскакивают. Могла, например, «достать» свою правую руку, чтобы она не коснулась снега.

Н.К. — Но в целом справилась!

А.Г. — Что и позволило стать олимпийской чемпионкой. Мне поставили те баллы, которые я реально заслужила. Нисколечко, увидев сумму, на судей не разозлилась. То, что сделала, то и получила.

— С погодой вам повезло больше, чем Цупер, которую задуло при втором прыжке?

Н.К. — Аллу ветер подкузьмил и в третьей серии. Пришлось даже накричать на рейс-директора за то, что был включён секундомер, хотя я не дал разрешения на исполнение прыжка. Цупер хочешь не хочешь пришлось пойти на прыжок.

А.Г. — Если честно стараюсь не забивать себе голову оценкой ветровых нюансов, полагаясь на Александра Пенигина, который всегда принимает верные решения. Мне сказали, куда стать и куда поехать, – я встала, поехала и сделала то, что должна была сделать.

— Но с высокой мотивацией?

Н.К. — Ещё бы! Рюкзак у меня выиграла.

А.Г. — Точно!

— Какой рюкзак?

Н.К. — Раритетный. Ему уже лет тридцать скоро будет. С начала 90-х годов – советский. Спонсор ещё тирольский был.

— Анна, вам интересен такой раритет?

А.Г. — Ещё как! Такой крутой! Мне очень нравится. Заключили договор ещё на предолимпийском сборе в Японии: если стану призёром Игр – рюкзак мой. Так он мой, Николай Иванович?

Н.К. — Твой, твой.

А.Г. — Две мечты за один вечер! Каждый ведь спортсмен желает покорить Олимп. Моё время пришло.

— Чего не хватило для медали четыре года назад в Сочи?

А.Г. — Мозгов! В силу этого не хватило многого.

Н.К. — Сложности программы тоже не хватило. Скорость была с избытком.

— Впереди развитие? Благо есть куда стремиться.

А.Г. Да, есть. Обсудим всё с тренером перед началом следующего сезона. А пока мы вас в свою кухню не пустим!

— «Три с четырьмя» манят?

А.Г. — Подождите, подождите! Не заходите на кухню, мы вас пока не пускаем.

— Николай Иванович, телефон и сегодня не взяли на соревнования?

Н.К. — Как можно?! Нет. Приду сейчас и посмотрю.

— Никому из парней другой раритетный рюкзак не обещали?

Н.К. — Давайте к этому вопросу вернёмся после завершения мужских соревнований.

— Николай Иванович, пожалуйста, три характеристики Анны?

Н.К. — Болботушка, яркая, самокритичная.

— Согласитесь, Анна?

А.Г. — Всё так и есть. Я такая, как сказал Николай Иванович. Люблю общаться, разговорчивая, подчас трещу не умолкая. Яркость – это и характер, и гардероб. Не люблю в одежде постоянство. Настроена на позитив. Но если есть минусы – виню себя, а не стороннего дядю. Называя себя по-разному, например, балбеской.

— Добавите от себя какое-нибудь качество?

А.Г. — Добрая!

— Профессиональный спортсмен может себе позволить быть добрым?

А.Г. — На соревнованиях и тренировках – нет. Надо наоборот быть боевой, как будто ты мальчишка. Но наша жизнь не только тренировки и соревнования. Поэтому добрая. Спросите кого угодно.

— Талисман привезли с собой?

А.Г. — Да. Нам в Минске подарили Агрика – он со мной. Лежит на тумбочке у кровати.

— Если к вам воскресным вечером придут биатлонистки во главе с Домрачевой и скажут: дай ради удачи в эстафетах подержаться за медаль?

А.Г. — Конечно! Мы одна команда, одна страна. Пока удавалось общаться не часто, но сейчас отдам все эмоции в поддержку наших ребят и наших биатлонистов. Кроме того, в субботу у Домрачевой свой старт? Так, может, у неё уже будет своя награда.

— Вы приняли золотую олимпийскую эстафету у Аллы Цупер. С ней перемолвились после финального аккорда соревнований?

А.Г. — Наше общение в зоне призёров, откуда Алла, к сожалению, ушла, получилось рваным. Но мы дружная команда. Алла, Саша Романовская и я вообще лелеяли мечту сотворить исключительную белорусскую историю на этих Играх – взять весь пьедестал почёта. Не вышло. Поэтому я и рада, и грущу, переживая за своих подруг. Та же Саша постоянная моя соседка по гостиничным номерам. Здесь тоже. Сейчас мы разделим на двоих и мою олимпийскую радость, и её горе. Но, поверьте, с полной выкладкой в эти дни состязались каждая из нас.

— Как вы вообще выбрали лыжную акробатику?

А.Г. — История простая. Никакого выбора и не делала, это оказалась миссия родителей.

— Где будете хранить золотую медаль?

А.Г. — Не знаю… О, буду носить с собой!

Алла Цупер: четыре года пролетят быстро

Олимпийская чемпионка-2014 Алла ЦУПЕР, хоть и не выиграла медаль на нынешних Играх, не осталась обделена вниманием прессы. Наоборот, с ней – исполнительницей самой сложной программы в финале — стремились поговорить самые разные телекомпании и представители «специального пула». Поэтому когда она наконец-то добралась до отечественных СМИ, то на призыв «Алла, Алла», произнесла не очень располагавшую к началу беседы фразу: «Алла устала…»

Фото Владимира Нестеровича

— Хорошо это понимаем, тем не менее у нас есть вопросы.

— Да, конечно, — смирилась олимпийская чемпионка.

— Ваша оценка собственного выступления?

— Скажу так: я сегодня сделала всё, что могла, выложилась по полной программе. Дошла до суперфинала и, в принципе, до последнего претендовала на выигрыш медали. Конечно, есть досада и неудовлетворение: четвёртое место к тому подталкивает. Кроме того, понимаю, чего не хватило для хорошего исполнения заключительного прыжка «три с тремя» — скорости.

— Из-за ветра?

— Его порывы, причём переменные – то в спину, то в лицо, разумеется, мешали.

— Но вы совершенно сознательно сделали ставку на такую сложную программу – только тройные сальто? Ведь большинство соперниц, в том числе призёры китаянки, работали «двойные»?

— У нас с тренером всё было чётко определено: только «тройные». И в квалификации, и в финале. О двойных сальто речь категорически не шла.

— Качество подготовки трамплина и погодные условия соответствовали вашему выбору или он был с осознанной долей авантюризма?

— В нашем виде спорта элемент риска и неопределённости присутствует всегда. Но в моём выборе он был логично и здраво дозирован. Кроме того, абсолютно уверена: пробейся в суперфинал китаянка Ксю Менгтао, вы бы увидели «три с тремя» и в её исполнении. Ибо трамплин, склон – всё было хорошо. Погода, да, мешала, но тоже не критично.

— Она ещё и стала меняться. Причём именно перед вашим вторым прыжком – на горе разгона сильно задуло.

— Так и было. Застряла я и перед заключительным прыжком. Сильный порыв. При таком нереально осознанно подобрать правильную скорость. Или повезёт, или нет. Мне не повезло. Скорости чуть не хватило, а значит, и амплитуды.

— После последнего прыжка соревнований, в котором китаянка Конь Фанью тоже упала, жила надежда остаться на третьем месте?

— Да. Но только в проекции на то, что надежда умирает последней. А так я, конечно, понимала, что китаянка сумела хоть уехать после падения, чего не получилось у меня. Без выката, увы.

— Алла, вы всё равно молодец! А четыре года пролетят быстро…

— Очень быстро. Они, эти четыре года, пролетают как одно мгновение, что мне уже прекрасно известно.

— Тогда какие мысли насчёт Белых игр-2022 в Пекине, до которых «одно мгновение»?

— Сейчас ничего не скажу вам конкретного. Мне надо немного отдохнуть, расслабиться после по-настоящему тяжёлых тренировочных и соревновательных дней.

— Давайте переформулирую вопрос: вы получили удовольствие от этого возвращения в профессиональный спорт?

— Да. Это совершенно точно. Получила. Поэтому… Может быть, я стану для кого-то примером. Не стоит останавливаться на достигнутом. Никогда. Надо всегда идти вперёд.

— «Три с четырьмя» войдут в регулярную женскую практику?

— В Сочи-2014 австралийка Лидия Лассила, вчера завершившая карьеру, пошла на исполнение. Есть ещё американка Эшли Кэлдвелл, здесь не вышедшая в финал, но имеющая в своём арсенале «три с четырьмя». Так что потихоньку, потихоньку дело пойдёт. Но и двойные сальто, которые исполнялись нынче в финале, достойны уважения и высоких оценок.

— Что пожелаете нашим ребятам?

— Веры в себя, стоять на приземлении. Буду очень за них болеть. Они готовы биться за награды.

633 просмотров

Ваш e-mail не будет опубликован.